Учительница забирает телефоны на уроке у всего класса, к кому я могу обратиться?

Сбор учителем телефонов учеников перед уроком. Юридические аспекты

Учительница забирает телефоны на уроке у всего класса, к кому я могу обратиться?

Васильева О.Ю.: «…школы ставят на входе «красивый ящичек», в который дети кладут телефоны и получают только после уроков…».

Для работы нам понадобятся:

– Конституция Российской Федерации (далее – Конституция РФ)
– Гражданский кодекс РФ (далее – ГК РФ)

Когда министр образования говорит на всю Россию, что можно собирать телефоны учеников в «красивый ящичек»… извините, но это нонсенс.

Итак, немного юридических размышлений о легальности такого требования как «сдай телефон, положи в коробочку/ на полочку».

Родители купили мобильный телефон и передали его своему ребенку, который ходит в школу. Т.е. совершили акт дарения, и собственником такого телефона стал ученик. 

Ребенок, приходя в школу, сталкивается с требованием учителя сдать телефон на хранение под предлогом, что он будет отвлекать на уроке, а в конце учебного занятия его вернут владельцу. 

Дети, обучающиеся в школе, обладают дееспособностью, а значит, могут своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их. Объем этих прав и обязанностей зависит от возраста. (ст.ст. 21, 26, 28 ГК РФ).

Ученику, являющемуся собственником мобильного телефона, принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. А также собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц (ст. 209 ГК РФ). 

Что бы ни делал ученик с телефоном, ответственность за него несет он сам (ст.211 ГК РФ).

Теперь давайте рассмотрим, какая сделка происходит между учителем учеником в момент, когда последний кладет мобильный телефон в коробку.

Мне на ум приходит только один вид сделки, который подходит под данную ситуацию – хранение.

По договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности (ст.886 ГК РФ).

Хоть договор хранения и предусматривает простую письменную форму, отсутствие таковой не означает ничтожности сделки (в конце статьи будет приведен в качестве примера судебный акт), и в соответствии с п.3 ст.

887 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы договора хранения не лишает стороны права ссылаться на свидетельские показания в случае спора о тождестве вещи, принятой на хранение, и вещи, возвращенной хранителем.

По окончанию срока хранения (урока/ пары) хранитель (учитель) обязан возвратить поклажедателю (ученику), ту самую вещь, которая была передана на хранение (п. 1 ст. 900 ГК РФ).

Велика вероятность того, что ученик решит «подставить» учителя, сдавая сломанный (разбитый) телефон в коробку, причем, это может происходить из различных побуждений, необязательно из-за желания насолить учителю.

Это может быть боязнь ответственности перед родителями, что он придет домой со сломанным телефоном и ему будет стыдно признать факт того, что это он сам сломал телефон.

А так можно всегда сказать родителям, что отдал на урок телефон учителю, а получил сломанный обратно.

Хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, принятых на хранение, по основаниям, предусмотренным статьей 401 ГК РФ (п.1 ст. 901 ГК РФ). Согласно п. 2 ст. 401 ГК РФ отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

Единственное, что частично может утешить (и то вряд ли), – это то, что при безвозмездном хранении убытки, причиненные поклажедателю (ученику) повреждением вещей (утраты), возмещаются: 1) за утрату и недостачу вещей – в размере стоимости утраченных или недостающих вещей;

2) за повреждение вещей – в размере суммы, на которую понизилась их стоимость. (п. 2 ст. 902 ГК РФ)

Т.к. в описываемом мною случае лицом, нарушившим обязательство, является хранитель (учитель), то он САМ будет доказывать, что вреда вещи не причинял. И начинается эпопея, как в одной из сценок «Кабачок «13 стульев»: «Докажи, что ты не верблюд» (кто не смотрел, обязательно посмотрите, очень хорошо раскрывается суть бюрократии).

Очень хорошо, если в кабинете будут установлены видеокамеры, при просмотре которых будет видно, что учитель никоим образом не мог причинить вред вещи, сданной на хранение.

Также на сторону учителя могут встать другие ученики, которые были в тот момент, когда «злой» ученик получал свой телефон.

Но что делать в ситуации, если этот ученик получал последним свой телефон? А перед этим не сразу его забрал, а побеседовал с учителем и забирал его тогда, когда в кабинете никого не было?

В общем, учитель, конечно, сможет защитить себя, но представьте, какое количество нервов придется затратить, да и положительный исход дела не гарантируется.

Более того, учитель не имеет права требовать сдачи телефона перед уроком. Сдача телефона происходит добровольно, в противном случае учитель нарушает положения ст. 209 ГК РФ, п. 1 ст. 35 Конституции РФ.

Поэтому, дорогие педагоги, лишний раз думайте, что и как вы делаете, а также, к чему это все может вас привести. И даже если «большой человек» с экрана телевизора вещает о том, какие поступки можно совершать, подумайте, а правда ли это?

P.S.: Я сам против мобильных телефонов на занятии, но никогда не буду внедрять в свою работу «красивые коробочки». Объясню почему. 

Не учитель должен вводить такие меры, а администрация должна принять в пределах своей компетенции локальный акт, в котором должно быть прописано, как, в каком порядке будет осуществляться сдача на хранение мобильных телефонов, чтобы и ответственность тоже несла наравне с учителем. А то получается, что удобно устроились: локальный акт мы не примем, вы и делайте, и ответственность несите.

Пока нет жалоб на ваши действия, администрация довольна и может ставить в пример на педсовете учителя, который так делает.

Но я больше чем уверен, что когда на образовательную организацию подадут жалобу в надзорные органы или в суд, то администрация первая, кто будет кричать везде, что такое поведение педагога недопустимо, действия противоречат действующему законодательству, и что так делать ни в коем случае нельзя. 

Я очень хочу, чтобы я ошибся насчет администрации.

К чему это всё. Дорогие педагоги, пока мы удобны администрации, нас ценят и уважают. Как только возникнут проблемы, педагог останется один (или выброшен за борт): каждому дорого то место, на котором он сидит и не хочет его потерять. Поэтому думайте, что и как вы делаете, кроме вас самих вас никто не защитит!

P.P.S. И конечно же, судебная практика. Приведу выдержку из Определения Верховного Суда РФ от 07.06.

2016 N 71-КГ16-3: «…Несоблюдение простой письменной формы договора хранения не лишает стороны права ссылаться на свидетельские показания в случае спора о тождестве вещи, принятой на хранение, и вещи, возвращенной хранителем (пункт 3).

Статьей 162 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (пункт 1).

В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность (пункт 2).

Таким образом, если иное прямо не предусмотрено законом, несоблюдение простой письменной формы не влечет недействительности договора хранения, а лишь ограничивает стороны в средствах доказывания…»

Источник – проект «Омбудсмен образования»

Подписаться на авторский канал о юридических аспектах образования.
Автор – Иван Платонов

Источник: https://pedsovet.org/beta/article/sbor-ucitelem-telefonov-ucenikov-pered-urokom-uridiceskie-aspekty

8 причин, почему учитель — абсолютно бесправное существо

Учительница забирает телефоны на уроке у всего класса, к кому я могу обратиться?

«Окончив пединститут, я пришла работать в ту же самую школу, в которой когда-то училась. Теперь мои бывшие учителя — мои коллеги. Первое время я их стеснялась и не могла избавиться от комплекса ученицы несколько лет.

По привычке слушала их и автоматически вставала при их появлении. Эти женщины продолжали казаться мне всемогущими. Но очень скоро я поняла, что ошибаюсь».

Школьный учитель математики рассказала «Мелу», почему учителям можно только посочувствовать.

Привет, учитель! Рассылка

Для тех, кто работает в школе и очень любит свою профессию

Труд учителя лёгким не был никогда. Это работа с людьми, которые находятся в процессе становления: они активны, шумны, иногда драчливы, иногда ленивы, иногда грубы. А в общем — непредсказуемы.

Одним из плюсов советской школы, я, представитель нового поколения учителей, считаю уважение к профессии учителя. Уважение — не раболепство.

Учитель чувствовал за собой право что-то изменить, на что-то повлиять и, как ни странно звучит, чему-то научить.

Сегодня возможности учителя фиктивны. В действительности учитель — абсолютно бесправное и незащищённое существо. Вседозволенность со стороны учеников, неуважение со стороны родителей и непомерные требования со стороны начальства — не самые лучшие условия для того чтобы воодушевлённо заниматься педагогической деятельностью.

В сегодняшней школе сложно не только «старой гвардии», но и молодым. У нас просто запас физических и душевных сил больше, и есть на что переключиться за порогом школы. Хотя о себе скажу, что, когда приходишь домой после восьми-девяти рабочих часов, желание одно: упасть и проспать двое суток.

Пишу это текст и предвижу комментарии: «Пусть старпёры уходят на пенсию, их никто не держит». Или: «Вы сами выбрали такую профессию». Или: «Кто пришёл работать по призванию, тот не жалуется». Послушайте, но неужели желать для себя лучших (человеческих) условий труда — это преступление? Вам можно, а нам нельзя?

Как учитель математики не могу не разбавить эмоции конкретными фактами и начну с простого и очевидного.

1. Введение электронных журналов обещало избавить всех учителей от бумажной работы

Возможно, в каких-то очень топовых школах так и произошло. В нашей обычной бумаг стало вдвое больше, как и всевозможных мероприятий, которые требуют бумажной отчётности.

Кроме электронного журнала, есть ещё ИСКО (система качества оценки образования), куда ставят итоговые оценки по триместрам и куда за год вносят контрольные работы с полным анализом.

Это адская работа! И попробуй её не сдать вовремя.

Электронные журналы работают в топовых школах, в обычных школах по-прежнему существует бумажная отчётность

В обычных школах остались и бумажные дневники. Мы, как и прежде, обязаны собирать их по пятницам и проверять в выходные. То, что коллектив нашей школы добился делать это раз в две недели, — наша большая победа.

Ведь директоров-самодуров никто не отменял. Нас постоянно отчитывают на педсоветах за задержку этой отчётности, что неминуемо сказывается на мелких стимулирующих выплатах, которые крайне редко случаются в нашей школе.

2. «В народе» учителям не могут простить длинный отпуск

Сейчас я объясню, почему страсти вокруг этого сильно преувеличены. Учителя часто выходят работать в субботу и воскресенье. Например, в день какой-то олимпиады или поездки с классом на экскурсию. За это положен отгул. Поверьте мне, за 20 лет работы в школе я от силы дважды воспользовалась парой из них!

Каждый раз нам аргументировано объясняют, что сейчас не время брать отгул (а в школе всегда «не время»). Вот прямо сейчас у меня скопилось десять отгулов. И буквально через 11 дней они сгорят, потому что наступит новый год. Не воспользовалась. В общем, всё относительно.

3. Учителей постоянно обвиняют в натаскивании к ЕГЭ

Сколько раз ко мне приходили мамы и папы (почти с пистолетом) и просили прекратить это безобразие.

Объяснить далёким от образования родителям, что содержание программы не в полной мере соответствует содержанию экзамена и что для многих учеников требуется минимум в два раза больше часов — невозможно.

Не объяснишь им и то, что не только рейтинг школы, но и оценка работы учителя до сих пор зависит от результатов экзаменов.

Я очень ответственный педагог. Поскольку пишу анонимно, могу себя похвалить. Я из тех, кто будет до ночи сидеть в школе и объяснять ребёнку непонятый материал. К отсутствию похвалы я привыкла. Но быть обруганной напрасно — не хочу.

Родители часто обвиняют учителей в чрезмерной нагрузке на детей, связанной с подготовкой к ЕГЭ

Например, если его взгляды не совпадают со взглядами начальства. Недавно у нас вежливо убрали педагога, который возмутился, что каждую неделю на классные часы в нашу школу приходят батюшки и о чём-то говорят с детьми, превращая семейную тему в фарс. На самом деле мы все так думаем. Но он думал слишком громко.

5. Учителя могут уволить по первому требованию высокопоставленного родителя

За 20 лет помню минимум три случая, когда учителей доводили до нервного истощения и не оставляли выбора. Перечислять поводы сложно, потому что это больше длинный хвост из лжеповодов.

Чаще всего причина была в том, что учитель мешал ребёнку быть отличником и ставил честные оценки. А мою подругу три года назад уволили за то, что на перемене рядом с её кабинетом девочка поскользнулась, упала и сломала руку.

Директор посчитал, что убрать учителя — лучший выход из ситуации.

А сейчас самый вопиющий пример увольнения. На экзаменах учителей заставляют сидеть не шевелясь. Хотя это не входит в должностные обязанности.

Пугают административной и уголовной ответственностью и рассказывают, как «в какой-то школе учитель не заметил, что ребёнок списал, а камера зафиксировала, и учителя уволили.

А в другой школе чересчур ответственных премией наградили, выплатив 32 000». То есть «сдала» ребёнка — премия, не «сдала» — уволить!

6. Не секрет, что в школе много сложных детей

Сейчас об этом говорить не принято, мы все гордимся инклюзией (что полная фикция, кроме внешнего антуража). Если на уроках происходят ситуации «из ряда вон», когда ученик, скажем, плюётся в учителя и детей, кидается книжками, ругается матом, учитель пишет докладную.

По идее, школа имеет право пойти с этой докладной к родителям, а дальше к уполномоченному по делам несовершеннолетних или в прокуратуру с требованием воздействовать на маму, или к специалисту, который сможет исключить или обнаружить проблему психического свойства. И так далее.

Но в 99% случаев директор школы не станет выносить сор из избы. Ведь это чревато штрафными баллами, лишением премии, средств на нужды школы и, конечно, падением в рейтинге.

Поэтому директор предлагает учителю «найти подход к ребёнку» и намекает на то, что в противном случае он — непрофессионал и в школе ему не место. Всё это на фоне бумажек, аттестаций, концертов, олимпиад, экзаменов и прочего.

В школе много проблемных детей, сложности с которыми администрация школы не спешит решать

И нередко сами дети. Строго посмотрел — в суд подам! Попросил выполнить задание — в суд подам! Как же сильно это выдаёт отсутствие воспитания, и в первую очередь — родителей детей.

8. Между самими учителями редко бывают нормальные отношения

Мы все — «не друг и не враг, а так». Дружить опасно. Сегодня дружба, а завтра (не дай бог, Сидорова в чём-то лучше Ивановой) — злорадство и злословие в учительской. Но этому я нашла простое объяснение: учителя — народ обиженный априори.

Они постоянно ждут удара в спину (от начальника, сторонних инстанций, детей, родителей) и защищаются самым доступным способом. Поэтому учителей бояться не надо. Скорее, их надо пожалеть. Впрочем, жалость унижает (а куда уж больше?).

Значит, посочувствовать.

iStockphoto (Wavebreakmedia), mos.ru

Источник: https://mel.fm/pedagogika/712964-poor_teacher

Читательница Onliner.by Александра Ковтун: неудобные для школы дети и их родители

Учительница забирает телефоны на уроке у всего класса, к кому я могу обратиться?

Александра Ковтун — родилась в Луганской области, 4 года прожила в Киеве, в этом году переехала в Минск в связи с рабочей необходимостью. По образованию — менеджер-экономист, руководит подразделением международной исследовательской компании, растит сына.

В этом году мы с сыном переехали из Киева в Минск.

Ребенок пошел во второй класс в одну из столичных школ, за плечами у него был целый год обучения на украинском языке в Киеве, поэтому нам предстояла плотная работа по адаптации ребенка к русскоязычной среде и дополнительный бонус в виде изучения белорусского языка.

К тому же сам по себе переезд в другую страну стал достаточно большим стрессом. Мне кажется, именно такая нестандартная ситуация проверяет систему образования на прочность, выявляя ее наиболее болезненные недостатки.

Активную подготовку к учебе по-новому мы начали с лета, усердно штудировали русский язык, переучиваясь читать, писать и говорить. Я искренне надеялась на поддержку педагогов, но вместо этого в моей жизни начался удивительный период, в реальность которого иногда верится с трудом.

Я попробую рассказать о своих «приключениях» вкратце, возможно, немного сбивчиво, потому как эмоции, признаюсь честно, порой зашкаливают до сих пор.

Познакомившись с классным руководителем, я сразу попросила помощи в адаптации сына, поделилась опасениями, что пережить резкие перемены в жизни нелегко взрослому человеку, не то что восьмилетнему ребенку. Возможно, нужна помощь психолога? Учитель уверенно сказала, что никаких проблем у нее с детьми никогда не бывает и психолог ребенку не нужен…

Но все оказалось не так гладко. На третий учебный день у сына в школе произошло нервное расстройство. Учитель позвонила и срывающимся голосом попросила забрать его из школы, потому что он плачет и мешает ей вести урок. И вообще — она призналась, что не знает, что ей делать. По сути, педагог сдалась сразу, как возникла проблемная ситуация.

И с этого момента мы с ребенком стали проблемными и неудобными для школы. Все дальнейшие попытки коммуницировать с классным руководителем напоминали мне сюрреалистический театр абсурда. Возникало ощущение, что педагоги закрыли глаза на происходящее и заняли оборонительную позицию.

Как вы думаете, кто, с точки зрения учителей, остался виноват в том, что возникают проблемы? Конечно же, восьмилетний ребенок, «отъявленный манипулятор» с «проблемами в воспитании» и «слабый в обучении».

Думаю, что дальнейшая стратегия взаимодействия будет уже знакома некоторым родителям.

Беседы с завучем сводились к отрицанию каких-либо проблем как таковых. Меня даже решили обвинить во лжи, заявляя, что мой ребенок не мог быть украиноязычным, ведь он… достаточно неплохо говорит на русском! Мне не верили, что я предварительно обращалась к школьному психологу и учителю за помощью и что помощь не была оказана.

Меня постарались представить в негативном свете — как родителя, который просто любит жаловаться. Вся информация, которая озвучивалась во время диалогов с персоналом школы, перекручивалась и извращалась.

Мне пришлось даже начать использовать записывающие устройства, чтобы иметь доказательную базу в случае очередного подтасовывания фактов.

«Вы просто не хотите заниматься ребенком!» — слышала я отовсюду. Все мои попытки получить помощь или хотя бы добиться того, чтобы на ребенка не давили, сводились к одному. Подчиняйся системе или уходи.

Слушая все это, я ощущала, что вернулась во времена своей учебы, на 20 лет назад. Учитель всегда прав, ребенок и родитель — всегда нет. Либо ты подчиняешься системе, либо становишься проблемным для школы субъектом.

Годы идут, мир меняется квантовыми скачками, происходит смена поколений, а развитие образовательных систем движется как улитка.

Только через 1,5 месяца после случившегося я наконец-то получила характеристику ребенка от школьного психолога, в которой было обозначено, что адаптация у моего сына прошла успешно (этот вывод был сделан на основании того, что он уже отвечал учителю, когда ему задавали вопросы), но ребенка нужно отправить на консультацию к психиатру, так как у него масса проблем c развитием, обучением и поведением. Также я прочла множество рекомендаций для мамы, но ни слова о том, что сделано и планируется сделать со стороны школы, чтобы исправить ситуацию. В этот момент я ощутила всю силу системы. И безысходность ситуации. Школе проще доказать невменяемость ученика и его родителей, чем признать, что возникли упущения, и попытаться помочь ученику.

С успеваемостью у сына действительно было не все так хорошо, он путался в языках, допускал много ошибок. Скорость чтения снизилась, появились осложнения с речью. Несмотря на дополнительный факультатив по белорусскому языку и ежедневные дополнительные занятиям дома, оперативно дотянуть до требуемого учителем уровня ребенок не мог.

Тетради пестрели обидными замечаниями: «Что это за работа?!», «Весьма дурно выполнено!», «Это невозможно проверять». На родительских собраниях учитель стыдила меня и родителей, дети которых плохо пишут, а также критиковала правильность ответов наших детей на тестирования и вопросы (да-да, во втором классе детям уже дают тесты).

Родителям выдвигались требования контролировать полностью все выполнение домашней работы, по мнению учителя, дети категорически не должны приходить в школу с неправильно выполненным домашним заданием. По сути — нести ответственность за учебу учили родителей, а не детей.

«Если ученик плохо подготовился и получил двойку, виновата мама», — это цитата педагога.

К сожалению, найти общий язык со школой так и не удалось. Попытка сменить класс потерпела фиаско. Учитель, к которому ребенка должны были перевести, первым делом начала меня уговаривать этого не делать, потому что мой ребенок понизит ей рейтинг, а ее будут ругать за детей, которые получают плохие оценки.

«Мы с вами, к сожалению, живем не в Европе, чтобы образование было таким, каким вам хочется. Если вам не нравится, вас тут никто не держит. Это не частная школа, чтобы вы могли тут выбирать учителей». На этом финальном диалоге со школой я остановилась.

Да, мы, наверное, не в той Европе, которую вспоминают учителя. Европейские и американские школы кардинально отличаются от школ постсоветского пространства.

Множество эмигрантов делятся опытом посещения детьми школ, с восторгом рассказывая, насколько отличается подход к обучению, насколько тонко слышат детей и адаптируют атмосферу для их наиболее комфортного развития.

Что мешает здесь выстраивать систему по-другому? Дело в зарплатах, на которые постоянно жалуются педагоги? Или дело в нежелании меняться, потому что это трудно? Можем ли мы, вот такие вот неудобные родители, что-то изменить или единственный выход в такой ситуации — забирать детей на домашнее обучение?

Источник: https://people.onliner.by/opinions/2017/12/14/mnenie-829

Конфликт с учителем: какие меры наказания учеников незаконны?

Учительница забирает телефоны на уроке у всего класса, к кому я могу обратиться?

О каких законах забывают педагоги, выгнав ученика из класса, отобрав телефон, прилюдно зачитывав школьную переписку или поставив двойку за отсутствие на уроке? Рассказывает юрист Ксения Печеник.

О каких законах забывают педагоги, выгнав ученика из класса, отобрав телефон, прилюдно зачитывав школьную переписку или поставив двойку за отсутствие на уроке? Рассказывает юрист Ксения Печеник.

Очень часто родители сталкиваются с жалобами подростков на действия учителей.

Как соблюсти грань между интересами ребенка, педагогическим процессом и не поссориться с администрацией школы на ровном месте? В последние годы уровень правосознания как школьных педагогов, так и учеников и их родителей, заметно повысился.

Дети стали более грамотными, а учителя балансируют на грани воспитательного процесса и закона. Тем не менее, нередко от школьников можно услышать жалобы на применение не педагогических, а порой и незаконных мер воспитания и наказания к ним. Так на что же имеет право учитель? Давайте разбираться.

Согласно п.4. ст. 55 Закона «Об образовании» при исполнении профессиональных обязанностей педагогические работники имеют право на свободу выбора и использования методик обучения и воспитания. Однако как определить границы допустимости педагогических методов? На что учитель имеет право, а на что нет? Рассмотрим наиболее типичные ситуации.

Не секрет, что ученики бывают сложными, но, несмотря на это, п. 6 ст. 15 Закона «Об образовании» запрещает применение насилия, выраженного в физической или психической форме.

В случае, если учитель ударил ребенка, дал подзатыльник или пощечину, он понесет дисциплинарную, гражданскую или даже уголовную ответственность. Все зависит от характера причиненного ущерба здоровью. Известен случай, когда учителя одной из школ Петрозаводска уволили за подзатыльник ученице 6-го класса.

Возможность увольнения учителя за применение, в том числе однократное, методов воспитания, связанных с физическим и (или) психическим насилием над личностью обучающегося, предусмотрена ч. 4 ст.

56 Закона «Об образовании» в качестве дополнительного оснований прекращения трудового договора по инициативе работодателя помимо тех, которые предусмотрены Трудовым Кодексом.

Конечно, случаи рукоприкладства, в особенности с тяжкими последствиями для учеников, со стороны педагогов крайне редки, однако если это случилось, необходимо зафиксировать этот факт. Это может быть видеозапись, свидетельские показания и т.д.

В случае, если имеются следы побоев, их необходимо зафиксировать в ближайшем медпункте и сфотографировать, после чего можно обращаться с заявлением в полицию или с жалобой в прокуратуру.

В зависимости от тяжести причиненного здоровью вреда, противоправные действия педагога могут быть квалифицированы по ст. 116 УК РФ (побои), ст. 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью), ст. 112 УК РФ (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью), ст.

113 УК РФ (причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта), ст. 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью).

Критерии определения степени тяжести вреда здоровью представлены в Правилах определения степени тяжести вреда, причинённого здоровью человека, утвержденных постановлением Правительства РФ от 17 августа 2007 г. № 522.

и в Медицинских критериях определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 24 апреля 2008 г. № 194н.

Согласно действующего уголовного законодательства есть несколько градаций причиненного вреда. 

• вред, опасный для жизни человека; • потеря зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрата органом его функций; • прерывание беременности; • психическое расстройство; • заболевание наркоманией либо токсикоманией; • неизгладимое обезображивание лица; • значительная стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть;

• полная утрата профессиональной трудоспособности;

• длительное расстройство здоровья (если пострадавший находится на лечении в больнице более 21 дня);
• значительная стойкая утрата общей трудоспособности менее чем на одну треть.

• кратковременное расстройство здоровья (если пострадавший находится на лечении в больнице до 21 дня включительно);
• незначительная стойкая утрата общей трудоспособности.

Таким образом, если, не дай Бог, Ваш ребенок пострадал от действий педагога, его ответственность будет определяться правоохранительными органами, на основании последствий, причиненных здоровью ребенка.

Частым случаем нарушения прав ребенка является изъятие у него в школе каких-либо предметов (телефона, планшета, украшений и др).

Вопрос о том, имеет ли учитель право изъять у ученика телефон, планшет или иное имущество, которое, по его мнению, мешает образовательному процессу, едва ли не самый популярный в сети.

Ответ: нет и еще раз нет. Даже если нечто подобное предусмотрено школьным Уставом, такие действия учителя могут быть квалифицированы как грабеж (открытое хищение чужого имущества). Если такое произошло, то необходимо обратиться сначала с жалобой к директору школы, и, если не поможет – в полицию – с заявлением о факте незаконного завладения имуществом. 

Имеет ли право учитель выгонять ученика с урока? О таком праве ничего не сказано, зато четко прописано другое. Согласно ст. 43 Конституции РФкаждый имеет право на образование.

Гарантируются общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях.

Следовательно, если учитель выгнал ученика с урока или не пустил на урок, можно написать заявление директору школы об устранении препятствий доступа к образовательному процессу. Если ситуация повторяется неоднократно, и жалобы директору не принесли никакого результата, можно обращаться с жалобой в прокуратуру или суд.

Не надо забывать также о том, что, выгоняя ученика с урока или не допуская его к занятиям, учитель рискует быть привлеченным к ответственности вплоть до уголовной в случае, если в это время с учеником произойдет несчастный случай, либо гражданской – если ученик совершит какое-либо правонарушение. Согласно ч.3. п.3 ст. 32 Закона РФ «Об образовании», ответственность за жизнь и здоровье обучающихся, воспитанников и работников образовательного учреждения во время образовательного процесса несет образовательное учреждение.

Это неправомерно. Согласно ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. Дети – не исключение. Право на неприкосновенности частной жизни гарантируется ст.

12 Всеобщей декларации прав человека, согласно которой «никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию.

Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств». Все это имеет непосредственное отношение в том числе, записок учащихся.

Учитель не имеет права так поступать, поскольку в соответствии с Законом «Об образовании», система оценок применяется только для оценивания знаний учащихся.

Возникает вопрос: что же тогда делать учителю, если практически все привычные методы запрещены законом? Для того, чтобы достичь желаемого порядка и дисциплины в классе существует множество других педагогических приемов и методов, не связанных с нарушением прав учеников. К примеру, пригрозить нерадивому ученику жалобой директору школы, либо вызовом родителей в школу.

Вместе с тем, каждому родителю следует детально изучить Устав учебного заведения.  Как правило, в нем содержатся все допустимые меры наказания учеников. Однако, в случае наличия противоречий с действующем законодательством, Устав школы можно оспорить в судебном порядке.

Безусловно, «топорные» методы борьбы с администрацией школы или с конкретным педагогом не сделают жизнь ребенка в школе лучше.

Если ситуация еще не зашла слишком далеко, и есть возможность урегулировать вопрос мирно, не привлекая юристов, следует рассмотреть вопрос о привлечении к переговорному процессу с администрацией школы психолога школы или независимого медиатора (посредника в урегулировании конфликта).

Источник: https://letidor.ru/obrazovanie/konflikt-s-uchitelem-kakie-mery-nakazaniya-uchenikov-nezakonny.htm

В школах массово собирают телефоны. узнали у родителей, как они относятся к очередной волне запретов

Учительница забирает телефоны на уроке у всего класса, к кому я могу обратиться?

  • на
  • ВКонтакте
  • в Одноклассниках

После конфликта с учителем в Гомеле в некоторых школах начали собирать мобильники на время занятий. «Мы отберем у детей телефоны, и все наладится», — с подозрением отнеслись к новой инициативе некоторые родители.

На самом деле, запретить мобильники в учебное время хотели давно. Но активно занялись наведением порядка в школах только после скандального видео с учителем, записанного на мобильный. Мы узнали у родителей, как они относятся к запрету телефонов в школе.

 

Тамара Лисицкая: «Через 50 лет никто телефоны уже точно никуда сдавать не будет»

— Школьный вайбер разрывает темой принудительного отъема мобильников на время занятий. Сижу, думаю. Плюс на минус.

Минус (первый по популярности в обсуждениях): Телефон денег стоит. Материальная ценность. Кто будет возмещать убытки, если что? Учителя отвечают, что телефоны будут лежать в коробке под замком. Ну, хорошо.

Вот он лежал в коробке весь день, потом ребенок его в руки взял, обнял, соскучившись, и вдруг говорит — царапина… Не было царапины утром! Когда телефон в сумке у ребенка, то любые царапины, вчерашние, сегодняшние и прошлогодние — на его совести.

А когда он его сдает — это уже надо каждое утро опись проводить, оценивая состояние “до” и потом “после”.

Плюс: Зато можно увеличить количество рабочих мест и ввести в школе должность телефонного хранителя, который будет заниматься только телефонами, проводить техосмотр утром при сдаче и днем при выдаче.

Минус (второй по популярности в обсуждениях): Пропадает возможность оперативной связи с ребенком и обратная возможность оперативной связи ребенка с родителями.
Плюс: Ребенок отдохнет от родителей, родители — от ребенка. А когда еще? Каникулы не скоро.

Минус: Учитель обещает взять на себя вопросы коммуникации. Если что, можно звонить ему, он передаст.

Плюс: Можно ближе познакомиться с учителем, поболтать о жизни, немножко отвлечь его от тяжелой работы, от проверок тетрадей, даже иногда от урока.

Перерывы в напряженной интеллектуальной деятельности влияют на процесс благотворно, в Китае и Японии все так делают.

Минус: Ребенок пропустит обновление в игре, которое случается в самое неподходящее время, но посмотреть надо обязательно сразу же.
Плюс: В окно посмотрит лишний раз. Мы на уроках много и с удовольствием смотрели в окно и выросли думающими, рефлексирующими людьми.

Минус: Ребенок не сможет быстро погуглить нужную инфу.
Плюс: Довольно часто встречаются учителя, которых реально интересно послушать, которые действительно умеют хорошо объяснить тему человеческим языком. Почему бы не попробовать получать от них информацию? Они точно уступают Гуглу, зато — коммуникативные навыки и тренировка памяти.

Минус: Приблизительно 1050 часов в учебном году (это если 6 уроков) ребенок будет оторван от высоких технологий. А мы должны понимать, что будущее — это технологии. Что самыми успешными игроками на разных рынках будут люди, умело использующие технологии.

Поколение Z вышло в мир уже с врожденным IT-рефлексом и мы даже не можем знать, какова их миссия в будущем, этих детей цифровой эпохи.
Плюс: Бумага, краски, Пушкин, Колас, бантики, записочки, плевалки из ручек. Что-то должно быть вечным.

Что-то должно связывать поколения, иначе мы совсем перестанем их понимать, а они — нас.

А если серьезно, то вопрос сложный же. Он временный, возникший на сломе глобальных эпох и времен — через 50 лет никто телефоны уже точно никуда сдавать не будет. Это вопрос новейшей этики, борьбы с телефоном. Ничего такого в истории еще не было.Я не знаю, как тут быть.

На этом этапе времени, когда нога в будущее еще только занесена, а центр тяжести все никак не качнется — родительские вайберы будут трещать. Кстати, не было бы гаджетов, не было бы родительских чатов.

А зло они или добро, проще вам, когда весь день пищит в кармане или лучше почаще на собрания бегать да в кабинет к учителю — это тоже вопрос нашего и ближайшего времени. Кому-то так, кому-то эдак. А у администраций свое уникальное монументальное мнение.

Мужества нам всем.

Новых чехлов для гаджетов. Может, веревочку на них повязывать, как в аэропорту на выдаче багажа, чтобы потом в коробке быстрее находить?

Лариса: «Телефон – средство связи, прежде всего»

Я всегда считала, что нужно принимать условия игры, раз уж ты живешь в этой стране, но сегодня как-то наболело…

Дочка пришла и сказала, что у них будут забирать телефоны, складывать их в коробочку и отдавать после уроков. И это в 11 классе! Я, конечно, улыбнулась. Но было бы смешно, если бы не было так грустно!

Телефон для нас с дочкой — средство связи, прежде всего. Мне важно получать от нее звонок или смс, что она в гимназии, когда вышла, когда приехала домой. Используем телефон для экстренных звонков, к счастью, такое бывает редко.

Наверное, к 11 классу подростки уже вправе решать, что им сделать с телефоном и когда! И хотелось бы, чтобы родительское мнение тоже спрашивали.

Татьяна: «Телефон негативно влияет на успеваемость»

— Телефон и школа несовместимы. Все вопросы можно решить через учителя в учебное время. И это не про то — считаться или не считаться с мнением ребенка, это про организацию учебного процесса.

Внимание ученых давно приковано к мобильным телефонам. Как только не исследовалось их влияние на человека: и уровень излучения измеряли, и то, способен ли человек одинаково хорошо одновременно говорить по телефону и вести автомобиль, и то как звонящий телефон влияет на работоспособность.

Однако, пожалуй, самый впечатляющий и громкий материал о мобильных телефонах и их влиянии на человека был опубликован в апреле 2017 г в Journal of Association for Consumer Research. Социальные и когнитивные психологи показали, что даже телефон, переведенный в беззвучный режим, способен ослабить познавательные способности человека.

В  одном из экспериментов исследовалась способность человека концентрироваться на сложном задании в зависимости от того, где находился его ВЫКЛЮЧЕННЫЙ мобильный телефон: перед ним на столе, в кармане (сумке) или в другой комнате.

И вот что оказалось: лучше всех тест написали те, кто оставил свои мобильные телефоны в коридоре, а худшие результаты были у тех, у кого телефон всегда был перед глазами. Более того, объем рабочей памяти (количество информации, который человек может удерживать в фокусе своего внимания) у тех, кто видел свои телефоны, был меньше по сравнению с тем, кто оставил их в коридоре.

Отсюда был сделан вывод о том, что даже если человек не пользуется мобильным телефоном, а просто видит его в зоне своей доступности, его познавательные возможности снижаются. У него складывается впечатление, что телефон как инструмент для получения информации может ему помочь, а значит, самому думать не так уж и обязательно.

Был сделан однозначный вывод — мобильные телефоны, даже в выключенном состоянии в зоне видимости или близкой досягаемости (карман, сумка, портфель) могут снизить как учебные, так и тестовые показатели, особенно тогда, когда эти устройства присутствуют, но не используются. Собственно, поэтому я однозначно поддерживаю решение о запрете использования мобильных телефонов в школе.

Надежда: «С помощью телефона дети могут найти решение задачи»

— Этот вопрос поднимался еще в прошлом учебном году, когда мой сын учился в 6 классе. Тогда на родительском собрании мнения родителей разделились: 70% проали, чтобы телефоны на время учебы изымались, а 30% — были против.

В основном родители дочерей волновались, что дети не смогут с ними связаться, если вдруг что-то случится во время учебы. По-моему, проблема надумана, ведь если что-то происходит с учеником,  родителям всегда об этом сообщают.

В начале учебного года (еще до случая с учительницей в Гомеле) на родительском собрании у нас уже поднимался вопрос о запрете телефонов, снова провели ание. Я не присутствовала, но на следующий день сын сказал, что телефоны нужно сдавать. Я была этому очень рада.

Дело в том, что мой сын часто получал замечания, что пользуется на уроке телефоном. Это были не игры. Все знают, что сейчас в интернете можно найти все.

С помощью телефона дети могут найти решение любой задачи по математике, которую им задали на дом, или той, что они решают в классе. Кроме того, можно найти словарные диктанты, краткое содержание ответов по русской литературе и прочее.

И так делает не только мой сын. Я считаю, что это не очень хорошо сказывается на обучении.

Я рада этому нововведению и как учитель. Я преподаю рисование. Бывает, что перед началом занятий дети сидят, уткнувшись в мобильники, и мне приходится несколько раз окликнуть их. Они задерживают начало урока, что не очень хорошо для меня как для преподавателя.
 

У меня есть знакомые в Швеции и Германии. Там забирают телефоны у учеников во время уроков, чтобы улучшить качество обучения детей. Нам давно нужно было прийти к этому.

Я часто спрашивала у сына, чем они занимаются на перемене. Он всегда отвечал, что играют в мобильных телефонах. Я считаю, что любой родитель хочет, чтобы ребенок на перемене если не повторял урок, то хотя бы общался вживую с одноклассниками. Живого общения становится все меньше тоже из-за того, что мобильные телефоны отнимают все внимание детей.

Сейчас, когда телефоны стали в школе забирать, я заметила, что мой сын стал больше обсуждать жизнь своих одноклассников. Он стал, наконец, записывать домашнее задание в дневник! И это только положительно влияет на его успеваемость.

Римма: «Родители сами хотели купить сейф для телефонов»

— В нашей школе пока никто телефоны не собирает. В конце прошлого года была такая инициатива от родителей — предложили купить сейф и отдавать телефоны с утра учителю, но классный руководитель не захотел брать на себя такую ответственность. 

При этом я соглашусь, что телефоны на уроках — это общая боль учителей, так как дети отвлекаются на занятиях, пересылают параллельным классам контрольные, на переменах сидят в играх…

Но с другой стороны, многие родители говорят, что готовы давать детям два телефона, чтобы один отдать учителя, а один оставить при себе. В общем, без плотного взаимодействия школы и родителей будет сложно реализовать эту идею, но, уверена, возможно.

Многие возмущены тем, что не спросили мнения ребят и родителей, но как показывает практика, при общем обсуждении всегда есть согласные и те, кто против, поэтому добиться единого решения практически нереально.
 

У знакомой ребенок учится в США в обычной школе. Телефоны дети с утра прячут в камеры хранения. Если в течение учебного времени у ученика будет замечен телефон, его забирает учитель и передает директору.

После этого вернуть телефон могут только родители, объяснив предварительно, какая острая необходимость была у ребенка для использования телефона на уроках. Кроме того, в школе специально глушится сигнал связи.

Если вдруг нужно связаться с родителями, это можно сделать со стационарного телефона в учительской.

Родители знают время занятий ребенка, и после уроков дети сразу выходят на связь. Система прекрасно работает: дети учатся, родители не волнуются. И это правило действует как для первого, так и для 11 класса.

Виктория, Канада: «В шестом классе всего у пары учеников есть телефон»

— У нас телефоны в классе давно запрещены. Но даже не это главное — родители не торопятся покупать детям мобильники. В 6 классе у старшей дочери, например, всего у пары человек есть мобильный телефон. Нельзя —  это значит нельзя, все просто. Не знаю, как в других школах, но у нас это железное правило.

Поскольку никто не пользуется телефонами — никто их и не собирает. Но если учитель увидит на уроке у ребенка мобильник — заберет, и потом будет разъяснительная встреча с родителями (кажется так, ни разу с этим не сталкивалась).

У моей средней дочери в четвертом классе есть телефон, но только для звонков (она сообщает мне, когда пришла в школу и когда ушла). Никаких вопросов в школе с этим у нас не возникает. В случае каких-то экстренных ситуаций ребенок всегда может позвонить родителям из школьного офиса — это официально разрешено.

Ольга, Великобритания: «Учителю тоже запрещено пользоваться телефоном»

— В нашей старшей школе телефон запрещен. У ребенка он может быть в рюкзаке, но выключен. Если администрация увидит телефон — его конфискуют, забирать придется родителям. Учителям, кстати, тоже запрещено пользоваться телефоном на виду у детей.

Эти правила ввели пару лет назад. На переменах дети общаются, бегают, играют, читают. Для связи с ребенком родители звонят в школу.  И, наоборот, при любой проблеме ребенок идет к учителю, а тот связывается с родителями.

Дети до 11 лет в основном в школу сами не ходят — их привозят/приводят родители, то есть необходимости в телефоне нет вообще. Мы довольны, так как это гарантированные 6 часов в день без гаджетов. При этом я считаю, что телефоны сдавать учителю необязательно, просто они должны быть выключены в течение школьного дня и лежать в сумке.

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.

Источник: https://rebenok.by/articles/stature/difficulty/27013-6-chasov-v-den-bez-gadzhetov-kak-vosprinyali-roditeli-zapret-na-telefony-v-shkole.html

Имеет ли право учитель забрать телефон: советы юристов

Учительница забирает телефоны на уроке у всего класса, к кому я могу обратиться?

Каждый ребенок подвержен социальной деформации. Несформировавшийся человек подобно губке впитывает в себя различные аспекты деятельности: как хорошие, так и плохие. Особое место в жизни ребенка занимает школа.

Громадное влияние на детей оказывают учителя.

Но где обозначены границы этого влияния? Что дозволено, а что запрещено педагогу? Имеет ли учитель право забрать телефон ребенка, ограничить в пользовании определенными вещами или установить нестандартные запреты? Постараемся разобраться в статье.

Организация образовательного процесса

Школы уже давно не руководствуются одними лишь нормами морали и нравственности. В 2012 году был принят Закон “Об образовании”, в котором закреплялись правила поведения учеников и учителей, а также способы организации учебного процесса. На основе этого закона школы стали издавать свои уставы, в которых закреплялись правила образовательной процедуры.

Проблема пользования гаджетами остро проявилась лишь в середине 2000-х годов. В то время ученики только начали приносить с собой в школу сотовые телефоны. Это вызвало волну негодования со стороны педагогов. При этом дети и родители задались вопросом о том, имеет ли учитель право забрать телефон ученика.

Обязанности учителя

Педагог наделен рядом общих обязанностей. Первая и самая важная функция учителя – это качественная реализация образовательного процесса.

Процедура образования включает в себя обучение и воспитание – два взаимосвязанных направления. Учитель не сможет качественно организовать ни тот, ни другой процесс без уважительного отношения к каждому ребенку.

Именно проявление уважения, этичности и толерантности является второй обязанностью педагога.

Учитель должен показывать своим детям пример. Этот до безумия банальный тезис до сих пор не осмыслен многими работниками в сфере образования.

Большинство педагогов отдают приоритет авторитаризму и запугиванию. Вместо поучительной беседы о неуместности телефонов на уроке учителя прибегают к спорам и конфликтам.

Здесь мы подходим к ключевому вопросу статьи: имеет право учитель забирать телефон у ученика?

Учитель, ребенок и телефон

Работа педагога предполагает громадное количество обязанностей. Однако ничтожная зарплата и, как следствие, невысокая профессиональная мотивация зачастую делают учителя безалаберным и халатным работником. Нередко педагог ничем не отличается от своих же учеников. Он хамит, ленится и без причины раздражается.

Телефоны у детей являются отличным поводом для конфликта. В порыве гнева педагог может выбросить или даже сломать устройство. С такими случаями все понятно: школьный работник ведет себя непрофессионально и намеренно портит собственность третьих лиц.

Но как быть с изъятием? Имеет ли учитель право забрать телефон? Ответ юристов однозначен: нет, такого права работники школы, колледжа или вуза не имеют.

Каждый человек обладает тремя правами собственности: владением, пользованием и распоряжением. Ни одно из этих прав не может быть ограничено иначе, как по решению суда.

Если учитель забирает телефон ученика, то это однозначное нарушение прав. Норма в уставе школы о запрете пользования напрямую противоречит Конституции и Гражданскому кодексу.

Но как вести себя педагогу, если дети всецело отдались миру игр и интернета вместо поглощения знаний? Давайте разбираться.

Что позволено учителю?

Справедливости ради стоит отметить, что прав у педагога не так уж и много. Приоритет в учебном процессе отдается детям, хоть они этого и не замечают. Учитель же нередко превышает свои полномочия. На примере ситуации с телефоном это нетрудно проследить.

Легко представить ситуацию: педагог на протяжении получаса пытается объяснить материал детям, которым нет до учебы никакого дела. Все они уткнулись в телефоны.

Как поступит в этом случае хороший, образованный работник? Он применит все свои навыки и проведет с детьми беседу: повысит им учебную мотивацию, расскажет о разрушительном влиянии “пустой” информации, наконец, поделится собственным опытом избавления от вредных привычек.

Однако организовать такую беседу очень трудно. Куда проще изъять телефоны и в очередной раз подпитать учеников ненавистью к себе.

Есть и второй, чуть более простой вариант легальной борьбы с “телефонной зависимостью”. Стоит организовать родительское собрание. Педагог рассказывает о проблеме законным представителям своих учеников и просит принять меры.

Поднимается вопрос о том, имеет ли учитель право забрать телефоны учеников, которые являются, по сути, собственностью родителей. Как итог – добросовестный родитель сам не позволяет своему чаду ходить с гаджетами в школу.

Права учеников в РФ, РК и РБ

Имеет ли учитель право забирать телефон ученика в любой другой стране постсоветского пространства, кроме России? Если в конституции или любом другом законе регламентируется право собственности, то такой возможности у педагога нет. Школьные уставы не дополняют учителя в правах: это локальные акты, которые не должны противоречить федеральным нормам и статьям.

Учитель не имеет права забирать телефон. Разобравшись с этим, следует обратить внимание на учеников. Какими правами они обладают? Здесь нужно обратиться к Конвенции прав ребенка 1989 года.

Документ закрепляет право на жизнь и здоровье, на получение образования, а также защиту от насилия и угроз. Не секрет, что некоторые учителя превышают свои полномочия. При этом поведение ребенка не оправдывает нарушений со стороны педагога.

Учителя часто давят на детей, угрожают им или даже применяют силу. Терпеть в этом случае не стоит. Необходимо как можно скорее обращаться за помощью.

Решение конфликтов

Вернемся к ситуации с электронными устройствами. Что делать, если учитель забрал телефон у ребенка и не желает его отдавать? Сначала ученик должен обратиться к родителям. Необходимо во всех подробностях рассказать о произошедшем. Вместе с ребенком родители отправляются к директору школы, где заявляют о мирном разрешении конфликта.

Если директору нет до родителей никакого дела, то обращаться стоит в муниципалитет или в управление образования. Будет составлена жалоба в отношении конкретного педагога. В течение месяца школа должна ответить на жалобу и вынести мотивированное решение.

Источник

Источник: https://zakon.temaretik.com/1337162350960577491/imeet-li-pravo-uchitel-zabrat-telefon-sovety-yuristov/

Ваши права
Добавить комментарий