Обоснованы ли возражения временного управляющего?

А40-2421/03-101-4Б, КГ-А40/8150-03 – Архив судебных решений

Обоснованы ли возражения временного управляющего?

Федеральный арбитражный суд Московского округа в составе: …, установил:

В материалы дела о банкротстве ликвидируемого должника – ОАО “АКБ “СбС-АГРО” – поступили требования Кондрашина В.А. о включении заявленных сумм задолженности в реестр требований кредиторов ОАО “АКБ “СбС-АГРО”.

Кондрашин Валерий Александрович (Кондрашин В.А.) обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением от 1 марта 2003 года об установлении его требований к должнику в общей сумме 10906,93 долларов США (345095 руб. 26 коп.

по курсу на 17 февраля 2003 года – 31 руб. 64 коп. за один доллар США) на основании решения Центрального районного суда г.

Челябинска от 2 ноября 2000 года, в том числе 7112,92 долларов США – сумма вклада, 3794,01 долларов США – проценты за пользование чужими денежными средствами (т.122, л.д.49-51).

На требования Кондрашина В.А. конкурсным управляющим ОАО “АКБ “СбС-АГРО” представлены возражения от 16 апреля 2003 года, в которых он просит установить требования Кондрашина В.А. к ОАО “АКБ “СбС-АГРО” в размере 186643 руб. 02 коп., то есть 7112,92 долларов США суммы вклада по курсу 26 руб. 24 коп.

за один доллар США, существовавшему на 16 ноября 1999 года. При этом конкурсный управляющий сослался на п.2.3 мирового соглашения между ОАО “АКБ “СбС-АГРО”, объединением кредиторов ОАО “АКБ “СбС-АГРО” и ГК “АРКО”, утвержденного определением Арбитражного суда города Москвы от 8 мая 2001 года.

Согласно указанному пункту мирового соглашения банк освобожден от обязанностей по уплате процентов, начисленных на основную сумму долга на основании договора между банком и его кредитором; неустоек (пеней, штрафов), процентов за пользование чужими денежными средствами, а также сумм в возмещение убытков, предусмотренных законодательством Российской Федерации или договором между банком и его кредитором, в том числе подтвержденных решением суда общей юрисдикции, арбитражного или третейского суда; процентов по ставке рефинансирования, начисленных в соответствии со ст.26 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций” (т.122, л.д.38-59).

Определением Арбитражного суда города Москвы от 26 мая 2003 года, в частности, признаны обоснованными возражения конкурсного управляющего ОАО “АКБ “СбС-АГРО” по требованиям Кондрашина В.А. Включены в первую очередь реестра требований кредиторов должника ОАО “АКБ “СбС-АГРО” требования Кондрашина В.А. в размере 186643 руб. 02 коп. (т.124А, л.д.161-164).

Постановлением апелляционной инстанции того же арбитражного суда от 30 июля 2003 года определение от 26 мая 2003 года в части признания обоснованными возражений конкурсного управляющего по требованиям Кондрашина В.А. оставлено без изменения.

При этом апелляционная инстанция отвергла ссылку Кондрашина В.А. на то, что мировое соглашение прекратило свое действие с момента истечения срока реструктуризации, поскольку, согласно п.1.

2 мирового соглашения, обязательства должника, возникшие перед кредиторами до 16 ноября 1999 года, прекращаются в полном объеме в результате новации в новые обязательства.

В кассационной жалобе Кондрашин В.А. просит определение от 26 мая 2003 года в части его требований и апелляционное постановление от 30 июля 2003 года отменить и направить данный вопрос на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции, ссылаясь на неправильное применение судом п.1 ст.

4 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ, ст.395 и п.4 ст.401 ГК РФ, ст.13 Федерального закона “О реструктуризации кредитных организаций”, ст.26 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций”, на нарушение апелляционной инстанцией ч.2 ст.

271 АПК РФ (т.407, л.д.3-6).

Давая объяснения в заседании кассационной инстанции, представитель конкурсного управляющего ОАО “АКБ “СбС-АГРО” просил определение от 26 мая 2003 года в части требований Кондрашина В.А. и апелляционное постановление от 30 июля 2003 года оставить без изменения, сославшись на их законность и обоснованность, а также на несостоятельность доводов жалобы.

Кондрашин В.А., надлежаще извещенный о времени и месте заседания кассационной инстанции, в суд не явился и своего представителя не направил.

Проверив доводы жалобы, материалы дела, выслушав объяснения представителя конкурсного управляющего ОАО “АКБ “СбС-АГРО”, кассационная инстанция не усматривает оснований для отмены определения от 26 мая 2003 года в части требований Кондрашина В.А. и апелляционного постановления от 30 июля 2003 года в связи со следующим.

Поскольку требования Кондрашина В.А. по возвращению денежных средств возникли до 16 ноября 1999 года, установление первой и апелляционной инстанциями его требований к ОАО “АКБ “СбС-АГРО” в соответствии с условиями мирового соглашения, утвержденного определением Арбитражного суда города Москвы 8 мая 2001 года, правомерно.

Из пункта 2.

3 мирового соглашения, утвержденного судом, усматривается, что сумма требований по новым обязательствам, подлежащим удовлетворению в соответствии с условиями мирового соглашения, определяется в размере денежных обязательств без учета сумм от уплаты которых кредиторы освободили должника, а именно: процентов, начисленных на основную сумму на основании договора между банком и его кредиторами; неустоек (пеней, штрафов), процентов за пользование чужими денежными средствами, а также сумм в возмещение убытков, предусмотренных законодательством Российской Федерации или договором между банком и его кредитором, в том числе подтвержденных решением суда общей юрисдикции, арбитражного или третейского судов; процентов по ставке рефинансирования.

Содержащиеся в п.2.3 мирового соглашения условия не противоречат п.4 ст.401 ГК РФ.

В соответствии с п.4 ст.401 ГК РФ, заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

Однако мировое соглашение между ОАО “АКБ “СбС-АГРО”, объединением кредиторов ОАО “АКБ “СбС-АГРО” и ГК “АРКО” было заключено в процессе реструктуризации банка-должника, то есть после нарушения последним своих обязательств перед кредиторами, возникших до 16 ноября 1999 года, и в условиях недостаточности у должника денежных средств для расчета с кредиторами.

Таким образом, отсутствовали предусмотренные п.4 ст.401 ГК РФ условия ничтожности содержащегося в п.2.3 мирового соглашения положения об освобождении должника за уже совершенные нарушения обязательств.

Из пункта 1.2 мирового соглашения следует, что денежные обязательства должника, возникшие перед кредиторами до 16 ноября 1999 года, прекращаются в полном объеме в результате их новации в новые обязательства по проведению денежных выплат.

В соответствии с п.1 ст.23 Федерального закона “О реструктуризации кредитных организаций” в целях реструктуризации кредитной организации указанная кредитная организация и ее кредиторы вправе заключить мировое соглашение.

К отношениям по заключению и утверждению мирового соглашения при реструктуризации кредитной организации, если иное не предусмотрено настоящей главой или не вытекает из существа правоотношений, связанных с реализацией настоящего Федерального закона, применяются соответствующие правила о мировом соглашении, установленные Федеральным законом “О несостоятельности (банкротстве)”.

Поскольку мировое соглашение между ОАО “АКБ “СбС-АГРО”, объединением кредиторов ОАО “АКБ “СбС-АГРО” и ГК “АРКО” было заключено 7 марта 2001 года и утверждено судом 8 мая 2001 года, к нему применяются положения Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” 1998 года.

Ни Федеральным законом “О реструктуризации кредитных организаций”, ни Федеральным законом “О несостоятельности (банкротстве)” 1998 года не предусмотрен автоматический порядок прекращения действия мирового соглашения. Федеральным законом “О несостоятельности (банкротстве)” 1998 года предусмотрена судебная процедура признания мирового соглашения недействительным или его расторжения.

В силу п.2 ст.130 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” 1998 года и п.2 ст.167 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” 2002 года, в случае возбуждения нового дела о банкротстве должника объем требований кредиторов, в отношении которых заключено мировое соглашение, определяется условиями, предусмотренными мировым соглашением.

Апелляционная инстанция, в соответствии с ч.1 ст.268 АПК РФ повторно рассматривавшая требования Кондрашина В.А., установила обстоятельства, необходимые для принятия решения по заявлению Кондрашина В.А. об установлении его требований к должнику.

Установленные апелляционной инстанцией обстоятельства изложены ею в постановлении. В указанном постановлении содержатся также мотивированные выводы по доводам апелляционной жалобы заявителя. Таким образом довод кассационной жалобы о нарушении апелляционной инстанцией требований ч.2 ст.

271 АПК РФ нельзя признать обоснованным.

С учетом изложенного кассационная жалоба удовлетворена быть не может.

Руководствуясь ст.ст.284-290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

Определение от 26 мая 2003 года в части требований Кондрашина В.А. и постановление апелляционной инстанции от 30 июля 2003 года по делу N А40-2421/03-101-4Б Арбитражного суда города Москвы оставить без изменения, а кассационную жалобу – без удовлетворения.

Постановление в полном объеме изготовлено 23 октября 2003 года.

     Председательствующий Судьи

     Текст документа сверен по:рассылка

Источник: http://docs.cntd.ru/document/780081165

Эксперты: законопроект ВС РФ о механизме отсеивания бесспорных требований кредиторов арбитражным управляющим требует доработки

Обоснованы ли возражения временного управляющего?

Верховный суд Российской Федерации разработал законопроект, направленный на повышение эффективности и качества процедуры рассмотрения арбитражными судами дел о банкротстве.

Судьи ВС РФ заложили в проект1 основную цель – наделить арбитражных управляющих полномочиями устанавливать требования кредиторов к должнику в реестре требований кредиторов и рассматривать вопрос об их обоснованности, согласно принятому Постановлению Пленума ВС РФ № 37 от 27 ноября 2018 года “О внесении в Госдуму проекта федерального закона “О внесении изменений в Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)” (далее – Постановление № 37). Законопроект был внесен в Госдуму на прошлой неделе.

Как пояснила судья ВС РФ Ирина Букина, в последние годы увеличивается количество поступающих заявлений о банкротстве должников и обособленных споров, что ведет к росту нагрузки на судей.

Так, по представленным ею данным судебной статистики, в 2017 году количество принятых арбитражными судами заявлений о банкротстве увеличилось почти на 19%, а количество указанных споров – на 26% по сравнению с 2016 годом.

Такая же тенденция сохранилась и в первом полугодии 2018 года – на 20% увеличилось количество принятых к производству заявлений о банкротстве, а на 19% – обособленных споров по делу. Судья подчеркнула, что число рассматриваемых споров по делам о банкротстве составляет более 40% от общего количества всех дел, принятых в производство арбитражными судами субъектов РФ.

В связи с тем, что часто предъявляемые требования носят бесспорный характер, подтверждены вступившим в законную силу судебным актом, или по ним не заявлено возражений ни кредиторами, ни должником, ни арбитражным управляющим, судьи ВС РФ предложили внести в Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” (далее – Закон о банкротстве) изменения, касающиеся порядка рассмотрения требований кредиторов:

  • письменное заявление кредитора о включении в реестр требований направляется должнику и арбитражному управляющему с приложением судебного акта или иных документов, подтверждающих обоснованность своих требований;
  • после получения заявления арбитражный управляющий направляет его копию лицам, имеющим право возражать против требований кредитора, по электронной почте в течение трех рабочих дней;
  • возражения заинтересованных лиц направляются арбитражному управляющему, должнику и кредитору, предъявившему требование, также по электронной почте;
  • в течение 30 календарных дней с момента получения требования кредитора и возражений на него арбитражный управляющий вносит его в реестр в случае признания обоснованным и направляет уведомление кредитору и лицам, заявившим возражения, о размере и составе требований, а также об очередности его удовлетворения;
  • заинтересованные лица должны узнать об основаниях включения требований кредитора в реестр по истечении пяти рабочих дней со дня публикации отчета арбитражного управляющего на официальном сайте арбитражного суда;
  • если кредитор и заявлявшее возражение лицо не согласны с результатом рассмотрения арбитражным управляющим предъявленного требования, то они могут обратиться с заявлением о возражениях в арбитражный суд в течение 30 календарных дней с момента получения уведомления о результатах рассмотрения предъявленного требования;
  • заинтересованные лица в случае несогласия с требованиями кредиторов в течение 30 календарных дней с момента, когда узнали или должны были узнать о включении требований кредитора в реестр, вправе подать возражения в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве. При этом, если ведение реестра требований кредиторов осуществляется реестродержателем, то судебные акты по результатам рассмотрения возражений направляются ему арбитражным судом для включения соответствующих требований кредиторов в реестр.

В случае перехода требования после включения его в реестр арбитражным управляющим замена кредитора осуществляется в том же порядке.

По мнению судей ВС РФ, вносимые изменения позволят упростить процедуру включения в реестр бесспорных требований.

В целях реализации кредиторами права на заявление возражений относительно требований других лиц Постановление № 37 предусматривает обязанность арбитражного управляющего один раз в два месяца направлять в суд отчет, содержащий информацию о включении в реестр требований, который будет публиковаться судьей в карточке дела о банкротстве.

При этом кредитор сможет обратиться в арбитражный суд в случае несогласия с результатом рассмотрения арбитражным управляющим полученного требования или возражения.

Кроме того, если кредиторы считают, что их права нарушены судебным актом, то они или арбитражный управляющий вправе обратиться с заявлением о пересмотре указанного судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам.

Ирина Букина отметила, что еще одним важным нововведением является изменение существующего порядка обжалования определений, вынесенных по результатам оспаривания решений собрания (комитета) кредиторов.

В связи с тем, что на собраниях кредиторов решаются существенные вопросы по делу о банкротстве, такие, как продажа имущества должника, замещение активов, то необходимо закрепить дополнительный механизм проверки законности судебных актов, принятых по результатам оспаривания решений судом кассационной инстанции.

По мнению судьи, данный порядок будет отвечать принципу последовательного обжалования принимаемых актов и выступать дополнительной гарантией судебной защиты, способствуя эффективному исправлению правовых ошибок.

Однако юристы и сами арбитражные управляющие в данной инициативе видят не только плюсы, но и минусы.

Так, по мнению юриста юридической фирмы “Алимирзоев & Трофимов” Алёны Косиной, с одной стороны, передача части функций арбитражным управляющим позволит снять излишнюю нагрузку с судей, но с другой стороны, данное нововведение может привести к существенному нарушению прав иных кредиторов должника.

По ее мнению, велика вероятность усложнения и затягивания процесса, так как после признания арбитражным управляющим требований кредитора обоснованными и введения процедуры наблюдения в отношении должника, “опоздавшие” кредиторы будут вынуждены сначала подавать возражения против заявленного требования непосредственно арбитражному управляющему, а в случае его несогласия с жалобой – в суд. Кроме того, эксперт обратила внимание на потенциальные проблемы при установлении бесспорности требований кредиторов. При этом кредитные организации не обязаны прикладывать к заявлению о признании должника банкротом вступивший в законную силу судебный акт, соответственно, возникает вопрос о том, кто будет устанавливать бесспорность требований (п. 2.1 ст. 7 Закона о банкротстве). Руководитель группы по сопровождению проектов ООО “РКТ” Ирина Беседовская отметила, что проект изменений не содержит механизма и сроков истребования документов арбитражным управляющим в случае возникновения сомнений в обоснованности заявленного требования, а также в нем отсутствует информация о необходимости проверять действительность данного требования, если оно основано на вступившем в законную силу решении суда, на предмет учета сроков исковой давности и аффилированности. По мнению эксперта, для ситуаций, когда у арбитражного управляющего возникнут обоснованные сомнения в отношении представленных документов, пока не предусмотрен порядок назначения экспертизы и ее оплаты. С ней согласилась заместитель директора департамента аудита ООО “Инвест-аудит” Наталья Шилова и добавила, что в подготовленном документе ВС РФ отсутствует информация о порядке действий арбитражного управляющего, если не была представлена вся документация по имеющейся задолженности, либо она вовсе отсутствует. Кроме того, Ирина Беседовская подчеркнула, что арбитражные суды “разгрузят” себя от рассмотрения обоснованности требований кредиторов, но “загрузят” жалобами на действия арбитражных управляющих.

Эксперты обратили особое внимание, что Постановление № 37 не содержит информации о дополнительном вознаграждении арбитражного управляющего в связи с появлением новых обязанностей, кроме положения о том, что он предоставляет заинтересованным лицам копии документов за плату в размере расходов на их изготовление.

Председатель комитета РССОАУ по финансовому обеспечению ответственности в процедурах банкротства Эдуард Олевинский подчеркнул, что арбитражный управляющий будет давать оценку заявленным требованиям кредиторов и выявлять правовую суть, и в большинстве случаев без привлечения группы юристов к этой работе не обойтись, даже если он сам – юрист.

Не исключены будут и злоупотребления со стороны арбитражных управляющих в части получения вознаграждения. Так, ведущий юрист Европейской юридической службы Евгений Лучин отметил, что суд не может произвольно увеличить штат сотрудников, в отличие от арбитражного управляющего.

В свою очередь, Наталья Шилова предложила предусмотреть процент от реестровой задолженности в пользу арбитражного управляющего по аналогии с вознаграждением от собранной конкурсной массы.

Эксперты выразили надежду, что законодатель более детально проработает законопроект и учтет замечания практикующих юристов в части закрепления механизма истребования документов арбитражным управляющим, порядка проведения проверки обоснованности включения задолженности в реестр, размера вознаграждения за его деятельность, а также ответственности за неправомерное включение в реестр требований кредиторов.

______________________________

1 С текстом законопроекта № 598603-7 “О внесении изменений в Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)” и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы.

Источник: https://www.garant.ru/news/1232062/

Ваши права
Добавить комментарий