Претензия цветочному магазину?!

Личный опыт: как я открыла цветочный магазин для ЛГБТ

Претензия цветочному магазину?!

Светлана Ахметдинова открыла цветочный для ЛГБТ в середине лета, и сейчас это единственный подобный магазин в России.

Ребята, работающие над этим проектом, стремятся показать, что цветы — для всех, независимо от пола, возраста и ориентации.

Поговорили с основательницей и выяснили, почему в магазин боятся приглашать покупателей, кто делает дерзкие фотографии для Instagram и как букет достался Александру Гудкову.

Букеты для дома и обучение

Я окончила журфак в Самаре, переехала в Москву и долгое время работала корреспондентом на федеральных каналах: делала документальные фильмы, много общалась с людьми и творчески себя выражала.

Со временем с телевидения пропали хорошие проекты и началась звёздная болезнь: все начали снимать, как знаменитости какают, писают и спят друг с другом. Мне это было совершенно неинтересно, потому что я занималась серьёзными расследованиями и любила уголовную тематику.

От происходящего вокруг меня просто тошнило. Осенью 2016 года я окончательно ушла из журналистики и снова начала искать себя.

Мне было 30, и я осознала, что кроме основной профессии, которая осталась позади, ничего больше не умею.

Однажды я приехала на цветочную базу, чтобы украсить дом, и поняла, что цветы здесь стоят намного дешевле, чем в магазинах. Я стала привозить небольшие букетики в коттеджный посёлок для себя и соседей. Во флористике я была полным профаном, поэтому цветы дохли через два дня: они, скорее всего, были несвежими.

Чтобы немного прокачаться, я пошла в Moscow Flower School. Именно там я поняла, что хочу заниматься флористикой, но работать на кого‑то не вариант, потому что профессия низкооплачиваемая. После зарплаты на федеральном канале не хотелось возвращаться к 40 000 рублей, поэтому я решила открывать собственный бизнес.

Первый магазин и серьёзный провал

В 2018 году я окончательно созрела для офлайн‑точки. Побоялась делать исключительно интернет‑магазин, потому что подумала, что не смогу продвинуться — делать это тяжело до сих пор.

Я открыла небольшой магазинчик на Курской с бешеной арендой в 90 000 рублей. Точка оказалась дорогой, потому что находилась в новом бизнес‑центре с выходом на Садовое кольцо.

Вокруг расположились бизнес‑центры класса А с нефтегазовыми и энергетическими компаниями внутри. Казалось бы, деньги должны плыть прямо в карман, но ничего подобного не произошло.

Точка была абсолютно новая: на этом месте раньше не было ни цветочного, ни какого‑либо другого магазина. В таких условиях требуется больше года, чтобы люди узнали о тебе.

Наш автор пишет только про то, что пережил. Для него это терапия — прожить травму и показать людям, что они не одиноки в своих душевных терзаниях

Мне было очень тяжело тащить на себе аренду, потому что кроме неё приходилось платить ещё и зарплаты флористам.

В общей сложности я отдавала девочкам около 45 000 рублей, потому что часть смен закрывала самостоятельно. Это очень важный момент: чтобы понять бизнес, нужно постоять за прилавком — мыть полы, зачищать цветы и смотреть, как они умирают.

Я продержалась на этой точке 7 месяцев, и мне удавалось выходить в ноль только благодаря живому интересу к делу.

Я продавала цветы соседям и получала прибыль за счёт сторонних ресурсов, но это неправильно. Место должно окупать себя самостоятельно, а твои телодвижения — это уже дополнительный заработок. Если выходить в ноль без них не получается, нужно сворачиваться. Так я и сделала.

Из вложенных 500 000 рублей вернуть получилось только половину. Из них 100 000 рублей — чистая прибыль с 8 Марта, а оставшиеся 150 000 — холодильник и флористический стол.

Если сравнивать с другими цветочными магазинами в Москве, потери оказались не такими уж и большими.

Многие после таких факапов опускают руки, но я всем говорю, что потерянные 250 000 — это плата за очень крутой бизнес‑курс. Я вынесла из него кучу полезных знаний.

Поиск решений и нежелание работать с инвестором

Сейчас трудно создать прибыльный флористический бизнес. Разговоры о том, что в первый месяц после открытия магазина ты сможешь купить себе машину, потом квартиру, а после 8 Марта отдельное жильё для своих детей — миф.

100 000 рублей в месяц — это реально круто для цветочного. Если будете столько получать, значит, вы невероятно крутой бизнесмен с обалденной флористикой или у вас шикарная точка.

В остальном стоит рассчитывать примерно на 40 000 рублей ежемесячной чистой прибыли.

Я понимала, что дальше смогу существовать в двух категориях: либо с точкой с хорошей проходимостью, либо с инвестором. Найти хорошее место в Москве практически невозможно, потому что везде работают «входные билеты»: чаще всего идеальные точки занимают свои люди или те, у кого много денег.

Однажды мне предложили нормальное расположение, но за вход нужно было заплатить 40 000 долларов, которые не возвращаются.

Договор при этом заключался на год, но я понимала, что за это время невозможно отбить 2,5 миллиона на цветах. Для этого нужно закрыть половину из уже существующих в Москве магазинов. В общем, я отказалась, потому что побоялась рисковать.

С инвестором всё тоже очень непросто. Нужно понимать, что вы будете делиться с ним деньгами, но однажды можете поругаться. Вкладывать силы и развивать идею, чтобы потом услышать «До свидания!», не хочется. Эта схема мне не нравилась, поэтому я решила сконцентрироваться на классной идее, которая зайдёт на рынке без удачно расположенной точки и поддержки инвестора.

Каждый наш пост и фото говорят: быть неидеальным — это уникально

Проверка идеи и помощь в выражении чувств

Идея открыть цветочный магазин для ЛГБТ появилась спонтанно. Я вспомнила, что однажды мой друг Коля пришёл и попросил сделать букет для своего парня. Он очень застенчивый, поэтому относится к этому вопросу с большим трепетом.

Мы подобрали идеальный вариант, и я решила узнать, почему он не приобрёл букет в обычном магазине. Оказалось, что это непросто: флористы постоянно спрашивают, для кого эти цветы, поэтому приходится постоянно врать и извиваться.

Люди продолжают задавать вопросы, и в результате разговор просто рассыпается.

Я поняла, что это проблема: человек не может свободно поделиться своей любовью и открыто сказать, кому выражает чувства. Над ним посмеются, а в худшем случае вообще откажут — такие магазины, как ни странно, существуют в Москве.

Как только в мою голову закралась идея создать цветочный для ЛГБТ, я сразу же рассказала о ней своему лучшему другу Стасу. Мы познакомились на первом курсе университета, когда учились на журфаке. В одно время он мне нравился, но я получила отказ. Это стало ударом, так что я горевала и не могла его простить.

Через год после этого мы встретились в областной библиотеке и Стас сообщил, что он гомосексуал и буквально недавно познакомился с классным парнем Андреем. К тому времени все мои обиды уже прошли, так что я была за него очень рада. С тех пор мы дружим уже 16 лет.

Стас отреагировал на мою идею без особого энтузиазма, сказал: «Вроде ничего». Мы договорились поспрашивать у знакомых, насколько это интересно: он у своих, а я у своих.

Мне не хотелось зацикливаться только на ЛГБТ, потому что я понимала, что есть такие же люди, как я, — просто френдли. Они тоже могут покупать букеты и приводить своих друзей.

После опроса знакомых мы поняли, что нужно приступать к делу.

Боязнь хейта и поиск единомышленников

Название Frozz Rose появилось быстро. Хотелось, чтобы оно было коротким и звучным. Со слоганом сложнее, потому что важно передать смысл. Помню, как позвонила знакомой в ночи и попросила как‑нибудь перевести на английский идею, что цветы выше любого гендера. После двух часов общения она сказала: «Above Gender Flowers», — и я поняла, что это то, что нужно.

В обществе существуют стереотипы о том, что геи и лесбиянки не могут дарить друг другу цветы — эти отношения не признают. Если такой человек подарит букет гетеросексуалу, на него тоже косо посмотрят. Это просто чушь собачья.

Цветы можно дарить всем, и для этого всегда есть повод.

Люди обращаются к нам, потому что хотят выразить чувства: букет дополняет их мысли, желания и слова. Он является продолжением их любви, поэтому заказчики очень трепетно относятся к выбору, и мне это нравится.

Мы существуем в интернете, но есть и физическая точка. Аренда небольшая — 25 000 рублей, потому что мы делим помещение с другими ребятами. Мы никому не говорим, где находимся, потому что боимся хейта.

Однажды нам написал странный клиент, который задавал кучу вопросов в директ и говорил, что хочет приехать лично. Мне показалось, что лучше скрыть наше местоположение. Когда он понял, что адрес ему не узнать, быстро слился.

Мы можем пригласить к себе людей, в которых уверены, но чаще всего этого не делаем: переживаем, что приедут гомофобы и сделают что‑нибудь сумасшедшее.

На одной техновечеринке кто‑то расхваливал наши фотосеты, рассказывая, что это «в стиле Dazed». Для нас это просто стиль свободы

Я сразу понимала, кто будет со мной работать: флористикой занимается Вера — очень приятная девушка, которая тоже в теме.

Недавно к нам присоединился парень, который предложил развозить букеты. А продвижением в социальных сетях занимается Стас. Я знала, что именно он должен вести Instagram, потому что мне очень нравится, как он пишет.

Я дала ему карт‑бланш — позволила делать всё, что он хочет, потому что давно с ним дружу и точно знаю его юмор и стиль.

Цены и ассортимент

Сначала мы собирали монобукеты в цветах флага ЛГБТ, но сейчас расширили ассортимент и всё чаще делаем особенные композиции под каждого человека.

Одним важно, чтобы в букете были пионы, другие просят сохранить одну цветовую гамму, например на днях будем делать чёрный букет. Некоторые скидывают фотки из Instagram и просят проанализировать аккаунт, чтобы придумать подходящий вариант.

Мы смотрим и сразу понимаем, что если человек в татуировках и с атрибутикой БДСМ на кадрах, то ему точно не подойдёт что‑то розовое, нежное и воздушное.

Однажды мы сделали букет для расставания. Оказалось, что парень не любит гвоздики, но обожает розы. Мы совместили их, чтобы композиция говорила: «Ты классный, спасибо, что был со мной все эти месяцы». И в то же время: «Пока‑пока, вот тебе гвоздики, которые ты не любишь».

Была и другая ситуация: парень сказал, что сегодня годовщина, но он расстаётся с партнёром и собирает чемодан. Попросил сделать что‑нибудь тёмное, но красивое. Буквально за сутки до доставки он написал, что передумал расставаться и разбирает чемодан, поэтому теперь ему нужен светлый букет. Мы очень обрадовались и сделали композицию красочной, потому что любовь продолжается.

Мы специально взяли для съёмок разные типажи — людей из нашей с вами жизни

Когда я занималась своим первым цветочным, я столкнулась с проблемой: люди думают, что на 5 000 рублей можно собрать гигантский букет и всё будет здорово.

На самом деле в январе на эти деньги можно купить примерно 11 пионов, красиво их упаковать — и получится обалденно. Да, это совсем немного, но зато действительно красиво. Мы пытаемся объяснить покупателям, что не нужно гнаться за объёмом.

Главное — делать стильно и дарить с душой.

У нас стандартная наценка — такая же, как и везде в Москве. При этом мы ни разу не делали скидки и не отдавали букеты по 1 250 рублей. Это ни к чему не приведёт, потому что в итоге кто‑то всё равно останется обманутым — либо клиент, либо ты сам.

Собственный стиль и съёмки для Instagram

Когда я начала думать об Instagram, сразу поняла, что нужно снять цветы так, как это не делал никто. Красивые девушки с обложки на белом фоне всем уже надоели, так что нужны кадры, увидев которые, люди скажут: «Блин, это что вообще за фигня? Как они это сделали?»

В голове сразу же возникли образы, и я решила подключить к процессу знакомую, с которой раньше работала на телевидении. Когда я обратилась к ней с просьбой поснимать, она сразу же согласилась, потому что всегда мечтала провести съёмку в подобной тематике. Я сразу сказала, что развязываю ей руки.

Хочешь положить человека на пол, поднять ноги и вложить в них букет? Пожалуйста! Нужно обнажённое тело? Есть люди, которые согласны на это.

Первым в фотосессии поучаствовал Стас, а затем он подтянул своих друзей, которые тоже привели знакомых, — в моделях у нас точно не было дефицита. Проблема возникла, когда моя бывшая коллега улетела в отпуск и мы остались без фотографа. Я написала парню, с которым познакомилась на набережной в Самаре 15 лет назад.

Сейчас он входит в топ‑50 лучших фотографов страны и снимает все звёздные свадьбы. Конечно, денег на него у нас не было, потому что на каждую съёмку выделяется не больше 12 000 рублей, в которые входит зарплата фотографа, закупка цветов и аренда студии.

К счастью, когда я сказала, что мы будем снимать гомосексуала в образе дрэг‑королевы, он сразу же согласился поучаствовать в проекте и сделал нам большую скидку.

Андрея обожают наши подписчики. Мы познакомились с ним после концерта рэперов «Каспийский груз».

Фотографии получились шикарными, а потом он написал в Instagram, что он гомофоб.

Оказалось, что парень согласился на фотосессию для того, чтобы побороть внутреннее отторжение и выйти на новый для себя уровень. Конечно, никто об этом не знал, да и на съёмке он вел себя очень спокойно.

В общем, мы ещё и человека полечили.

Мы боялись, что столкнёмся с тотальным хейтом, но негатива практически нет. В самом начале мы три недели провисели в теневом бане, но больше подобных инцидентов не было — люди, наоборот, пишут, что мы классные, и просят продолжать.

В нашем Instagram просто невероятная вовлечённость, хотя мы этого не ждали. Подписчики сохраняют посты и отправляют своим друзьям, чтобы они тоже нас читали.

Думаю, успех в том, что мы делаем всё это не ради денег. Если ты хочешь просто заработать, бизнес‑модель быстро развалится.

Источник: https://lifehacker.ru/kak-otkryt-cvetochnyj-magazin/

Станислав Даровских: Цветочный бизнес достаточно тяжелый | РуГрад.еу — Калининградский деловой портал

Претензия цветочному магазину?!

О том, как живется цветочному бизнесу в Калининграде, откуда привозят цветы в регион, и каковы объемы регионального флористического рынка, RUGRAD.EU рассказал директор сети цветочных салонов «Протея» Станислав Даровских.

– Какая сумма начальных инвестиций позволит новичку войти в цветочный бизнес? Я говорю сейчас об открытии своего цветочного салона.

– Вам нужно прописать для себя хоть какой-то минимальный бизнес-план, затем нужно будет арендовать торговое место, поставить цветочный холодильник и обзавестись оборудованием. Холодильник стоит где-то 40 тыс., «бэушный» можно купить за 20 тыс. Ставка аренды зависит от места. Минимальная площадь торговой точки для магазина – это где-то 15 кв.

м. Если взять среднюю ставку, получится за метр около 60 евро. То есть, уже мы получаем около 80 тыс. руб. плюс оборудование и канцтовары – еще 15 тыс., сами цветы, одноразовый закуп – это еще 20 тыс. руб. В сумме – около 120 тыс. руб.

Но вы должны понимать, что должно пройти некоторое время, в течение которого клиент будет привыкать к тому, что именно в этом месте есть цветочный салон. То есть у вас должны быть средства не только на вход в этот бизнес, но и на его раскрутку. Представьте магазин, который торгует джинсами, и цветочный магазин.

Вы завезли цветы, прошла неделя и хочешь-не хочешь – вот эти джинсы, которые не проданы, придется выбросить и вместо них повесить новые.

Конечно, при организации своего бизнеса нужно учесть, что в конечном итоге это будет: салон или уличная торговая точка. В салоне больше так называемых наполнителей. Салон – это то место, куда люди приходят купить букет. В моем представлении букет – это не только розы, а там еще есть эвкалипт, эостома.

То есть около 50% ассортимента – это так называемые наполнители, которые делают букет красивым. Если вы открываете какой-то новый бизнес, нужно ориентироваться еще на то, на какого клиента вы рассчитываете. Стоимость наполнителя примерно такая же как и стоимость розы.

Когда человек приходит и заказывает букет на тысячу рублей, там может быть 7 роз и большое количество наполнителя.

– А вообще какие риски существуют в таком бизнесе?

– То, что цветы – скоропортящийся товар, и есть самый большой риск. Еще нужно грамотно поставить точку, чтобы она располагалась в действительно проходимом месте.

– Мнение о том, что цветочный бизнес один из самых высокодоходных, себя оправдывает? Каковы объемы регионального рынка?

– Нет, тут норма прибыли меньше средней, и сам по себе цветочный бизнес достаточно тяжелый. Объемы оценить достаточно сложно, это будет очень примерно. Ориентировочно в неделю закуп у всех компаний в области получается примерно на 5 млн руб., недельный оборот в рознице – это где-то 15-20 млн руб. на всех, а оптовое направление – где-то 9 млн руб. в неделю.

– Откуда обычно доставляются цветы? И есть ли возможность полностью отказаться от импорта цветов и перейти полностью на отечественного производителя?

– Мы возим цветы из Чехии. Ассортимент и цены, конечно, лучше у иностранных поставщиков. В Калининградской области есть питомники и теплицы, но они предлагают пока достаточно скромный ассортимент. Когда же ты занимаешься оптом и у тебя не один салон, то везется не одна сотня позиций.

Например, роза сорта «Гран При» бывает 60 см, 70 см, 80 см. Создать ассортимент на 800 наименований достаточно сложно. Большое количество цветов идет из Эквадора и Колумбии, где природные условия позволяют выращивать их круглый год. Затем они самолетом поступают в Европу.

И несмотря на весь этот непростой процесс, их все-равно закупать за рубежом дешевле, чем производить в России. Весь необходимый ассортимент произвести у нас просто невозможно. Очень важно сохранить во время транспортировки нужную температуру.

Есть цветы, которым нужны плюсовая температура – это горшечные цветы, а срезанным цветам нужно +5-7 градусов. У нас все грузовики двухтемпературные, там есть внутренняя перегородка: здесь одни цветы, здесь — другие.

– А что можно все-таки у нас выращивать? Может быть, какие-то грунтовые растения?

– Самое оптимальное – это выращивать уличные растения. Еще в теплицах выращивают рассаду – однолетники, которые обычно высаживают на клумбы в конце весны. Можно выращивать горшечные цветы. Есть теплицы, например, под Москвой, нам предлагают у них закупаться, но у них ассортимент состоит из 7 сортов роз и все.

И это закрыто гектарами! А в Европу приходят цветы со всего мира – из Турции, Израиля, Эквадора и потом комплектуются в грузовики и опять расходятся по всему миру, вплоть до Японии. В России есть теплицы, где выращиваются розы, причем по 2 тыс. гектар, там какие-то сумасшедшие объемы.

Но опять же, ну закроют они по розе какие-то потребности, а лилия, а гвоздика?!

– Насколько сильно влияет сезонность цветочного и флористического бизнеса на процесс планирования развития компании и как его минимизировать?

– Есть месяцы, когда цветы объективно продаются плохо- это октябрь и январь. На Новый год мы в магазинах делаем переоформление, вывозим оттуда горшечные цветы, а в январе наоборот начинаем наполнять магазин. Ассортимент магазина обычно состоит из срезанных и горшечных цветов, сувенирной продукции и подарочной упаковки. Но основную долю прибыли конечно дают цветы.

– Цветы – товар скоропортящийся, куда девать подпортившиеся цветы, можно ли их вернуть поставщику?

– Есть такое понятие как «претензия», которая выставляется поставщику если качество цветка по разным причинам не устраивает.

Но тут нужно понимать, что поставщик — это оптовая фирма, которая напрямую обращается к владельцам плантации и говорит: «Нам поступила претензия на ваши цветы» и если плантация принимает эту претензию, значит мы мирно расходимся. Хотя у нас, к счастью, пока никаких серьезных конфликтов ни с кем не было.

– Такая услуга как доставка цветов востребована в Калининграде?

– Востребована. У нас своя служба доставки, которая, если нужно, может доставить букет хоть ночью. Издержки на ее содержание потом плюсуются к тем 23% транспортных расходов. У нас покупает один человек розу с доставкой в Советск, ему доставка выходит дороже, чем стоимость цветка.

Но при заказе на сумму 1,5 тыс. доставка бесплатная. Мы делаем доставку не только в Калининград, но и по России, по всему миру. Есть такая международная система «Интерфлора», она объединяет все цветочные магазины. Соответственно, никто на самолете не летит, есть диспетчер в Москве.

К нам приходит клиент, оплачивает заказ и Москва, например, передает заказ в Лос-Анджелес, где букет вручают получателю. Все идет взаимозачетом. Единственная оговорка: желательно определиться с заказом за 3-4 дня.

Доставка никакой прибыли не приносит, просто помогает развивать уже существующий бизнес.

– Кто чаще размещает заказы: частные лица или корпоративные клиенты? С кем выгоднее работать – с частниками или корпоративными клиентами?

– Вы знаете, на моей памяти банк, к примеру, последний раз приходил в 97 году. Каких-то корпоративных крупных заказов нет особенно, просто есть в компаниях люди, которые отвечают за такие вещи.

– Вам приходилось работать с госзаказами, участвовать в тендерах? Например, на озеленение от муниципальных властей?

– Нет, никогда. Озеленение предполагает работу по озеленению, если мы говорим об уличных растениях. У нас есть компания, которая этим занимается, там нужна бригада и техника. Но когда наступает ноябрь, озеленение заканчивается, затем декабрь-январь-февраль и встает вопрос, что делать с этими людьми: их распускать или кормить.

Если распустишь – не факт, что весной ты их соберешь, а если будешь кормить- откуда брать средства? У ландшафтников – отдельная песня, у нас были фирмы, которые распадались. Дизайнер набирает бригаду, она работает, а через год-два бригада работает самостоятельно. То же самое с флористикой.

У нас в принципе бизнес не защищен от такого вот ухода персонала. Приходит девушка, и я заинтересован, чтобы она училась, стала отличным специалистом, мы каждый год привозим какого-то зарубежного флориста, входящего в мировой ТОП-10, который читает курсы для наших клиентов и сотрудников.

Также обычно мы устраиваем шоу-показ в торговом центре «Европа», совмещаем его с днем рождения центра.

– Требует ли бизнес ежегодных капитальных инвестиций в него? Или на данном этапе развития компании достаточно лишь финансировать текущие расходы, чтобы удержать конкурентные позиции на рынке? Какие статьи расходов наиболее значительны для бюджета организации?

– Ориентируясь на наши возможности, мы постоянно двигаемся вперед, постоянно находимся в развитии. В этом году мы открыли 5 магазинов и из одного съехали, считай 6. К концу этого года у нас будет 9 магазинов: 8 – в Калининграде и 1- в Светлом. У нас достаточно известная в Калининграде компания и если где-то открывается торговый центр, к нам поступают предложения, хотят видеть именно нас.

Если магазин находится в собственности, то самые большие расходы – это, конечно, зарплата. Если магазин в аренде, надо смотреть какая там ставка. Обычно выходит, что аренда выше, чем зарплата. Каждую неделю происходит закуп цветов и сопутствующего товара, это понятно.

– У вас достаточно активно работает оптовое направление. А что прибыльнее: розница или опт в вашем случае?

– У нас компания семейная, деньги в одном кармане. Я как-то не делю для себя розницу и оптовую торговлю. На опте чем хорошо торговать: товар появился, ты его продал и через два дня его нет. Магазины же требуют каждодневной заботы. Получается где-то 50/50.

Елена Иванова

Источник: https://rugrad.eu/interview/643921/

Ваши права
Добавить комментарий