Взыскание убытков, упущенной прибыли

Убытки | Упущенная выгода | Юридические услуги | Защита в Суде / Капитал Ресурс

Взыскание убытков, упущенной прибыли

В условиях существующего гражданского оборота взыскать убытки возможно только обратившись в судебные органы. Возмещение убытков представляет собой очень сложный вид взыскания денежных средств и требует профессионального подхода специалиста.

В основном арбитражные суды отказывают в возмещении убытков по причине незнания обывателя необходимых условий и оснований для взыскания. Во избежание подобных отказов необходимо уже на начальном этапе обратиться за помощью арбитражного юриста.

Понятие убытков

Статья 15 Гражданского кодекса Российской Федерации. Возмещение убытков 1. Лицо, право которого нарушено, может требовать полное возмещение причиненного ущерба, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

2.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также не полученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещение ущерба наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.
Таким образом, взыскание убытков является способом защиты гражданских прав.

Виды убытков

Гражданское законодательство России называет 2 вида убытков:

Реальный ущерб – расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества.

Упущенная выгода – не полученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

При разрешении споров, связанных с взысканием материального ущерба, размер не полученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных денежных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено.

Основания для взыскания убытков

Необходимым условием для взыскания убытков по российскому законодательству является наступление гражданско-правовой ответственности, которая образует состав гражданского правонарушения (наступление деликтной ответственности).

Взыскать убытки в арбитражном суде возможно при наличии следующих условий:

– факт наступления вреда;

– противоправность (незаконность) поведения причинителя вреда (нарушение права лица);

– вина причинителя вреда;

– причинно-следственная связь между действиями причинителя и наступившими у лица неблагоприятными последствиями;

– доказанность размера убытков.

Определение размера убытков

При определении размера убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, – в день предъявления иска.

Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения. При определении упущенной выгоды необходимо учитывать предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

Соотношение убытков и неустойки (штрафа, пени)

Соотношение убытков и неустойки нашло свое отражение в статье 394 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. Законом или договором могут быть предусмотрены случаи: – когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков; – когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки;

– когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки.

В случаях, когда за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена ограниченная ответственность, убытки, подлежащие возмещению в части, не покрытой неустойкой, либо сверх ее, либо вместо нее, могут быть взысканы до пределов, установленных таким ограничением.

В конечном счете мы доказываем суду, что истец принял всевозможные меры для снижения размера убытков и упущенной выгоды, либо обосновываем невозможность принятия таких мер или экономическую нецелесообразность.

Источник: https://capitalresource.ru/ubytki-upushhennaya-vygoda.html

Взыскание убытков в виде упущенной выгоды

Взыскание убытков, упущенной прибыли

Гражданскому законодательству известны следующие виды убытков: реальный ущерб и упущенная выгода. Сами по себе убытки отождествляют расходы, которые человек понес или должен будет понести для того, чтобы восстановить свое право, а также утрату или повреждение имущества. Такие убытки именуются реальным ущербом.

Мы очень часто даже не задумываемся, насколько часто сталкиваемся с реальным ущербом. Примеров тому масса. Например, вы купили в магазине смартфон, а через месяц обнаружили заводскую неисправность.

Логично, что для обеспечения себе сотовой связи вам будет необходим телефон, поэтому в случае утраты жизнеспособности первого, вам придется купить новый. В этом и заключается реальный ущерб.

У гражданина образовался незапланированный расход на покупку нового телефона, который вышел из строя не по его вине.

Пример посерьезней – когда из-за недобросовестного поведения лица, человек теряет права собственности на квартиру. И в том, и в другом случае способом защиты права выступает взыскание убытков в форме реального ущерба.

Но кроме реального ущерба, среди видов убытков можно выделить упущенную выгоду. Таковой признаются доходы, которые человек бы получил, будь его право не нарушено. Представьте, что у вас большой продуктовый гипермаркет, и в начале недели вам должны были поставить товар.

Но ввиду ненадлежащего исполнения своих обязанностей перевозчиком, товар поступил только в конце недели. Целую неделю гипермаркет был закрыт. Представьте себе, сколько прибыли потеряно из-за отсутствия покупателей.

И именно в этом случае речь идет об упущенной выгоде, то есть тех доходах, которые бы получил гипермаркет, если бы товар пришел в срок.

Конечно, доказать таковую гораздо сложнее, чем реальный ущерб. Ведь при реальном ущербе расходы, как правило, очевидны, и подтверждаются чеками, платежными документами, договорами. При упущенной выгоде все не так-то просо, поскольку надлежит доказать то, что было бы теоретически, но не произошло в реальности. И сегодня мы постараемся ответить на наиболее волнующие вопросы в этой сфере.

4 ФАКТОРА УСПЕХА В ДОКАЗЫВАНИИ УПУЩЕННОЙ ВЫГОДЫ Судебная практика ВЫВОД

4 ФАКТОРА УСПЕХА В ДОКАЗЫВАНИИ УПУЩЕННОЙ ВЫГОДЫ

Итак, чтобы доказать наличие упущенной выгоды нам потребуется ряд факторов.

  • Нарушение вашего права. В данном случае, суду предстоит выяснить, действительно ли другая сторона не выполнила или выполнила ненадлежащим образом возложенные на нее законом или договором обязательства. Важно помнить, если между вами и предполагаемым нарушителем заключен договор, а в этом договоре прописаны условия отказа от обязательств, которые не противоречат закону, признать такое лицо нарушителем вам не удастся. Следовательно, сначала нужно убедиться в том, что лицо нарушило ваши права. Пример: в договоре поставки указана возможность его прекращения в одностороннем порядке, при условии предупреждения контрагента за 30 календарных дней до истечения срока договора. Лицо предупреждает контрагента за 10 дней. Суд становится на позицию контрагента и взыскивает с лица упущенную выгоду за месяц.
  • Вы могли реально получить доход, если бы вас не подвел ваш контрагент Данный фактор является одним из сложнейших в доказывании. При этом, важно понимать, что речь идет о необходимости доказывания того, что вы могли получить доход в реальности. К примеру, вы обговаривали это с контрагентом, производили какую-то подготовку для получения доходов и тд. Кроме того, истцу важно содействовать уменьшению убытков. Поскольку, в противном случае, суд может уменьшить размер ответственности. Например, возвращаясь к вышеуказанному случаю, если Истец как-то содействовал тому, что должник прекратил исполнение договора в ненадлежащий срок, суд откажет Истцу во взыскании упущенной выгоды.
  • Размер упущенной выгоды Здесь важно помнить, что помимо подтверждения самого размера упущенной выгоды, вы можете требовать взыскания тех доходов, которые контрагент извлек из своего положения. К примеру, вы сдали товарищу грузовой автомобиль, который использовали в предпринимательстве, в пользование за плату на 1 месяц с целью пользования для личных нужд (для ремонта, например). А товарищ не отдавал автомобиль в течение полугода, в то время как сам занимался перевозкой грузов за отдельную плату. Исходя из этого, помимо вашей упущенной выгоды вы можете потребовать и доход товарища, который он получил, пользуясь вещью не по назначению более продолжительный, чем 1 месяц, период.Помните, даже если ваш расчет носит вероятностный характер, суд не имеет права отказать вам в иске. В таком случае, суду надлежит самому устанавливать размер упущенной выгоды с учетом критерия разумности и справедливости.
  • Причинно-следственная связь Здесь речь идет о том, что нужно доказать факт возникновения убытков именно от этого нарушения. Этот фактор предполагается, если в таких нарушениях последствия относятся к обычным последствиям такого нарушения.Важно понимать, что доказательством не могут являться только лишь договорные отношения с ответчиком. Ведь, не всегда в таких отношениях вы гарантированно получаете прибыль, плюс ко всему, ее размер очень часто зависит от целого ряда факторов.

Судебная практика

Следует отметить, что судебная практика по таким спорам очень разноплановая. Дело в том, что доказать размер упущенной выгоды удается далеко не всегда.

Так, в практике ВС РФ было сделано два совершенно разных вывода по одному и тому же вопросу. Все это дает почву для размышлений над тем, какими средствами доказывания нужно воспользоваться для защиты своих прав.

В первом случае, Общество Исторически сложившаяся совокупность людей на некоторой территории.

Образуется в результате совместной деятельности и характеризуется многообразием отношений (экономическим, политическим, этическим, религиозным и др.

) и целостной организацией жизни обратилось в суд за взысканием упущенной выгоды вследствие того, что из-за своего контрагента, оно не смогло заключить госконтракт.

Тогда ВС РФ удовлетворил требования, поскольку обнаружил причинно-следственную связь между действиями контргаента и нарушением.

Во втором случае, истец обратился с тем же требованием вследствие того, что по вине департамента СМИ компания не получила исключительные права на 15 кинофильмов.

По данному спору Истец привлек оценщика, который смог установить размер упущенной выгоды.

Однако ВС РФ указал, что доводы оценщика без ссылок на документы, подтверждающих приготовление истцом условий для получения доходов, не обоснованы.

В ином споре, где пострадала деловая репутация Истца, вследствие чего наблюдалось падение продаж, доводы Истца были подтверждены заключением оценщика, основанном на падении финансовых показателей по данным бухгалтерского баланса.

ВЫВОД

По мнению юристов, проблемой в таких спорах является доказательственная база. Конечно, доказательства можно подготовить самим. И все же для наиболее грамотной подготовки тактики защиты, рекомендуем обратиться к юристу.

Юридическое агентство «ДФ» 17 лет находится на рынке юридических услуг. Наши специалисты окажут профессиональное содействие при составлении искового заявления, подготовят все необходимые документы и доказательства, оценят риски и представят интересы клиента в суде.

Чтобы с нами связаться, звоните или записывайтесь на консультацию по телефону: + 363-03-98.

Защита ваших прав – наша работа.

Источник: https://osincev.org/services/Spori_iz_prichineniya_vreda/Vziskanie-ubitkov-v-vide-upushennoi-vigodi/

Взыскание упущенной выгоды: актуальные практические кейсы от участников судебных разбирательств

Взыскание убытков, упущенной прибыли

Противоречивость сложившейся в России судебной практики по взысканию упущенной выгоды обсудили участники конференции, организованной Экспертной группой «Вета» и Московской торгово-промышленной палатой, которая прошла 15 марта.

Сложность защиты нарушенных прав при рассмотрении такого рода споров заключается не только в необходимости представления «железных» доказательств наличия очевидной причинной связи между действиями ответчика и последовавшим для истца негативным результатом. Не меньшие затруднения для суда вызывает и механизм расчета размеров недополученной прибыли пострадавшей стороной.

Участники мероприятия представили практические кейсы, основанные на конкретных делах, в которых наглядно продемонстрировали сложности расчета и доказывания убытков.

Говорить о том, что судебная практика по разбирательствам, связанным с взысканием упущенной выгоды, хоть каким-то образом сложилась, увы, не приходится. Скорее, сейчас мы являемся свидетелями ее формирования.

Тем интереснее было ознакомиться с опытом участия в этом процессе коллег, которые щедро им делились.

Участники конференции единодушно отмечали, что «ахиллесовой пятой» применения норм гражданского законодательства судами, является отсутствие внятных, четких механизмов расчета упущенного по вине одной из сторон дохода.

А потому пока истцам надо не только доказывать наличие прямой связи между ненадлежащим поведением ответчика и недополученной прибылью, не только предъявить суду доводы о принятии всех возможных мер к получению выгоды и исполнению договоров, но и представить экономически обоснованный расчет упущенной прибыли. Иначе о возмещении неполученных сумм останется только мечтать.

Письма доказали правоту, но уменьшили сумму возмещения

Кейс № 1 представил Максим Степанчук, партнер КА «Делькедере» (представителя Истца по делу № А47-815/2015).

Истец и Ответчик заключили договор поставки газового конденсата сроком на три года. Далее Истец перепродавал конденсат третьему лицу. Однако спустя два года Ответчик отказался от исполнения договора, решив самостоятельно осуществлять поставки конденсата тому же третьему лицу. Причем по тому же трубопроводу, который принадлежал Истцу.

При этом у последнего продолжал действовать договор с третьим лицом. Истец предпринимал все необходимые меры по предотвращению убытков (недополученной прибыли). В адрес Ответчика неоднократно направлялись письма с требованием возобновить поставки, но всякий раз Истец получал отказ.

В силу отраслевой специфики найти иного поставщика не представлялось возможным, и тогда Истец принял решение обратиться в суд.

Любопытно, что первые две инстанции Истец проиграл. Суды указали, что, хотя Ответчик и действовал недобросовестно, когда отказался от договора, но в этом и заключался предпринимательский риск Истца.

Кассационная инстанция с этим решением не согласилась: особо отметив, что Истец убедительно доказал свое намерение извлекать выгоду (сыграли свою роль письма в адрес Ответчика о требовании возобновить исполнение договора), и усмотрев основания для взыскания упущенной выгоды, направила дело на новое рассмотрение.

Дело пошло на второй круг, и здесь уже суд согласился с наличием недополученной прибыли. Однако этим дело не кончилось. Теперь споры развернулись вокруг размера упущенной Истцом прибыли.

Истец представил свои два варианта расчета.

В основу первого, выгодного для себя, он положил собственные доходы, полученные в рамках действия договоров с Ответчиком и третьим лицом за те два года, когда в их отношениях все было гладко. В результате этого расчета выходило, что за 2013 г. Истец мог заработать на перепродаже конденсата 72 млн руб.

Второй, менее выгодный расчет предполагал, что прибыль Истца никак не могла быть меньше прибыли Ответчика, которую тот получил от прямых поставок товара третьему лицу — 62 млн руб.

Ответчик вполне ожидаемо не согласился с обоими вариантами. По его расчетам выходило, что Истец недополучил либо 350 000 руб., либо 3 млн, но никак не больше.

Эти расчеты базировались на письмах Истца, в которых тот настаивал на возобновлении поставок конденсата. Дело в том, что Истец поначалу настаивал на полном исполнении условий договора, в котором была установлена цена порядка 12 000 руб.

за тонну конденсата, однако затем начал повышать цену: 13 000, 14 000, 15 000…

Суд не согласился ни с одним из приведенных вариантов расчета и предложил свой, в котором также учел готовность Истца повышать цену.

Вот как выглядели математические выкладки суда:

Расчет суда

Доходы Истца от поставки товара третьему лицу (по средней договорной цене за месяц) — Расходы на приобретение товара (по предложениям Истца из писем) и расходы на транспортировку в среднем за месяц =

15 млн руб.

Истец обратился в апелляцию. Та посчитала расчет суда первой инстанции в целом правильными, но, в свою очередь, предложила и альтернативный.

Расчет суда 2

Доходы ответчика от поставки товара напрямую третьему лицу за месяц Х 2 месяца =

13,8 млн руб.

Почему именно два месяца? Суд посчитал, что, будучи проинформированным о прекращении договорных отношений с Ответчиком, Истец не предпринял всех возможных мер для уменьшения размера убытков, в том числе поиска партнера для совершения замещающей сделки.

Посчитав суммы в 15 млн руб. и 13,8 млн руб. соразмерными, кассация оставила решение в силе.

Как отметил М. Степанчук, «мы взыскали упущенную выгоду, но, к сожалению, мы видим вариативность взыскания. Ответчик получил 62 млн руб., а нам он теперь должен 15 млн. Такая судебная практика стимулирует неисполнение договоров. Что можно еще отметить по итогам этого дела? В договоре не были прописаны санкции за односторонний отказ от договора, это нужно учитывать».

Как избежать санкций, не исполнив контракт

Кейс № 2 представила Мария Калинина, партнер DS Law (представителя Ответчика по делу, рассматривавшемуся МКАС при ТПП РФ).

В данном кейсе представлена позиция Ответчика по делу о взыскании недополученной прибыли. Помимо этого, дело интересно тем, что оно рассматривалось международным коммерческим арбитражем при ТПП РФ (в нем применялось российское право).

Между Истцом и Ответчиком был заключен договор поставки высокосернистого мазутного топлива. Истец по этому договору должен был отгрузить Ответчику товар семью партиями. Договор был заключен сроком на год, но за год произошло несколько событий, которые существенно повлияли на исполнение договора сторонами.

Главное — качество поставляемого Истцом топлива ближе к окончанию срока действия договора стало заметно хуже. Последняя (седьмая) партия оказалась настолько низкого качества, что Ответчик задумался о целесообразности покупки.

Поскольку бизнес Ответчика заключался в том, чтобы перепродавать мазут нефтеперегонным заводам, а рынок достаточно узок, у него самого могли возникнуть проблемы с реализацией последней партии топлива. В это же время упали цены на нефть.

Ответчик предложил Истцу снизить прописанную в контракте цену последней партии, с учетом качества мазута и рыночной конъюнктуры.

При этом предложенная Ответчиком цена все равно была выше сложившейся к тому времени на рынке, дороже этого Истец не имел возможности продать свой товар.

Оказавшись в практически безвыходной ситуации, Истец предложил заключить с Ответчиком сделку на поставку 7-й партии по предложенной цене, однако оставил за собой право требовать убытки по первоначальному контракту. Что и было зафиксировано в новом договоре.

Иск в МКАС не заставил себя долго ждать. Истец настаивал, что новая сделка является замещающей, а упущенная выгода должна быть возмещена по ст. 393.1 ГК РФ. Ответчик же настаивал, что замещающей сделки не было, стороны лишь заключили дополнительное соглашение к договору.

Суд посчитал новый контракт дополнительным соглашением, а также что первоначальный контракт не расторгался, а был исполнен на измененных условиях.

Немаловажным обстоятельством для принятия такого решения послужил тот факт, что оплата по новому договору была проведена по открытому на первоначальный контракт аккредитиву.

У Истца была возможность заключить контракт с третьим лицом, а затем требовать возмещения упущенной выгоды от Ответчика, но он этим правом не воспользовался.

Как отметила М.

Калинина, «несмотря на то что остались вопросы по поводу справедливости в широком понимании этого слова такого решения МКАС при ТПП РФ (все-таки Ответчик действовал предельно хитро, поставив Истца в такое положение, что заключение сделки с третьим лицом было бы крайне невыгодным, и в результате остался в прибыли, и не понес ответственности за неисполнение контракта), в контексте российского права вердикт корректен».

Два дела — два подхода

Кейс № 3 представил Дмитрий Малюкевич, старший юрист компании Clifford Chance (дела № А40-14800/2014 и № А40-172837/2014).

Между Истцом, фармацевтическим холдингом России, специализирующимся в числе прочего на оптовой и розничной реализации фармацевтической продукции ведущих зарубежных и отечественных производителей, и Ответчиком, транснациональной фармацевтической компанией, было заключено рамочное соглашение, которое составляло основу их отношений.

Ответчик продавал Истцу лекарственный препарат «Кепоксон». При этом Ответчик участвовал в тендерах на поставку данного препарата, которые организовывал Минздрав России. Помимо рамочного соглашения, которое действовало в течение пяти лет, стороны в первые три года сотрудничества заключали договоры поставки и соглашения о бонусе.

Последние предусматривали скидку в размере 16,5% от общей суммы счетов при покупке Истцом определенного количества препарата. На четвертый год существования этих отношений Ответчик прекратил поставки, а в тендере участвовала и выиграла, его дочерняя компания.

На пятый год Ответчик предложил поставки всем потенциальным дистрибьюторам на одинаковых условиях, без каких-либо бонусов.

По этим двум эпизодам Истец обратился с двумя исками в суды, посчитав, что действия Ответчика не позволили ему получить прибыль, на которую он рассчитывал, исходя из рамочного договора.

В обоснование своего иска Истец утверждал, что из-за неисполнения Ответчиком обязательств по договорам, он был лишен возможности участвовать в аукционах, а следовательно, не получил доход в виде тех бонусов, которые ранее получал по дополнительным соглашениям с Ответчиком.

В первом случае Истец просил возмещения упущенной выгоды в размере 408 млн, а во втором — 385 млн руб. Таким образом, российская арбитражная практика обогатилась двумя делами, в которых при всей схожести фактической составляющей суды пришли к противоположным выводам.

Интересно также то, что эти два дела рассматривались «на стыке» старого и нового законодательства: во-первых, были внесены поправки в ст. 393 ГК РФ, а во-вторых, было принято постановление Пленума Верховного суда РФ от 23.06.

2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», далее — постановление Пленума ВС РФ № 25.

Первое дело (А40-14800/2014) в конечной инстанции рассматривала Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ.

Она применила ретроспективный подход в чистом виде, указав: «Истец, добросовестно исполнявший свои обязательства, предусмотренные рамочным соглашением, контрактами на поставку продукта, вправе был рассчитывать на встречное добросовестное исполнение контрагентом своих обязательств». А значит, не получил доходы, которые получал в течение двух лет и мог бы получить в случае добросовестного поведения ответчика (Определение ВС РФ от 07.12.2015).

Источник: https://www.eg-online.ru/article/369057/

Как взыскать убытки, если рассчитать их точный размер не получается? Обзор судебной практики

Взыскание убытков, упущенной прибыли

Институт убытков является одним из основополагающих в гражданском праве в рамках защиты лица, права которого были нарушены. При этом нарушение может быть вызвано совершением третьими лицами как неправомерных, так и правомерных действий (см., например, ст. 306 ГК РФ).

До недавнего времени взыскать убытки было достаточно сложной задачей, поскольку суды, как правило, требовали от истца точного расчета их размера. Постепенно такая ситуация стала изменяться.

О том, как на сегодняшний день складывается практика по взысканию убытков и какие нюансы следует учитывать истцу, заявляющему соответствующие требования, читайте в материале.

Действующее гражданское законодательство выделяет два вида убытков: реальный ущерб и упущенную выгоду.

Согласно ч. 2 ст. 15 ГР РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Общие положения о возмещении убытков установлены в ст. 12, 15, 16, 393, 393.1, 400, 401 ГК РФ, при этом Гражданский кодекс содержит также достаточно большое количество норм, определяющих особенности возмещения убытков в рамках конкретных правоотношений.

Между тем ГК РФ не содержит норм, детально регламентирующих порядок исчисления убытков. В связи с этим на практике повсеместно возникают спорные вопросы при возмещении убытков.

При этом спорные моменты возникают в отношении не только самих убытков, но и возложения обязанности по их доказыванию на потерпевшую сторону.

На протяжении долгого времени главной проблемой для лиц, требующих возмещения убытков, была проблема доказывания точного размера понесенных убытков. Она прежде всего была связана с действующим на тот момент правовым регулированием. Так, в п. 10—11 совместного постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.

96 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснялось, что для взыскания будущих расходов, входящих в реальный ущерб, необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.д. Размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено.

Изложенная в постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.96 № 6/8 правовая позиция способствовала развитию судебной практики по пути доказывания точно установленного размера убытков. Если же лицо не доказало точный размер взыскиваемых убытков, то исковые требования суды, как правило, отклоняли.

Однако если в случае с реальным ущербом, за исключением возмещения будущих расходов, лицо, обратившееся за защитой нарушенного права, с большей степенью вероятности имеет возможность определить точный размер убытков, то в отношении будущих расходов и упущенной выгоды размер убытков, подлежащих взысканию, всегда будет приблизительным и вероятностным.

В результате взыскание убытков в реально понесенном размере стало для пострадавшей стороны в большинстве случаев непосильной задачей.

Отправной точкой изменений в практике взыскания убытков в ситуации, когда невозможно с высокой степенью достоверности определить их точный размер, стало постановление Президиума ВАС РФ от 06.09.2011 № 2929/11 по делу № А56-44387/2006.

В этом деле были заявлены требования о взыскании убытков, причиненных акционерам принятыми обеспечительными мерами, ограничившими возможность распоряжения принадлежащими им акциями.

Направляя дело на новое рассмотрение, Президиум ВАС РФ обратил внимание, что объективная сложность доказывания убытков и их размера, равно как и причинно-следственной связи между причиненными убытками и принятыми обеспечительными мерами, по делам, связанным с лишением или ограничением корпоративного контроля, не должна снижать уровень правовой защищенности участников корпоративных отношений при необоснованном посягательстве на их права. Суд не может полностью отказать в удовлетворении требования участника хозяйственного общества о возмещении убытков, причиненных обеспечительными мерами по необоснованному требованию, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Таким образом, ВАС РФ дал толчок для формирования новой судебной практики в рамках взыскания убытков. А через два года выраженная в судебном акте по конкретному судебному делу позиция получила закрепление в п. 6 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

Цитируем документ

Арбитражный суд не может полностью отказать в удовлетворении требования о возмещении директором убытков, причиненных юридическому лицу, только на том основании, что размер этих убытков невозможно установить с разумной степенью достоверности (п. 1 ст. 15 ГК РФ). В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/376802/

Взыскание убытков: фантазии и реальность

Взыскание убытков, упущенной прибыли

В предпринимательской деятельности нередко возникают ситуации, при которых лицо вместо планируемой прибыли терпит убытки, вызванные неисполнением либо ненадлежащем исполнением контрагентом своих обязательств по договору либо в результате вреда.

В настоящее время дела о взыскании убытков, особенно, если речь идет об упущенной выгоде, относятся к категории наиболее сложных дел, к которым судебной практикой предъявляются высокие требования в части доказывания фактов и обстоятельств. Такие дела можно назвать фактологическими, так как их рассмотрение судом основано исключительно на фактах[1].

Взыскание убытков представляет собой довольно сложный процесс и требует достаточно объемной работы по сбору необходимых документов, доказыванию незаконности действий должника и причинно-следственной связи между его действиями и причиненными убытками[2], а также по определению размера реальных убытков и упущенной выгоды. При этом об определении размера упущенной выгоды следует говорить отдельно, т.к. ее размер носит сугубо субъективный характер и по-разному может быть оценен.

Иски о взыскании убытков, особенно упущенной выгоды, удовлетворяются довольно редко, тем не менее, попытки взыскания все же активно предпринимаются. Однако, только при тщательной подготовке и ответственном подходе все же возможно достичь желаемого результата и взыскать убытки.

В спорах о возмещении потерь бремя доказывания лежит на взыскателе. Поэтому основной и главной задачей взыскателя, во многом предрешающей исход дела, является сбор доказательств. Работа по сбору доказательств должна начинаться еще задолго до обращения в суд, уже на стадии возникновения убытков.

1. Элементы гражданского правонарушения, подлежащие доказыванию по делам о взыскании убытков.

Как следует из законодательства и судебной практики, для взыскания убытков необходимо доказать сам факт нарушения (договорных или внедоговорных обязательств), наличие у истца негативных имущественных последствий нарушения, причинно-следственную связь между этими последствиями и нарушением, виновность нарушителя. В отношении последнего элемента важно помнить о том, что в гражданском праве действует презумпция виновности нарушителя: должник, нарушивший обязательство, считается виновным, если не докажет иное (ст. 401 ГК РФ)[3].

В качестве примера, где истцом успешно доказаны все элементы  гражданского правонарушения для взыскания убытков, можно привести дело из практики юридической компании «Аспект».

Индивидуальный предприниматель обратился в Арбитражный суд Тюменской области с исковым заявлением к собственнику крупного торгового центра о взыскании убытков в виде реального ущерба, причиненного в результате затопления арендуемого им торгового помещения под магазин, и упущенной выгоды (А70-4957/2012).

Исковые требования мотивированы тем, что убытки возникли в связи с затоплением арендуемого помещения, произошедшего по вине собственника торгового центра, который запроектировал и построил канализационные сети над торговыми помещениями, что недопустимо по СНиПам и ГОСТам.

Суд кассационной инстанции подтвердил обоснованность вывода судов первой апелляционной инстанций об удовлетворении требования предпринимателя о взыскании понесенного реального ущерба, размер которого подтвержден экспертным заключением.

В данном деле вина ответчика и причинно-следственная связь установлена и подтверждена тем, что ущерб возник вследствие неправильного расположения системы канализации и ненадлежащего содержания ответчиком систем канализации, что является его прямой обязанностью как собственника помещения. Важным явилось и то, что предприниматель при порыве канализационной системы совершил своевременные действия, направленные на фиксацию факта аварии с извещением об этом собственника. 

Таким образом, положительный результат дела напрямую связан с тем, что истец доказал всю совокупность обстоятельств, подлежащих доказыванию по делам о взыскании убытков в виде реального ущерба.

 2. Вина взыскателя в возникновении или увеличении убытков.

На практике часто встречаются случаи, когда, несмотря на установление судом всей совокупность обстоятельств, необходимых и достаточных для удовлетворения требований, убытки все же взыскивается не в полном объеме.

Недоказанность отсутствия вины самого взыскателя в возникших у него убытках приводит к применению судом ст. 404 ГК РФ (договорные отношения) или ст. 1083 ГК РФ (в случае, если вред причиннн не из договорных правоотношений) и уменьшению размера причиненных убытков, как бы разделяя ответственность за убытки между причинителем и взыскателем.

Весьма интересным примером взыскания убытков с применением ст. 1083 ГК РФ  может служить следующее дело из практики ЮК «Аспект» (А70-6180/2015).

В результате принятия Администрацией незаконного решения об отказе во внесении изменений в разрешение на строительство последовала задержка ввода построенных объектов (жилых домов) в эксплуатацию.

Тем самым застройщику причинены убытки, состоящие из денежных средств, взысканных участниками долевого строительства с истца в судебном порядке (по судебным актам судов общей юрисдикции) в связи с задержкой ввода объектов в эксплуатацию в размере более 10 млн.

рублей; убытки в виде расходов по содержанию построенных домов до ввода их в эксплуатацию и передачи дольщикам, в сумме более 4 млн. рублей. Также застройщик просил взыскать упущенную выгоду, которую оценил в 50 млн. рублей.

В данном деле ключевым обстоятельством, подлежащим доказыванию помимо размера понесенных истцом убытков, послужил вопрос о разумности и добросовестности действий самого истца.

Судами верно установлено, что незаконность действий ответчика подтверждена судебным актом, а причинно-следственная связь между действиями ответчика и допущенной просрочкой ввода объектов в эксплуатацию доказана.

Однако, суды пришли к выводу о том, что принятие ответчиком незаконного решения явилось неединственным обстоятельством, повлекшим негативные имущественные последствия для застройщика, и установили наличие вины самого потерпевшего в наступлении убытков, применив ст. 1083 ГК РФ и распределив убытки между причинителем и взыскателем в соотношении 50% на 50%.

Суд посчитал, что у истца отсутствовали препятствия для своевременного получения нового градостроительного плана и обращения с заявлением о внесении изменений в разрешение на строительство гораздо раньше, что привело бы к снижению убытков, возникших в связи с несвоевременным вводом  домов в эксплуатацию.

Из данного дела можно сделать вывод о том, что для взыскания убытков необходимо также доказать, что взыскатель не содействовал увеличению убытков и принял все возможные меры к уменьшению их размера.

3. Фактическая возможность получения дохода как дополнительный элемент, подлежащий доказыванию при взыскании упущенной выгоды.

При взыскании упущенной выгоды в силу п. 4 ст. 393 ГК РФ учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления. Иными словами, кредитор должен доказать, что допущенное должником нарушение обязательства явилось единственным препятствием, не позволившим ему получить упущенную выгоду – доходы.

При таких обстоятельствах истец должен доказать, что располагал реальными условиями для получения доходов, т.е. предпринял конкретные меры для получения выгоды, сделал приготовления (заключил договоры, обеспечил поставку продукции, внес предоплату и т.д.) и не смог ее получить именно в результате недобросовестных действий ответчика.

Взыскание упущенной выгоды в ранее приведенном деле застройщика не состоялось, в том числе по причине недоказанности приготовления застройщика к получению прибыли в размере 50 млн. руб. По мнению судов, следствием падения спроса и продаж на квартиры в объектах застройщика явился финансовый кризис, а не задержка ввода объектов в эксплуатацию.

Другой пример участия специалистов ЮК«Аспект» во взыскании упущенной выгоды принес положительный результат (А27-14637/2015).

Требование о взыскании убытков в виде упущенной выгоды основано на том, что в результате транспортного происшествия, вследствие виновных действий ответчика, повреждено переданное истцом в субаренду имущество.

Убытки истца заключаются в отсутствии возможности получения субарендных платежей за переданное ответчику в пользование имущество.

Причинно-следственная связь между действиями ответчика и причиненными убытками подтверждается техническим заключением.

Ответчик иск оспорил, сославшись на отсутствие оснований для удовлетворения иска ввиду прекращения действия договора, вследствие утраты (уничтожения) арендуемого имущества, недоказанности обстоятельств возникновения у истца убытков в виде упущенной выгоды.

Суды трех инстанций при повторном рассмотрении дела после отмены отрицательного решения кассационной инстанцией установили, что невозможность эксплуатации объекта по вине ответчика не является основанием для невыплаты ответчиком субарендной платы в период действия договора.

Суд квалифицировал данные платежи как неполученную прибыль и постановил взыскать с ответчика упущенную выгоду в виде неполученных субарендных платежей за имущество, поврежденное по вине ответчика.

Также было учтено, что у истца имеются обязательства, подтвержденные судебными актами, по уплате арендных платежей собственнику имущества – арендодателю и, исходя из этого у субарендатора – обязанность по возмещению арендатору не полученного им дохода и понесенных расходов.

В данном деле, взыскивая упущенную выгоду, суды однозначно установили реальность приготовлений истца, т.к.  между сторонами уже заключен договор субаренды и оснований для неполучения субарендных платежей по иным причинам, кроме как гибель имущества, – не имеется. Таким образом, ответчик не доказал объективных препятствий для получения выгоды истцом при реализации приготовлений.

4. Проблемы доказывания размера  суммы упущенной выгоды.

Размер упущенной выгоды равен величине, на которую могло бы увеличиться, но не увеличилось имущество потерпевшего.

Ключевым моментом в доказывании размера упущенной выгоды безусловно является то, что размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определятся с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. 

При этом необходимо подтверждение будущих доходов и их предполагаемого размера обоснованным расчетом и доказательствами. Ничем не подтвержденные расчеты взыскателя о предполагаемых доходах, как правило, не принимаются судами во внимание.

Заявляя о взыскании упущенной выгоды, истец должен представить обоснованный расчет с учетом понесенных и предполагаемых затрат (наценки, потенциальные расходы и т.д.).

Если истец проигнорирует данное положение и рассчитает упущенную выгоду без учета разумных затрат (т.е. не вычтет из возможной прибыли суммы потенциальных расходов или расходов, которые он должен был бы понести), в удовлетворении иска о взыскании упущенной выгоды, скорей всего, будет отказано в связи с недоказанностью размера убытков либо размер убытков будет значительно снижен судом.

В ранее упомянутом деле о взыскании предпринимателем помимо реального ущерба упущенной выгоды (А70- А70-4957/2012), суд на основании судебной экспертизы по определению размера упущенной выгоды существенно снизил его.

Таким образом, важным является доказать не только реальность приготовлений к получению прибыли, но и размер упущенной выгоды, его обоснование и документальное подтверждение, что чаще всего основывается на заключении эксперта.

Источник: https://aspect-m.com/nasha-analitika/402-vzyskanie-ubytkov-fantazii-ili-realnost

Ваши права
Добавить комментарий