Сроки исполнения исполнительного листа по разбирательству с банком

Ответственность банка за неисполнение требований исполдокумента, предъявленного к счету должника

Сроки исполнения исполнительного листа по разбирательству с банком

Согласно ч. 1 ст. 8 ФЗ «Об исполнительном производстве» исполнительный документ о взыскании денежных средств или об их аресте может быть направлен в банк или иную кредитную организацию непосредственно взыскателем.

В судебной практике выработан подход, согласно которому в рамках исполнения требований исполнительного документа о взыскании денежных средств, предъявленного взыскателем непосредственно в кредитную организацию, банк наделен властными полномочиями по принудительному списанию денежных средств со счета должника.

Следовательно, в указанных правоотношениях банк выступает как агент государственной власти[1].

Банк, обслуживающий счета должника, обязан исполнить содержащиеся в исполнительном документе требования о взыскании денежных средств незамедлительно, о чем в течение трех дней со дня их исполнения уведомить взыскателя. В ч. 2 ст.

114 ФЗ «Об исполнительном производстве» отмечено, что  в случае неисполнения в установленный законом срок исполнительного документа, содержащего требования о взыскании денежных средств с должника, банком или иной кредитной организацией, осуществляющими обслуживание счетов должника, при наличии денежных средств на указанных счетах судебный пристав-исполнитель составляет протокол об административном правонарушении. После составления протокола судебный пристав-исполнитель направляет в арбитражный суд по месту нахождения банка или иной кредитной организации заявление о привлечении банка или иной кредитной организации к административной ответственности ч. 2 ст. 17.14 КоАП РФ. В ч. 2 ст. 17.14 КоАП РФ указано, что сумма штрафа должна равняться половине денежной суммы, подлежащей взысканию с должника, но не более 1 млн руб.

К ответственности привлечь банк может не только пристав. Но и сам взыскатель, который   вправе подать заявление в арбитражный суд о наложении судебного штрафа за неисполнение судебного акта по  ч. 1 ст. 332 АПК РФ[2]. В соответствии с ч. 1 ст.

119 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные штрафы налагаются арбитражным судом в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом.

Размер судебного штрафа, налагаемого на граждан, не может превышать две тысячи пятьсот рублей, на должностных лиц – пять тысяч рублей, на организации – сто тысяч рублей.

Неисполнение банком содержащегося в исполнительном документе требования о взыскании денежных средств со счета должника (при условии наличия на этом счете достаточной суммы денежных средств) является основанием для привлечения банка не только к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 17.14 КоАП РФ и судебному штрафу по ч. 1 ст. 332 АПК РФ. Кроме того, взыскатель вправе предъявить требования о возмещении убытков, вызванных неисполнением исполнительного документа.

            Несмотря на то, что банк выступает в качестве агента государственной власти,  деликтную ответственность за нарушение  властных полномочий по принудительному списанию денежных средств со счета должника несет не казна РФ, но кредитная организация как гражданско-правовой субъект за счет собственного имущества.

            В отношении ответственности банков суды не применяют те иммунитеты (ограничения), которые традиционного действуют при взыскании вреда с казны за незаконные действия судебных приставов-исполнителей.

            Во-первых, потерпевшему не надо признавать незаконными в судебном порядке по правилам АПК РФ действия кредитной организаций.

Невключение банка в список субъектов, действия которых могут быть признаны незаконными по правилам, предусмотренным главой 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не может служить основанием для отказа в защите лицу, чьи права и законные интересы нарушены оспариваемыми действиями (бездействием) банка[3].

            Во-вторых, банк одновременно может быть привлечён как к ответственности в виде уплаты значительного по размеру штрафа государству, так и к имущественной ответственности в пользу потерпевшего.

В то время как пристав, чьи незаконные действия причинили вред, как правило, отвечает в размере среднемесячного заработка[4].

И то только в том случае, если убытки казны будут взысканы с него в регрессном порядке.

            В-третьих, банк, не исполнивший требования исполнительного листа не вправе ссылаться на то, что взыскателем не утрачена возможность взыскания убытков с должника. Например, Верховный Суд РФ в определении от 31.10.

2014 N 306-ЭС14-3737 указал, что если в период, когда исполнительный документ подлежал исполнению, денежные средства на счете должника имелись и банк, действуя добросовестно и в соответствии с законом, имел обязанность и располагал возможностью перечислить спорную задолженность взыскателю, то для удовлетворения требования о возмещении убытков, причиненных банком, не имеет значения то обстоятельство, что у взыскателя остается формальная возможность получить присужденную сумму непосредственно с должника. Факт необоснованного уклонения от исполнения инкассового поручения является достаточным основанием для квалификации наличия у истца убытков в этой связи. В данном деле была доказана противоправность действий банка.

            Автор настоящей статьи полагает, что кредитные организации не должны отвечать собственным имуществом перед потерпевшим за ненадлежащее исполнение требований исполнительных документов. Деликтную ответственность перед потерпевшим должна нести казна РФ с применением тех стандартов доказывания, которые действуют в отношении судебных приставов-исполнителей.

            На сегодняшний день складывается парадоксальная ситуация, когда кредитные организации не только несут имущественную ответственность при реализации властных полномочий.

Но в отношении банков суды не применяют ограничения, которые традиционно защищают казну РФ от необоснованного смещения баланса общественных интересов.

Когда вред компенсируется только тем потерпевшим, которые продемонстрировали исключительно добросовестное поведение и приложили максимальные профессиональные усилия для достижения положительного результата, а не рассчитывали в качестве цели деятельности на гарантированные выплаты со стороны делинквента.

            Обращаем внимание, что государство возложило на кредитные организации публично правовые обязанности, но не установило ясный порядок их реализации.

            Первая проблема, возникающая у банков в рамках исполнения ст. 8 Закона об исполнительном производстве, связана с недостаточностью правового регулирования, которое позволяло бы кредитной организации надлежащим образом идентифицировать и устанавливать полномочия взыскателя, не являющегося клиентом банка[5].

Вторая проблема связана   с неоднозначностью судебной практики по поводу перечисления долга на счет представителя взыскателя[6]. Неоднозначным является вопрос о возможности кредитования счета должника в целях исполнения требований исполнительных документов, предъявленных к счету последнего[7]. Не всегда ясно, может ли банк в целях ПОД/ФТ не исполнить исполнительный документ[8].

Как быть, если взыскатель предъявил исполнительный лист не в то структурное подразделение кредитной организации, в котором открыт счет должника[9].

Может ли банк принять к исполнению исполнительный лист о взыскании денежных сумм в иностранной валюте (доллары), предъявленный к рублевому счету должника непосредственно взыскателем, при отсутствии у должника в этом банке банковских счетов в указанной иностранной валюте[10]? Правомерна ли позиция банка, согласно которой срок исполнения исполнительного документа начинает течь с момента его получения филиалом, в котором у должника открыт счет[11]? Должен ли банк исполнить исполнительный лист, если должник исключен из ЕГРЮЛ, но на его счете есть денежные средства[12]? Вправе ли банк вернуть исполнительный лист взыскателю по причине того, что организация-должник находится в процессе ликвидации? Может ли банк исполнить исполнительный документ, предъявленный к счету должника, путем выдачи взыскателю наличных денег[13]? Список сложностей, с которыми сталкиваются кредитные организации можно продолжать достаточно долго. Часть вышеописанных проблем были проанализированы автором настоящей статьи в многочисленных статьях и экспертных консультациях для ведущих справочно-правовых систем.

            Другие проблемы приходится анализировать, что называется в бою.

Например, недавно вышла статься автора в специализированном банковском журнале «Юридическая работа в кредитной организации» по теме «Должно ли ВСП банка принимать исполнительный лист в порядке  ст. 8 Закона № 229-ФЗ?[14].

Автор описывает спор, в котором он представлял интересы клиента по иску к банку, который отказался принимать исполнительный лист, поскольку офис банка не имел статуса филиала.

Итак, взыскатель, у которого на руках был исполнительный лист, обратился в кредитную организацию (в операционный офис) с заявлением в порядке ст. 8 Закона об исполнительном производстве, поскольку у должника был открыт банковский счет.

Однако банк отказался принять документы, сославшись на то, что головным подразделением установлен запрет на принятие почтовой корреспонденции внутренними структурными подразделениями. Этим правом наделены филиалы и головной банк.

  Поскольку в городе, в котором находился взыскатель банковские филиалы отсутствовали, то это означало, что взыскатель должен был выезжать в другой населенный пункт для предъявления исполлиста либо направлять его по почте.

Ни тот ни другой вариант взыскателя не устроил, поэтому он предъявил в суд иск о признании неправомерным бездействия кредитной организации, выразившиеся в непринятии исполнительного листа и заявления, оформленного в соответствии с ст. 8 закона об исполнительном производстве, к исполнению. 

   Интересы взыскателя представляла адвокат (автор настоящей статьи), который привел следующие доводы в пользу неправомерности действий кредитной организации. Истец, действуя в порядке ст.

8 ФЗ «Об исполнительном производстве», предъявила в банк, в котором открыт счет должника (ответчика), исполнительный лист и заявление. Данные документы не могут рассматриваться в качестве  обычной почтовой корреспонденции, поскольку являются исполнительными документами.

Порядок исполнения исполнительных документов регулируется исключительно такими нормативно-правовыми актами как закон «Об исполнительном производстве» и Положение Банка России 10.04.

2006 N 285-П «О порядке приема и исполнения кредитными организациями, подразделениями расчетной сети Банка России исполнительных документов, предъявляемых взыскателями». Банк не вправе изменить порядок исполнения исполнительных документов, установленный законодателем в вышеназванным правовых актах.

В ст. 8 Закона «Об исполнительном производстве» законодатель указал, что исполнительный документ о взыскании денежных средств или об их аресте может быть направлен в банк или иную кредитную организацию непосредственно взыскателем. В рамках настоящего спора исполнительный лист был предъявлен в операционный офис «Волгоградский» южного филиала банка.

Согласно пп. 9.5.1.-9.5.2. Инструкции Банка России от 02.04.

2010 N 135-И «О порядке принятия Банком России решения о государственной регистрации кредитных организаций и выдаче лицензий на осуществление банковских операций»  операционный офис вправе осуществлять все или часть банковских операций, предусмотренных выданной кредитной организации лицензией на осуществление банковских операций (положением о филиале), за исключением:

– операций (включая операции за счет клиентов) по купле и (или) продаже иностранной валюты как в наличной, так и в безналичной форме на межбанковском и биржевом валютных рынках;

– операций (включая операции за счет клиентов) по купле и (или) продаже ценных бумаг и иных финансовых активов, связанные с принятием кредитной организацией финансовых рисков (в том числе кредитного и рыночного), за исключением сделок, связанных с принятием кредитного риска на одного заемщика в размере менее пяти процентов собственных средств (капитала) кредитной организации.;

– предоставления займов (кредитов) кредитным организациям, а также размещения депозитов и иных средств в кредитных организациях;

– получения займов (кредиты), привлекать депозиты и иные средства от кредитных организаций;

– открытия и ведения корреспондентских счетов кредитных организаций (филиалов);

– открытия корреспондентских счетов в кредитных организациях (филиалах) для осуществления операций;

– выдачи банковские гарантии;

– осуществления акцептование и (или) авалирование векселей.

Принятие и исполнение исполнительных документов не названо в перечне операций, которые не вправе осуществлять операционный банковский офис. Таким образом, операционный офис является полноценным банковским подразделением, который осуществляет все операции, предусмотренные лицензий, в том числе операции по исполнению исполнительных документов, предъявленных к счету должника.

            В соответствии с официальной позицией Ассоциации российских банков нормы закона «Об исполнительном производстве» даже, если счет должника открыт в другом структурном подразделении банка, это не обязывают взыскателя направлять исполнительный документ именно в то структурное подразделение банка, в котором открыт счет должника. Исполнительный лист может быть предъявлен в любое структурное подразделение кредитной организации (Заключение Ассоциации российских банков о порядке исполнения исполнительного документа, направленного взыскателем не в то структурное подразделение кредитной организации, в котором открыт счет должника № а-02/5-302 от 11.05.2012).

Источник: https://zakon.ru/Blogs/otvetstvennost_banka__za_neispolnenie_trebovanij_ispoldokumenta_predyavlennogo_k_schetu_dolzhnika/78038

Замена стороны на стадии исполнения судебного акта: что необходимо учесть?

Сроки исполнения исполнительного листа по разбирательству с банком

Главной целью любого судебного разбирательства является разрешение спора путем вынесения законного и исполнимого судебного акта. Но его принятие в большинстве случаев — только первый этап на пути получения ожидаемого результата.

Все же главной целью лица, в пользу которого принят данный документ, является его исполнение. На этой стадии может возникнуть ряд сложностей, в том числе и в связи с необходимостью замены стороны: как взыскателя, так и должника.

Основные подводные камни этого процесса и способы избежать их на примерах исполнения актов арбитражных судов рассмотрим в материале.

Идеальной представляется ситуация, когда для исполнения вынесенного акта не требуется применения процедур принудительного исполнения, например в случае добровольной выплаты присужденной суммы.

Но, к сожалению, на практике в большинстве случаев требуется принудительное исполнение, в частности обращение в Федеральную службу судебных приставов, а в случае взыскания денежных средств — в кредитную организацию.

По смыслу Арбитражного процессуального кодекса РФ исполнение судебного акта является неотъемлемой частью судебного процесса. Данное правило абсолютно логично, так как важен не сам судебный процесс, а его результат — восстановление нарушенных прав и законных интересов участников разбирательства.

Иное означало бы потерю связи между судом как органом, наделенным полномочиями на разрешение возникающих споров, и непосредственным исполнением судебного акта как внешним выражением результата разрешения спора.

Суд на данной стадии в большей степени наделен функциями контроля и разрешения организационных вопросов.

Указанное является не праздным теоретическим рассуждением, а имеет сугубо практическое применение.

Если исполнение судебного акта является стадией судопроизводства, то логичным является распространение в отношении исполнения норм о правопреемстве, предусмотренных процессуальным законом, в частности ст. 48 АПК РФ. В части 1 обозначенной статьи указано, что правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса, следовательно, и при исполнении судебного акта.

В случае если происходит принудительное исполнение, то корреспондирующей нормой к положениям АПК РФ выступает ст. 52 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве).

Цитируем документ

В случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина, реорганизация организации, уступка права требования, перевод долга) судебный пристав — исполнитель производит замену этой стороны исполнительного производства ее правопреемником.

Статья 52 Закона об исполнительном производстве

При этом более важным в данном случае является не лицо, производящее замену, а основание такой замены. В соответствии с действующим законодательством единственным способом осуществить правопреемство на стадии исполнения судебного акта является получение судебного акта о правопреемстве (п. 1 ч. 2 ст. 52 Закона об исполнительном производстве).

Указанный вывод дополнительно подтвердил Пленум Верховного суда РФ в п. 27 постановления от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (далее — постановление № 50).

Цитируем документ

В случае выбытия взыскателя или должника в исполнительном производстве, возбужденном на основании выданного судом исполнительного документа (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в правоотношениях), вопрос о правопреемстве подлежит разрешению судом (ст. 44 ГПК РФ, ст. 44 КАС РФ, ст. 48 АПК РФ, п. 1 ч. 2 ст. 52 Закона об исполнительном производстве).

Пункт 27 постановления № 50

Правило о необходимости судебной замены лица справедливо и для исполнения судебного акта кредитной организацией.

Так как банк должен исполнять именно судебный акт, то замена стороны также происходит в соответствии с требованиями процессуального законодательства.

При этом стоит отметить, что Закон об исполнительном производстве регулирует принудительное исполнение не только со стороны приставов, но и со стороны кредитных организаций.

В каких случаях необходима замена и как она производится?

Правопреемство — достаточно распространенный институт гражданских правоотношений. При этом закон не делает каких-либо отличий при замене стороны как в случае универсального, так и в случае сингулярного правопреемства. Необходимость замены стороны на стадии исполнения судебного акта может возникнуть в случае наследования, реорганизации юридического лица, уступки права требования и т.д.

Инициатором замены стороны на стадии исполнения может выступать судебный пристав — исполнитель, стороны исполнительного производства, лицо, считающее себя правопреемником выбывшей стороны исполнительного производства. Соответствующее заявление подается вне зависимости от того, выдавался исполнительный лист или нет, так как данный факт не может ограничить права лиц на правопреемство.

В постановлении № 50 указано, что вопрос о правопреемстве выбывшей стороны исполнительного производства суды рассматривают, применяя положения АПК РФ об отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта, изменении способа и порядка его исполнения (ст.

324 АПК РФ). Данный порядок подразумевает извещение судебного пристава — исполнителя, стороны исполнительного производства и лица, указанного в качестве правопреемника. Нарушение порядка извещения указанных лиц является основанием для отмены судебного акта.

Судебный пристав — исполнитель не привлекается к рассмотрению заявления, если исполнительное производство не возбуждено и замена производится для целей будущего обращения за принудительным исполнением.

Отметим, что положения ст. 333.21 Налогового кодекса РФ не содержат требования об оплате государственной пошлины при подаче заявления о процессуальном правопреемстве.

Суд при рассмотрении заявления о процессуальном правопреемстве должен проверить и установить, действительно ли сторона выбыла из правоотношения, в котором она является стороной по делу, а также состоялась ли передача стороной соответствующих прав ее правопреемнику в случаях, предусмотренных законодательством, на момент рассмотрения вопроса.

Например, в постановлении АС Московского округа от 03.04.

2017 № Ф05-1996/2017 по делу № А40-145733/2015 рассмотрена ситуация, когда в передаточном акте организации отсутствовало указание на то, что права по договору, из правоотношений по которому возник спор по делу, передавались новому юридическому лицу в результате правопреемства. Суд отказал в удовлетворении заявления о замене, так как исходил из отсутствия факта перехода прав.

Достаточно распространенной является судебная практика, по которой суды отказывают в правопреемстве по договорам цессии. Суды изучают момент перехода права и устанавливают, был ли осуществлен такой переход.

Например, если в договоре цессии установлено, что право цедента переходит к цессионарию только после получения встречного исполнения, а подтверждений такого исполнения, в частности оплаты, не предоставлено, суд отказывает в удовлетворении заявления о правопреемстве (см.

, например, постановление АС Дальневосточного округа от 18.07.2016 № Ф03-3247/2016 по делу № А51-13992/2007).

Если передача прав запрещена либо не соответствует законодательству Российской Федерации, то заявителю будет отказано в произведении замены.

В случае, если правопреемство произошло на основании договора цессии, а в соответствии с требованиями законодательства такой договор должен быть зарегистрирован, отсутствие регистрации является основанием для отказа в удовлетворении заявления о правопреемстве (см., например, постановление АС Северо-Западного округа от 24.01.2017 № Ф07-11476/2016 по делу № А66-1561/2015).

Таким образом, при подаче заявления о замене стороны исполнительного производства необходимо внимательно проанализировать обстоятельства и имеющиеся документы на предмет фактического перехода прав по правоотношениям. Отсутствие подтверждения факта передачи прав и обязанностей является одной из наиболее распространенных причин для отказа в удовлетворении заявления о замене стороны.

В соответствии со ст.

187 АПК РФ определение о процессуальном правопреемстве вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в течение месяца со дня вынесения. При этом Налоговый кодекс РФ не предусматривает обязанности по оплате госпошлины при обжаловании определения об отказе в удовлетворении заявления об установлении процессуального правопреемства.

В каких случаях замена не производится?

Помимо необоснованности заявления о правопреемстве, основаниями для отказа суда в удовлетворении соответствующего требования будут следующие случаи.

В соответствии со ст.

383 ГК РФ переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований о выплате алиментов и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается.

На невозможность правопреемства в рамках исполнения судебного акта в случаях, если права или обязанности неразрывно связаны с личностью стороны, также указывает Пленум ВС РФ в постановлении № 50.

Согласно позиции Верховного суда РФ в случае, если у организации произошло изменение наименования без процедур реорганизации, необходимости в подачи заявления о процессуальном правопреемстве нет (п.

20 постановления № 50). В таком случае состав сторон не изменяется, соответственно, переход прав по смыслу гражданского законодательства не происходит.

Из чего следует, что основания для внесения изменений в субъектный состав отсутствуют.

Данной позиции придерживался и Высший арбитражный суд РФ. В частности, в постановлении Президиума ВАС РФ от 22.03.2012 № 14953/11 по делу № А56-13787/2011 cказано, что если изменяется наименование взыскателя, то выбытия стороны из правоотношения не происходит и, следовательно, необходимости в разрешении судом вопроса о процессуальном правопреемстве нет.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/370672/

Ваши права
Добавить комментарий