Права члена УИК при увольнении

Судебная практика по рассмотрению дел о незаконном увольнении работника – члена избирательной комиссии (Попова Е.А.)

Права члена УИК при увольнении

Дата размещения статьи: 18.01.2016

Для реализации и защиты избирательных прав и права на участие в референдуме граждан, осуществления подготовки и проведения выборов и референдумов в Российской Федерации формируются избирательные комиссии. Так как большинство членов избирательных комиссий являются наемными работниками, особое значение для них приобретают законодательно закрепленные гарантии в сфере труда.

“Одним из принципов, на которых строится работа избирательных комиссий в ходе организации и проведения выборов, референдумов, является принцип независимости, означающий в том числе независимость и беспристрастность их членов как лиц, наделенных публично-значимыми функциями. Реализация этого принципа требует от федерального законодателя предоставления тем из них, кто осуществляет полномочия члена избирательной комиссии наряду с обязанностями по трудовому договору, особых гарантий в рамках трудовых правоотношений” [1].

В соответствии с пунктом 19 статьи 29 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации” (далее – Федеральный закон об основных гарантиях) член комиссии с правом решающего голоса до окончания срока своих полномочий, член комиссии с правом совещательного голоса в период избирательной кампании, кампании референдума не могут быть уволены с работы по инициативе работодателя или без их согласия переведены на другую работу.

Следует отметить, что в Федеральном законе об основных гарантиях речь идет о запрете увольнения работника, являющегося членом избирательной комиссии, только по инициативе работодателя. То есть увольнение работника – члена избирательной комиссии по иным основаниям, которые в соответствии с Трудовым кодексом РФ с инициативой работодателя не связаны, допустимо.

Так, возможно увольнение работника, являющегося членом избирательной комиссии по истечении срока трудового договора (п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ), в связи с отказом работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора (п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ), в связи с отказом работника от перевода на работу в другую местность вместе с работодателем (п. 9 ч.

1 ст. 77 ТК РФ), в связи с дисквалификацией или иным административным наказанием, назначенным работнику, исключающим возможность исполнения им обязанностей по трудовому договору (п. 8 ч. 1 ст. 83 ТК РФ), в связи с прекращением допуска работника к государственной тайне, если выполняемая работа требует такого допуска (п. 10 ч. 1 ст.

83 ТК РФ), а также в других случаях увольнения не по инициативе работодателя.

Конституционно-правовой смысл положений, содержащихся в пункте 19 статьи 29 Федерального закона об основных гарантиях, выявлен в Определении Конституционного Суда РФ от 16 января 2007 года.

N 160-О-П “По жалобе федерального государственного учреждения “Маганский лесхоз” на нарушение конституционных прав и свобод положением пункта 19 статьи 29 Федерального закона “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации”.

“Положение пункта 19 статьи 29 Федерального закона “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации” в системе действующего правового регулирования не исключает возможность увольнения по инициативе работодателя лица, исполняющего полномочия члена избирательной комиссии с правом решающего голоса, по такому предусмотренному законом основанию для расторжения трудового договора, как грубое нарушение трудовых обязанностей, в случае если увольнение не является результатом преследования лица за исполнение возложенных на него публично-значимых функций” [1].

Однако на практике для признания судом увольнения работника незаконным часто было достаточно лишь подтвердить его членство в избирательной комиссии с правом решающего либо совещательного голоса. К такому же выводу пришел Конституционный Суд РФ [1].

Подобная судебная практика способствовала злоупотреблению работниками – членами избирательных комиссий правом, использованию гарантий, предоставляемых им законодательством о выборах и Трудовым кодексом РФ, в качестве средства для освобождения от ответственности за недобросовестное выполнение обязанностей по трудовому договору.

Так, Кузнецова Г.Р., уволенная с должности главного лесничего и заместителя директора ФГУ “Маганский лесхоз” за однократное грубое нарушение своих трудовых обязанностей (п. 10 ч. 1 ст.

81 ТК РФ), выразившееся в неправильном отводе лесосек и ненадлежащем контроле за порубкой деревьев, что повлекло причинение работодателю значительного материального ущерба, была восстановлена на работе в прежней должности решением Березовского районного суда Красноярского края от 6 апреля 2006 года, оставленным без изменения Кассационным определением Красноярского городского суда от 5 июня 2006 года, в частности на том основании, что она являлась членом избирательной комиссии муниципального образования “Маганский сельский совет” с правом решающего голоса [1].

Принятие Конституционным Судом РФ Определения N 160-О-П по результатам рассмотрения жалобы ФГУ “Маганский лесхоз” на нарушение конституционных прав и свобод положением пункта 19 статьи 29 Федерального закона об основных гарантиях стало поворотным моментом в формировании судебной практики по рассмотрению дел о незаконном увольнении работодателем членов избирательных комиссий. Проанализировав несколько аспектов проблемы предоставления членам избирательных комиссий гарантий защиты от увольнения, в том числе обеспечение баланса конституционных прав как работника, так и работодателя, Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что “гарантии, предоставляемые членам избирательных комиссий, в том числе в трудовых правоотношениях, не являются их личной привилегией, имеют публично-правовой характер, призваны служить публичным интересам, обеспечивая их повышенную охрану законом именно в силу осуществляемых ими публично-значимых полномочий, ограждая их в соответствующий период от необоснованных преследований и способствуя беспрепятственной деятельности избирательных комиссий, их самостоятельности и независимости” [1].

В настоящее время при рассмотрении дел о незаконном увольнении работодателем члена избирательной комиссии суды учитывают правовые позиции Конституционного Суда РФ, которые отражены в его решениях.

В Определении РФ от 16 января 2007 года N 160-О-П, в котором Конституционный Суд РФ впервые обратился к рассматриваемой проблеме, был сделан вывод, что запрет на увольнение работника, являющегося членом избирательной комиссии, по инициативе работодателя не должен трактоваться как исключающий любую возможность его увольнения за грубое нарушение трудовых обязанностей, в том числе когда оно не имеет отношения к исполнению полномочий члена избирательной комиссии. Вопрос о том, являлось ли увольнение способом оказания давления, преследования либо наказания лица в связи с исполнением им полномочий члена избирательной комиссии, в каждом конкретном случае должен разрешаться судом в ходе рассмотрения иска этого лица о восстановлении на работе [1].

При вынесении указанного Определения Конституционный Суд РФ не дал определения “грубого нарушения трудовых обязанностей”. Являлось ли допущенное нарушение грубым, решается судом с учетом конкретных обстоятельств каждого дела.

Перечень грубых нарушений трудовых обязанностей содержится в пункте 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ, а именно: прогул; появление работника на рабочем месте в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения; разглашение охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей; совершение по месту работы хищения (в том числе мелкого) чужого имущества, растраты, умышленного его уничтожения или повреждения; нарушение работником требований охраны труда, если это нарушение повлекло за собой тяжкие последствия (несчастный случай на производстве, авария, катастрофа) либо заведомо создавало реальную угрозу наступления таких последствий.

Конституционность увольнения работника – члена избирательной комиссии на основании пункта 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ исследовалась Конституционным Судом РФ в Определении от 3 июля 2007 года N 514-О-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб общества с ограниченной ответственностью “Торговый центр “Приобье” и гражданки Филипповой Галины Васильевны на нарушение конституционных прав и свобод положением пункта 19 статьи 29 Федерального закона “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации”. Суд признал возможным увольнение руководителя организации, являвшегося членом избирательной комиссии с правом решающего голоса, на основании решения собственников организации, но при условии, что ими при этом не допущено дискриминации работника в связи с его деятельностью в качестве члена избирательной комиссии и злоупотребления правом. При установлении таких обстоятельств увольнение должно признаваться незаконным [4].

Следует отметить, что на практике судами не всегда исследуется вопрос: не является ли увольнение способом оказания давления, преследования либо наказания лица в связи с его деятельностью в качестве члена избирательной комиссии, – а также не всегда учитывается то обстоятельство, что работник на момент увольнения являлся членом избирательной комиссии.

Так, Верховным Судом РФ было отменено решение Центрального районного суда г. Читы от 11 марта 2013 года по иску Дашиевой Д.Р.

, уволенной по основаниям, установленным пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ, к Комитету образования администрации муниципального района “Читинский район” о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула [5], а также Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 5 июня 2013 года [6], которыми в удовлетворении исковых требований отказано. В Определении от 25 апреля 2014 года N 72-КГ14-2 Верховный Суд РФ указал, что суд, проверяя законность увольнения, оставил без внимания довод Дашиевой Д.Р. о проявленной дискриминации в сфере ее деятельности как члена избирательной комиссии, на который она ссылалась в подтверждение своего иска, и не дал ему правовой оценки. Также судом не было учтено, что на момент увольнения Дашиева Д.Р. являлась членом избирательной комиссии муниципального сельского поселения “Угданское” с правом решающего голоса [7].

В Определении от 1 июня 2010 года N 840-О-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы администрации муниципального образования “Городское поселение “Город Советская Гавань” Советско-Гаванского муниципального района Хабаровского края на нарушение конституционных прав и свобод положением пункта 19 статьи 29 Федерального закона “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации” Конституционный Суд РФ пришел к выводу о недопустимости увольнения работника – члена избирательной комиссии в связи с сокращением численности и штата работников (п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ), что, по мнению Суда, не лишает работодателя права на принятие кадровых решений, в том числе посредством сокращения численности и штата работников. Соответствующее ограничение, которое вводится только в отношении работника, на которого в установленном порядке возложены полномочия члена избирательной комиссии с правом решающего голоса, не может рассматриваться как нарушающее конституционные права и свободы работодателя [8].

Эта позиция была уточнена в Определении Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2010 года N 1722-О-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Румянцева Геннадия Матвеевича на нарушение его конституционных прав положениями части 4 статьи 31, пункта 6 части 1 статьи 33 и статьи 73 Федерального закона “О государственной гражданской службе Российской Федерации”, пункта 19 статьи 29 Федерального закона “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации”, частей первой и третьей статьи 392, части второй статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации, а также частей первой и шестой статьи 152, статей 153 и 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации”, в котором Суд констатировал, что правовое регулирование, направленное на установление дополнительных гарантий для лиц, выполняющих публично значимые функции в качестве членов избирательных комиссий с правом решающего голоса, в том числе посредством установления запрета на их увольнение по инициативе работодателя, применимо в равной мере ко всем членам избирательных комиссий с правом решающего голоса независимо от характера трудовых (служебных) отношений [9].

Таким образом, практика рассмотрения судами дел о незаконном увольнении работников – членов избирательных комиссий претерпела существенные изменения под влиянием решений Конституционного Суда РФ. Так, указанных лиц возможно уволить в случае грубого нарушения ими трудовых обязанностей, а также на основании, предусмотренном пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ.

Однако целесообразно внести соответствующие изменения как в избирательное, так и в трудовое законодательство.

Так, пункт 19 статьи 29 Федерального закона об основных гарантиях следует дополнить положением о том, что в случае грубого нарушения трудовых обязанностей работник – член избирательной комиссии может быть уволен по инициативе работодателя, а также по отсылочной норме к пункту 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ, содержащему перечень грубых нарушений трудовых обязанностей.

Литература

Источник: http://xn----ctbbdccf4eebbnlpq5kj.xn--p1ai/article/367

Позиция ЦИК России в связи с жалобой администрации муниципального образования «Городское поседение Советская Гавань»

Права члена УИК при увольнении

Судье Конституционного Суда
Российской Федерации

С.Д. Князеву

Уважаемый Сергей Дмитриевич!

На Ваш № 546 от 17 марта 2010 года сообщаем следующее.

В жалобе Главы администрации муниципального образования городское поселение «Город Советская Гавань» оспаривается конституционность положения пункта 19 статьи 29 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (далее – Федеральный закон), согласно которому член комиссии с правом решающего голоса до окончания срока своих полномочий не может быть уволен с работы по инициативе работодателя или без его согласия переведен на другую работу. Заявитель полагает, что данная норма противоречит статьям 19 (части 1 и 2), 34 (часть 1), 37 (часть 1), 46 (часть 1)
и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, нарушает баланс частных и публичных интересов и позволяет члену комиссии с правом решающего голоса злоупотреблять своим правом, препятствует исполнению органами местного самоуправления законодательства, не позволяет эффективно расходовать средства местного бюджета.

Не находим оснований согласиться с данными утверждениями по следующим позициям.

Содержащиеся в данной норме гарантии, действующие для члена избирательной комиссии с правом решающего голоса, в том числе в межвыборный период, были законодательно закреплены в целях обеспечения независимости и беспристрастности избирательных комиссий и их членов, а также с учетом того, что согласно Федеральному закону в задачи комиссий входит не только обеспечение реализации и защиты избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации, осуществление подготовки выборов (включая повторные и дополнительные) и референдумов, но и ряд иных функций, осуществляемых вне периода избирательной кампании, кампании референдума (в том числе организация государственной системы регистрации (учета) избирателей, участников референдума, осуществление финансового контроля за деятельностью политических партий и т.д.). Учитывая, что данные правоотношения имеют как публично-правовой, так и частноправовой характер, ограничение действия указанной гарантии периодом избирательной кампании, по нашему мнению, может повлечь за собой возможность воздействия на члена избирательной комиссии с целью воспрепятствования свободному осуществлению им своих полномочий, что приведет к искажению самого существа демократических выборов. Ввиду того, что после окончания избирательной кампании может иметь место давление со стороны работодателя, положение, распространяющее гарантии для членов избирательных комиссий с правом решающего голоса не только в период избирательной кампании, но и за её пределами, считаем обоснованным.

Полагаем, что запреты, содержащиеся в пункте 19 статьи 29 Федерального закона, преследуют конституционно значимые цели, соразмерны конституционно защищаемым ценностям и соответствуют международным нормам.

В частности, статьей 11 Конвенции о стандартах демократических выборов избирательных прав и свобод в государствах – участниках Содружества Независимых Государств, а также соответствующими нормами избирательного законодательства Российской Федерации установлено, что подготовка и проведение выборов, обеспечение и защита избирательных прав и свобод граждан и контроль за их соблюдением возлагаются на избирательные органы (избирательные комиссии). Статус, компетенция и полномочия избирательных комиссий устанавливаются конституцией, законодательными актами.

При этом, как следует из пункта «к» части 2 статьи 19 вышеуказанной Конвенции, государства-участники Конвенции обязуются обеспечивать создание независимых беспристрастных избирательных комиссий, организующих проведение демократических свободных справедливых подлинных и периодических выборов в соответствии с законодательством и международными обязательствами государства.

Таким образом, одним из необходимых условий проведения свободных демократических выборов является обеспечение независимости деятельности и беспристрастности избирательных комиссий, а также входящих в их состав членов избирательных комиссий с правом решающего голоса, в том числе установлением запрета увольнять члена избирательной комиссии с правом решающего голоса с работы по инициативе работодателя либо без согласия такого работника переводить его на другую работу до окончания срока его полномочий.

Статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации установлено, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Таким образом, Конституцией Российской Федерации установлено, что права, предоставляемые, в частности, работодателю на увольнение работников, не являются абсолютными и могут быть ограничены федеральными законами. Данное толкование представляется наиболее приемлемым, поскольку наделение того или иного лица абсолютными правами могло бы привести к искажению сущности права и к злоупотреблению предоставленным правом, особенно в отношении отдельных категорий лиц, в данном случае – в отношении членов избирательных комиссий.

Такой подход согласуется и с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации.

Как следует из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 20 февраля 1996 года № 5-П, гарантии, предоставляемые членам избирательных комиссий, в том числе в трудовых правоотношениях, не являются их личной привилегией, имеют публично-правовой характер, призваны служить публичным интересам, обеспечивая их повышенную охрану законом именно в силу осуществляемых ими публично-значимых полномочий, ограждая их в соответствующий период от необоснованных преследований и способствуя беспрепятственной деятельности избирательных комиссий, их самостоятельности и независимости.

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении
от 16 января 2007 года № 160-О-П «По жалобе федерального государственного учреждения «Маганский лесхоз» на нарушение конституционных прав и свобод положением пункта 19 статьи 29 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», рассматривая вопрос о конституционности данной нормы, определил, что указанное выше положение в системе действующего правового регулирования не исключает возможность увольнения по инициативе работодателя лица, исполняющего полномочия члена избирательной комиссии с правом решающего голоса, по такому предусмотренному законом основанию для расторжения трудового договора, как грубое нарушение трудовых обязанностей, в случае если увольнение не является результатом преследования лица за исполнение возложенных на него публично-значимых функций.

В соответствии с пунктом 60 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» работник, уволенный без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения, подлежит восстановлению на прежней работе.

По смыслу положений статьи 55 (часть 3), допускающих установление федеральным законом возможность ограничений прав и свобод человека и гражданина, в данном случае установленных пунктом 19 статьи 29 Федерального закона, исходя из общих принципов права, возможные ограничения должны отвечать требованиям справедливости, быть адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе частных и публичных прав и законных интересов других лиц, носить общий и абстрактный характер, не иметь обратной силы и не затрагивать само существо конституционного права, то есть не ограничивать пределы и применение основного содержания соответствующих конституционных норм, которые раскрываются в Трудовом кодексе Российской Федерации и устанавливают право работодателя заключать, изменять и расторгать с работниками трудовые договоры.

Оспариваемая норма Федерального закона, по нашему мнению, не ограничивает гарантируемые статьей 37 Конституции Российской Федерации право каждого человека на труд, на свободный выбор рода деятельности и профессии.

Свобода труда в Российской Федерации реализуется путем заключения договора (контракта), вступления в члены корпоративной организации, занятием предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельностью.

Положения пункта 19 статьи 29 Федерального закона не могут быть признаны неконституционными, поскольку обеспечивают независимость члена избирательной комиссии, ограждают его от внешнего давления и дают возможность исполнять возложенные на него полномочия исключительно на основании свободного внутреннего убеждения, руководствуясь требованиями законодательства.

Как социально-правовая гарантия независимого положения члена избирательной комиссии «трудовая неприкосновенность» имеет своей целью устранение возможности оказания на него давления в период исполнения обязанностей по организации и проведению выборов путем применения механизма увольнения. Принцип данной нормы представляет собой разновидность юридического иммунитета и служит средством достижения единственной цели – проведения демократических и свободных выборов.

Оспариваемые гарантии предоставлены члену избирательной комиссии с правом решающего голоса в силу его особого статуса и в целях исполнения им полномочий по обеспечению реализации конституционных прав граждан.

Таким образом, путем обеспечения независимости деятельности члена избирательной комиссии с правом решающего голоса обеспечивается защита конституционно значимых интересов.

Оспариваемое заявителем положение пункта 19 статьи 29 Федерального закона не препятствует реализации конституционного принципа самостоятельности местного самоуправления, включая определение структуры органа местного самоуправления, в случае если это не затрагивает гарантий для членов комиссии с правом решающего голоса, предусмотренных Федеральным законом, и не может препятствовать исполнению органами местного самоуправления законодательства. Финансирование мероприятий, связанных с подготовкой и проведением выборов, в том числе осуществляемых избирательной комиссией, производится за счет средств, выделяемых из соответствующего бюджета (федерального, регионального, местного) в зависимости от уровня выборов и предусматривает расходы на оплату труда членов избирательных комиссий. Полагаем, что положение пункта 19 статьи 29 Федерального закона само по себе не может влиять на эффективность расходования средств местного бюджета, которую в большей степени определяет создание инструментов для стратегического и бюджетного планирования, определения плановых результатов бюджетных расходов и мониторинга их достижения.

С выводами заявителя о том, что данная норма позволяет члену избирательной комиссии с правом решающего голоса злоупотреблять своим правом также сложно согласиться. Злоупотребление правом предполагает совершение со стороны, в данном случае Ивановой Т.В., каких-либо действий. Из материалов дела следует, что Иванова Т.В.

была введена в состав муниципальной избирательной комиссии городского поселения «Город Советская Гавань» членом комиссии с правом решающего голоса постановлением Территориальной избирательной комиссии от 15 мая 2009 года № 86/486 на основе предложения избирательного объединения в порядке, предусмотренном положениями статьи 26 Федерального закона, о чем Глава муниципального образования «Город Советская Гавань» был извещен в письменной форме. По настоящее время отсутствует решение суда о незаконности данного постановления Территориальной избирательной комиссии, действие этого постановления судом не приостановлено и Иванова Т.В. является действующим членом избирательной комиссии с правом решающего голоса. Таким образом, оспариваемое заявителем право члена избирательной комиссии с правом решающего голоса на усиленную защиту в рамках трудовых правоотношений предусмотрено Федеральным законом и не является злоупотреблением в случае назначения в состав соответствующей комиссии с соблюдением требований законодательства.

Каждая правовая норма включает в себя объективное и субъективное содержание.

Предусмотренный оспариваемой нормой иммунитет члена избирательной комиссии воспринимается как гарантия, закрепленная законодательством, и не может, по нашему мнению, рассматриваться как возможность злоупотребления данным правом со стороны самого члена избирательной комиссии, нарушая, таким образом, баланс частных и публичных интересов.

Полагаем, что в данной ситуации необходимо обратить внимание на то, что изменение штатного расписания проходило в тот момент, когда Иванова Т.В.

не имела статуса и гарантии члена избирательной комиссии с правом решающего голоса, следовательно, с одной стороны, можно сделать вывод о том, что сокращение её должности не было проведено с целью оказания давления в период исполнения возложенных на неё публично-значимых функций.

С другой стороны, увольнение состоялось после назначения ее в состав избирательной комиссии, т.е. в период исполнения Ивановой Т.В. публично-значимых функций.

В связи с чем и, учитывая, что на момент назначения выборов Главы администрации муниципального образования городское поселение «Город Советская Гавань» 1 марта 2009 года Иванова Т.В.

являлась членом избирательной комиссии с правом решающего голоса, но так как ее непосредственным начальником был кандидат на должность Главы, ее вывели из состава комиссии и ввели в состав этой же избирательной комиссии членом комиссии с правом совещательного голоса, высказать однозначное мнение по рассматриваемому правоотношению не представляется возможным, в то же время, как и судить о преследовании со стороны администрации муниципального образования городское поселение «Город Советская Гавань».

Таким образом, вопрос о том, являлось ли увольнение способом оказания давления, преследования либо наказания лица в связи с исполнением им полномочий члена избирательной комиссии, полагаем, может быть разрешен судом в ходе рассмотрения дела в каждом конкретном случае.

В.Е. Чуров

Источник: http://www.cikrf.ru/law/decree_of_court/sov_gavan/pos_cik.php

Ваши права
Добавить комментарий