Жалоба на руководителя за несоответствующую действительности характеристику

В предыдущем разборе было высказано предположение, что набор статей УК Литвы, по которым обвинялся Вячеслав Титов, – пристрелка, потому что статьи “Антифашистская деятельность” в литовском УК (пока) нет.

Понятно, что с позиций “национальной безопасности” деятельность Титова надо было осудить, но вот поиск соответствующей статьи оказался для прокуратуры тяжким испытанием. Пришлось обращаться за помощью.

“Политкорректор”: дело Титова – часть I

В приговоре Клайпедского участкового суда приводится позиция Департамента государственной безопасности Литвы:

“1. Оценка ДГБ совпадает с выводами анализа, указанного в служебном рапорте Клайпедской участковой прокуратуры Клайпедской окружной прокуратуры (Клайпеда-2) от 19.12.2018, о распространяемой Вячеславом Титовым информации. Распространяемая В.

Титовым информация оценивается как умаляющая государственность Литвы и не совместимая с интересами национальной безопасности Литвы. Умаляя государственность Литвы, В. Титов распространяет не соответствующую действительности информацию о проходившей в Литве в 1944–1953 г.

партизанской войне против оккупации Советского Союза (СССР), о якобы возрождающемся в Литве нацизме и возрастающей русофобии.

Он сотрудничает (участвует в передачах и/или дает интервью) с ведущими агрессивную пропаганду против Литвы институциями власти России или принадлежащими близкими к Кремлю олигархам телевизионными каналами и новостными порталами интернета, деятельность которых нарушает интересы национальной безопасности Литвы.

2. Распространяемая В. Титовым информация соответствует интересам России, осуществляющей агрессивную иностранную политику. Кремль стремится увеличить влияние в бывших странах СССР (также и в Литве) и изменить в части этих государств выбранное направление евроатлантической интеграции.

Для увеличения влияния Россия выбирает разные инструменты, среди них один из важнейших и активнейших используемых против Литвы – это пропаганда.

В проводимых пропагандистских кампаниях Россия обвиняет Литву в систематическом нарушении прав русскоговорящих и сознательном поощрении возрождающегося нацизма и якобы растущей русофобии.

В пропагандистских сообщениях Литва представляется как разжигатель войны, а расположение передовых сил НАТО в Литве изображается как подготовка к нападению на Россию.

Систематически распространяемыми пропагандистскими сообщениями Россия пытается уменьшить доверие жителей Литвы к институциям власти, Европейскому союзу и НАТО. В 2018 г.

пропагандисты Кремля много внимания уделили дискредитации значимых для Литвы исторических дат и личностей (особенно связанных с партизанской войной 1944–1953 г.). Отмечается, что В. Титов активно распространяет эти указанные рассказы пропаганды России”.

Литва готовится обмениваться шпионами

Ну и далее уже набившая оскомину трескотня, однако то ли статьи “шпионаж-лайт” (феномен, названный и изученный Владимиром Линдерманом) еще нет в литовском УК, то ли… не знаю, что. Потому что предполагать, что прокуратура “постеснялась” предъявлять это обвинение Титову – не приходится.

“Шпионаж” от “шпионажа-лайт” отличается прежде всего тем, что государство, в пользу которого работает “лайт-шпион” (“соответствует интересам России”), часто просто не в курсе, что у него “на местах” такая разветвленная резидентура.

Поскольку никакие формальные отношения его с “лайт-шпионом” не связывают – ни явные, ни секретные. Иначе как объяснить тот факт, что и деньги на адвоката Вячеславу пришлось искать самому, и деньги на штраф собирать с протянутой кепкой? Насколько я понимаю, все именно так и было.

На этом сюжет можно было бы и закончить, если бы не результаты недавних социологических опросов в Литве, проведенных компанией Vilmorus. Проанализировавший их результаты политолог Александр Носович пишет:

“Абсолютное большинство литовцев считает слишком жесткой политику своей страны по отношению к России и выступает против роста военных расходов.

Литовский истеблишмент из-за этого даже вступил в публичный спор со своим народом: президент Гитанас Науседа упрекнул литовцев в политической несознательности из-за нежелания отдавать деньги на армию.

Впервые непопулярность курса правящего класса на конфронтацию с Москвой в Литве стала столь очевидной.

Несовпадение официального курса с отношением населения столь отчетливо бьет в глаза, что литовцам решил попенять на политическую несознательность глава государства.

“Я буду стремиться к тому, чтобы мы поняли одну простую вещь – если мы хотим сэкономить на своей безопасности, тогда да, разумеется, пенсии мы можем получать и от другой страны. В Литве власти повышают расходы на оборону, публично заявляя, что это делается ради “отражения российской угрозы”, – заявил президент Литвы Гитанас Науседа.

Впервые конфликт правящей верхушки с простыми литовцами из-за проводимой политики обозначился настолько резко.

Народ выбирает безусловным приоритетом решение проблем в социальной сфере. Неудивительно. Страна, являющаяся мировым лидером по алкоголизму и европейским по самоубийствам, входит в “почетные” первые тройки по нищете, по убийствам, по смертности населения, по эмиграции”.

На фоне таких данных ставить знак равенства между “интересами национальной безопасности” и “интересами жителей Литвы” становится не просто трудно, а невозможно. Потому что “абсолютное большинство литовцев” против “интересов национальной безопасности” в понимании литовской Охранки.

Почему Палецкис – “шпионский мост” между Литвой и Россией

Сюжет 4: “Живые и мертвые”

На фоне предыдущего сюжета интересно рассмотреть обвинение Титова по ч. 2 ст. 313 УК Литвы.

Из приговора Клайпедского участкового суда: “При обсуждении вопроса об увековечивании памяти А. Р.-В. Титов заявил членам комитета: “Вы действительно считаете, что стоит увековечивать такого человека, которым было убито 8 тысяч мирных жителей и детей?”.

Также суд привел запись Титова в от 19.07.2018: “Таким националистическим преступникам против мирного человека не место для увековечивания в нашем городе Клайпеде. Тогда его (А. Р.-В.

) считали руководителем националистического бандитского формирования (движения вооруженного сопротивления Литвы), а в контексте сегодняшних дней его можно было бы назвать “лидером террористической организации”, занимающимся террором против своего народа… Это первый случай, когда в Клайпеде планируется героизировать “национального преступника”.

За репосты: как Литва накажет тех, кто не признает героизм Раманаускаса-Ванагаса

Ч. 2 и 3 ст. 313 УК Литвы (в Google-переводе) “Презирая память погибшего” выглядят так:

“2. Любой, кто публично распространял ложные обманы в отношении умершего, что может привести к неуважению к людям или подрыву его памяти, совершил проступок и наказывается общественными работами, штрафом, лишением свободы или арестом.

3. Лицо несет ответственность за действия, предусмотренные в пунктах 1 и 2, только в случае подачи жалобы потерпевшим, заявления его законного представителя или ходатайства прокурора”.

Статья, как нельзя более подходящая для обвинения Вячеслава, если допустить, что его “ложные обманы” не соответствуют действительности, и А. Р.-В. – невинная жертва “геноцида литовского народа”. Кстати, возвращаясь к теме “геноцида литовского народа”, приведу одну цитату из решения участкового суда, на которую сначала не обратил внимания:

“Органы СССР, боровшиеся с сопротивлением в Литве, пытались задержать или уничтожить А. Р.-В. с того момента, как он начал партизанскую борьбу. Он упоминается во многих оперативных делах советской безопасности”.

Ни один “геноцид” не ставит перед собой задачу “задержать или уничтожить”, а только “уничтожить”. Но это так, в скобках.

В ст. 313 УК Литвы крайне интересен как объект преступления, так и порядок привлечения к ответственности. Объект преступления описывается юридическим словарем так:

“Объект преступления – один из четырех элементов состава преступления; конкретные, охраняемые уголовным законом общественные отношения, на которые посягает виновный”.

Что в данном случае является объектом преступления? Память об ушедших. Специально привел эту статью в Google-переводе, чтобы читатели видели то же, что и я. “Погибшие” – умершие насильственной смертью, “умершие” понимаются в основном как умершие естественной смертью, так что тут возможны варианты.

https://www.youtube.com/watch?v=Nvc7B1iPPfA

Является ли сохранение (и охранение) памяти об ушедших (погибших?) моральной целью? Безусловно. Особенно в наше время тотального беспамятства и “клипового мышления”.

Однако представить себе общество, в котором добрая память об ушедших охраняется именно уголовным законом, а не общественным порицанием, мне сложно.

В голову приходит только конфуцианский Китай с его культом предков, “сыновьей почтительностью” (сяо) и “почтительностью к старшему брату” (ди).

Я – убежденный сторонник школы естественного права (это там, где права человека), в которой существует понятие “правового закона”. Основная характеристика правового закона – его социальная обусловленность.

Если попросту, то закон должен вырастать из жизни и быть реально необходимым.

Давайте вспомним: “Страна, являющаяся мировым лидером по алкоголизму и европейским по самоубийствам, входит в “почетные” первые тройки по нищете, по убийствам, по смертности населения, по эмиграции”. Это – про живых, и это никакие не журналистские выдумки, а реальные факты.

На таком фоне подобная гипертрофированная и охраняемая уголовным законом забота о памяти мертвых выглядит… неестественно. И кто на таком фоне несет ответственность за нищету и доведение до самоубийства, за то, что народ валом валит из страны? И какую ответственность?

Если изучить порядок привлечения к ответственности по рассматриваемой статье и ее формулировки, то они заставляют предполагать иной объект преступления, нежели защита “памяти погибшего”.

Источник: https://baltnews.lt/mir_novosti_/20191204/1019618067/Politkorrektor-delo-Titova.html

Апелляционное определение московского городского суда от 10.12.2018 № 33-54233/2018

Жалоба на руководителя за несоответствующую действительности характеристику

Документ предоставлен КонсультантПлюс

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 10 декабря 2018 г. по делу N 33-54233

Судья Сало М.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского судав составе председательствующего Пильгуна А.С.,и судей Кочергиной Т.В., Раскатовой Н.Н.,при секретаре Х.,заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Пильгуна А.С. дело по апелляционной жалобе истца Л. на решение Коптевского районного суда г. Москвы от 15 октября 2018 года, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований Л. к ООО «Фаворит Девелопмент» о защите чести, достоинства, компенсации морального вреда — отказать.

установила:

Л. обратился в суд с иском к ООО «Фаворит Девелопмент» о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда.Исковые требования мотивированы тем, что ответчик ООО «Фаворит Девелопмент» является бывшим работодателем истца.

В возражениях на исковое заявление по гражданскому делу N 2-787/18 представителем ответчика З* суду на истца дана характеристика, которая не соответствует действительности, порочит честь, достоинство, деловые и профессиональные качества истца.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, истец просил суд привлечь З* к уголовной ответственности за клевету с использованием служебного положения, взыскать с него компенсацию морального вреда 500 000 руб.Л.

в судебное заседание суда первой инстанции явился, исковые требования поддержал, просил иск удовлетворить, указал, что в Коптевском районном суде слушалось гражданское дело по трудовому спору с теми же сторонами, при этом работодатель в усиление формирования негативного облика Л.

составил не соответствующую личным и деловым качествам заявителя характеристику, письменный текст которой передал вместе с возражениями на иск суду с приобщением к материалам гражданского дела. С содержанием характеристики истец категорически не согласен и находит свои права нарушенными, поскольку затронута его честь и достоинство.

https://www.youtube.com/watch?v=I5ZoBdcB-R4

Представитель ответчика ООО «Фаворит Девелопмент» в судебном заседании возражала против удовлетворения иска, просила отказать бывшему работнику в удовлетворении заявленных требований, часть из которых не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.Судом первой инстанции постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого по доводам апелляционной жалобы просит истец Л.

Проверив материалы дела, выслушав истца Л., представителя ответчика ООО «Фаворит Девелопмент» по доверенности П., обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для отмены обжалуемого решения не имеется, так как оно постановлено в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями законодательства.

Судом первой инстанции установлено и подтверждается материалами дела, что ранее состоявшимся решением Коптевского районного суда г. Москвы от 16 июля 2018 года частично удовлетворены исковые требования Л. к ООО «Фаворит Девелопмент» об обжаловании приказа о наложении дисциплинарного взыскания, восстановлении на работе, возмещении убытков, компенсации морального вреда.

Из указанного решения следует, что в период с 29 декабря 2017 года по 15 февраля 2018 года истец состоял в штате организации ответчика в должности ***. За период работы истец неоднократно ненадлежащим образом исполнял свои должностные обязанности, в связи с чем был привлечен к дисциплинарной ответственности в форме выговора, что оформлено приказом от 09 февраля 2018 года, а впоследствии уволен.

Факт неоднократного неисполнения должностных обязанностей подтверждается наличием в материалах гражданского дела N 2-787/2018 следующих документов:— докладная записка от 08 февраля 2018 года сервис-менеджера Е* на имя генерального директора организации ответчика, в которой содержится информация о том, что Истец неудовлетворительно исполнял свои трудовые обязанности;— докладная записка от 09 февраля 2018 года, составленная мастером цеха А* на имя генерального директора организации ответчика, в которой содержится информация о том, что истец неудовлетворительно исполнял свои трудовые обязанности, в результате чего «простой в работе кузовного цеха составил 2 часа»;— докладная записка от 14 февраля 2018 года, составленная мастером цеха К* на имя генерального директора организации ответчика, в которой содержится информация о том, что истец неудовлетворительно исполнял свои трудовые обязанности, в частности «пригнал в цех другой автомобиль», что повлекло сбой в работе кузовного цеха.В решении суда от 16 июля 2018 года также отражены показания свидетелей К*, А*, А* и К*, которые суд признал относимыми и допустимыми, поскольку показания даны свидетелями последовательно, согласуются между собой, подтверждаются письменными материалами.Также генеральным директором ООО «Фаворит Девелопмент» З* была предоставлена служебная характеристика истца как работника, который показал себя с отрицательной стороны, к своим обязанности относился небрежно, часто нарушал сроки сдачи и исполнения поставленных ему задач, отказывался от выполнения должностных обязанностей по неуважительным причинам.В решении Коптевского районного суда г. Москвы по гражданскому делу N 2-787/2018 установлено, что дисциплинарное взыскание в виде выговора истцу является законным и наложено с соблюдением ст. 193 ТК РФ.Приказом N 2-к от 14 февраля 2018 года на истца наложено дисциплинарное взыскание в виде увольнения за ненадлежащее исполнение своих трудовых обязанностей, приказом N 8/л от 15 февраля 2018 года истец уволен по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с неоднократным неисполнением работником без уважительных причин трудовых обязанностей.Основанием для восстановления истца в прежней должности по решению Коптевского районного суда г. Москвы от 16 июля 2018 года по гражданскому делу N 2-787/2018 стало формальные обстоятельство — нарушение ответчиком процедуры увольнения истца, а именно: не предоставление истцу двух рабочих дней для подачи объяснений, в связи с неисполнением истцом своих трудовых обязанностей, и вынесением в тот же день приказа N 2-к о наложении дисциплинарного взыскания в виде увольнения. Дисциплинарные взыскания, наложенные ответчиком на истца, неправомерными или необоснованными решением Коптевского районного суда г. Москвы от 16 июля 2018 года не признавались.В соответствии со ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.Как следует из разъяснений, данных в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 3 от 24.02.2005 г. «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», по делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 ГК РФ значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной форме хотя бы одному лицу.Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок (например, не могут быть опровергнуты в порядке ст. 152 ГК РФ сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном ТК РФ).Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.Разрешая заявленные истцом требования, суд первой инстанции, руководствовался вышеуказанными нормами права, учел положения ч. 2 ст. 61 ГПК РФ, проверил доводы сторон, представленным доказательствам дал правовую оценку и признал, что истцом объективных доказательств распространения ответчиком каких-либо сведений, не соответствующих действительности, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина, не представлено.При этом суд первой инстанции исходил из того, что оспариваемая истцом характеристика не была распространена в средствах массовой информации или доступна третьим лицам, данный документ был представлен только в материалы гражданского дела N 2-787/2018 по рассмотрению конкретного трудового спора между сторонами, что не может признаваться распространением ответчиком каких-либо сведений порочащего характера об истце.Как верно указал суд, содержащаяся в характеристике информация носит оценочное суждение автора этого документа, как личное мнение ответчика в качестве работодателя об истце, как о работнике. Выраженное в характеристике суждение не имело оскорбительной формы, в нем не содержатся прямых оскорблений в адрес истца или сведений, порочащих честь и достоинство Л. как человека и гражданина. Данное мнение ответчика изложено при реализации Л. своего права на судебную защиту и не служило цели распространения порочащих сведений об истце, в связи с чем не затрагиваются его права как человека и гражданина.При таком положении, суд пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении заявленных истцом требований о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также компенсации морального вреда, которое является производным от основного требованием.Разрешая требования Л. о привлечении З* к уголовной ответственности, суд правомерно исходил из того, что данные требования не подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, в том числе потому, что Л. подает такие требования без надлежащего предупреждения его самого об уголовной ответственности за заведомо ложный донос.Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции соглашается, поскольку они основаны на правильном применении норм материального и процессуального права и представленных сторонами доказательствах, которые всесторонне и тщательно исследованы судом и которым судом в решении дана надлежащая правовая оценка.Как разъяснено в пункте 11 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 года N 3, судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда сведения, по поводу которых возник спор, сообщены в ходе рассмотрения другого дела участвовавшими в нем лицами, а также свидетелями в отношении участвовавших в деле лиц, являлись доказательствами по этому делу и были оценены судом при вынесении решения, они не могут быть оспорены в порядке, предусмотренном статьей 152 ГК РФ, так как нормами ГПК РФ и УПК РФ установлен специальный порядок исследования и оценки данных доказательств. Такое требование, по существу, является требованием о повторной судебной оценке этих сведений, включая переоценку доказательств по ранее рассмотренным делам.В ходе судебного разбирательства настоящего гражданского дела судом первой инстанции установлено, что характеристика, которая, по мнению истца, содержит сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию, являлась предметом рассмотрения в рамках гражданского дела N 2-787/2018 об обжаловании приказа о наложении дисциплинарного взыскания, восстановлении на работе, возмещении убытков, компенсации морального вреда, следовательно, не может быть предметом оценки в рамках гражданского дела в порядке ст. 152 ГК РФ.Доводы апелляционной жалобы не опровергают выводов суда первой инстанции и направлены на иную оценку имеющихся в деле доказательств, а также иное толкование закона. Данное обстоятельство, равно как и само по себе несогласие с выводами суда первой инстанции по существу спора, основанием для отмены решения не являются.Суд первой инстанции с достаточной полнотой исследовал обстоятельства дела, значимые по делу обстоятельства судом установлены правильно. Нарушений норм материального и процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, судом не допущено, в связи с чем решение суда является законным, обоснованным и отмене не подлежит.

https://www.youtube.com/watch?v=CNpT1rXqM7c

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия,

определила:

Решение Коптевского районного суда г. Москвы от 15 октября 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу истца Л. — без удовлетворения.

——————————————————————

Источник: http://www.v2b.ru/documents/apellyatsionnoe-opredelenie-moskovskogo-gorodskogo-suda-ot-10-12-2018/

Ваши права
Добавить комментарий