Может ли работодатель обязать работников к публикации рекламных материалов организации?

Фотографии под защитой

Может ли работодатель обязать работников к публикации рекламных материалов организации?

14 июля 2015

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

Условия использования изображения граждан. Как разграничить свободное использование и случаи, требующие согласия

Правила использования фотографий людей в рекламе и на сайтах: когда необходимо получать согласие и какова ответственность за публикацию без разрешения?

Калинина Светлана Александровна
Не работает

Основной вопрос: компания использует изображения граждан в рекламе, для публикации на корпоративном сайте и т. д.

Речь может идти как о публичных персонах (например, актерах), так и непубличных людях, в том числе сотрудниках компании.

 В каких случаях компании потребуется согласие гражданина на опубликование и использование его изображения? Что грозит компании, если она использует изображение гражданина без его согласия?

Решение: в подавляющем большинстве случаев обнародование и использование изображения гражданина требует его согласия.

Отсутствие согласия может обернуться исками о возмещении морального вреда и требованиями удалить информацию и прекратить использование изображения (иногда это тоже влечет материальные последствия для компании).

Кроме того, возможно привлечение к административной ответственности за нарушение законодательства о персональных данных.

В деятельности любой компании возможна масса ситуаций, когда она использует изображения граждан. Самый типичный пример – рекламные материалы.

Далеко не всегда в рекламе используются фотографии профессиональных моделей, которые снимались специально для этой рекламы, заключив соответствующий договор.

Порой фотографии берутся даже не из легальных фотобанков, а из любых доступных источников в интернете. Подобные ситуации в дальнейшем могут обернуться судебными спорами.

Рекламные плакаты, баннеры, модули и т. д. – далеко не единственная сфера использования изображений граждан. Многие крупные компании проводят публичные мероприятия в виде конкурсов, праздников и т. д. не только в маркетинговых целях, но и в рамках социальной ответственности, благотворительности и т. д., а затем публикуют фотографии с этих мероприятий на своем официальном сайте.

Кроме того, широко распространена практика размещения на официальных сайтах компаний фотографий их топ-менеджеров, а также ключевых сотрудников. В таких ситуациях свободное использование изображения граждан (без их согласия) тоже не всегда законно.

Это лишь наиболее типичные случаи использования изображения граждан – в зависимости от вида деятельности компании возможны и иные варианты.

на «Фотографии под защитой: Условия использования изображения граждан. Как разграничить свободное использование и случаи, требующие согласия»

Право гражданина на использование его изображения охраняется законодательством, причем не только Гражданским кодексом (в качестве нематериального блага).

Изображение гражданина представляет собой еще и персональные данные, а это значит, что использовать его можно с учетом требований и ограничений, установленных Федеральным законом от 27.07.06 № 152-ФЗ «О персональных данных» (далее – закон № 152-ФЗ).

И чтобы использование изображения гражданина было легальным, а компания в будущем не получила претензии, денежные иски, а также не была привлечена к административной ответственности (ст. 13.11 КоАП РФ), необходимо позаботиться о надлежащем оформлении.

Охрана изображения гражданина по Гражданскому кодексу

Под изображением понимаются фотографии, видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых изображен гражданин. В соответствии со статьей 152.1 Гражданского кодекса обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина допускается только с его согласия.

Кстати, право на обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина не является исключительным правом в смысле положений об интеллектуальной собственности, следовательно, в случае нарушения указанного права могут быть применены лишь способы защиты, установленные статьей 12 Гражданского кодекса (п.

7 постановления пленумов ВС РФ, ВАС РФ от 26.03.09 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса РФ»).

Поэтому компанию, неправомерно обнародовавшую и использующую изображение гражданина, суд может обязать удалить изображение, запретить его дальнейшее использование и выплатить гражданину компенсацию морального вреда.

Кроме того, согласно пункту 2 статьи 152.

1 Гражданского кодекса, суд может вынести решение об изъятии экземпляров материальных носителей, содержащих неправомерно полученное изображение гражданина, и уничтожении их без какой бы то ни было компенсации.

И примеры применения этой меры в судебной практике есть (см., например, апелляционное определение Московского областного суда от 30.06.14 по делу № 33-14128/2014).

Еще одна возможная мера – если изображение гражданина, полученное или используемое без его согласия, распространено в интернете, то гражданин вправе требовать удаления этого изображения, а также пресечения или запрещения дальнейшего его распространения (п. 3 ст. 152.1 ГК РФ).

Именно эти два способа, как правило, и несут в себе наибольшие имущественные риски для компании в случае предъявления ей претензий гражданином в связи с использованием его изображения без согласия. Размеры компенсации морального вреда, присуждаемые по таким делам, как правило, не отличаются крупными размерами (наиболее типичные суммы в пределах 10–20 тыс. рублей).

Но если изображение гражданина использовалось в рекламных материалах, разработка, изготовление и размещение которых потребовали расходов, то эта сумма станет убытками компании в случае принятия решения об изъятии материальных носителей или запрещения использования баннера в интернет-сети. Так, в одном споре изображение гражданина было неправомерно использовано в рекламных материалах, размещенных в вагонах метро, и суд обязал компанию-ответчика изъять весь тираж (апелляционное определение Свердловского областного суда от 16.05.14 по делу № 33-6264/2014).

Случаи, когда согласие гражданина не требуется. Гражданский кодекс перечисляет три случая, когда согласие гражданина на обнародование и дальнейшее использование его изображения не требуется (п. 1 ст. 152.1 ГК РФ).

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии – с согласия родителей. Такое согласие не требуется в случаях, когда:

1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных
или иных публичных интересах;

2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;

3) гражданин позировал за плату (п. 1 ст. 152.1 ГК РФ). 

Рассмотрим каждый из этих трех случаев подробнее.

Использование изображения в публичных интересах. Важно учитывать, что к общественным (публичным) интересам относится не любой интерес, проявляемый аудиторией.

В 2010 году Пленум Верховного суда рекомендовал судам разграничивать, в частности, сообщения о фактах (даже весьма спорных), способных оказать положительное влияние на обсуждение в обществе вопросов, которые касаются, например, исполнения своих функций должностными лицами и общественными деятелями, от сообщений подробностей частной жизни лица, не занимающегося какой-либо публичной деятельностью. В то время как в первом случае СМИ выполняют общественный долг в деле информирования граждан по вопросам, представляющим общественный интерес, во втором случае такой роли они не играют (п. 25 постановления Пленума ВС РФ от 15.06.10 № 16 «О практике применения судами Закона РФ “О средствах массовой информации”»). Этим разъяснением можно руководствоваться в том числе для разграничения публичных целей использования изображения гражданина и непубличных.

на «Фотографии под защитой: Условия использования изображения граждан. Как разграничить свободное использование и случаи, требующие согласия»

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/works/fotografii_pod_zashitoy/

Каких сотрудников работодателям рекомендовано не допускать к работе?

Может ли работодатель обязать работников к публикации рекламных материалов организации?

Работодателям в некоторых случаях рекомендовано не допускать сотрудников к исполнению служебных обязанностей и принудительно направлять их в поликлиники для обследования. Речь идет об осеннем периоде, когда в Россию обычно приходит эпидемия по ОРВИ и гриппу. Больным гражданам нужно лечиться, а не заражать коллег, а работодателям — обеспечить меры профилактики.

КонсультантПлюс ПОПРОБУЙТЕ БЕСПЛАТНО

Получить доступ

Главный санитарный врач Российской Федерации Анна Попова подписала Постановление от 25 июня 2018 г. № 38 «О мероприятиях по профилактике гриппа и острых респираторных вирусных инфекций в эпидемическом сезоне 2018-2019 годов».

В этом документе всем работодателям, независимо от формы собственности и организационного-правового управления, рекомендовано не допускать к исполнению служебных обязанностей заболевших вирусными простудными заболеваниями работников.

В самом постановлении об этом, в частности, сказано так:

В период эпидемического сезона по гриппу и ОРВИ принять меры по недопущению к работе лиц, больных ОРВИ; обеспечить сотрудников, работающих с населением, средствами индивидуальной защиты органов дыхания (медицинскими масками).

Профилактические меры

Из рекомендации санитарного врача следует, что в первую очередь работодатели должны уделить особое внимание мерам профилактики гриппа и простуды в организации. В частности, обеспечить массовую вакцинацию сотрудников от гриппа. Правда, прививки дело добровольное, заставлять никто и никого не имеет права.

А вот обязать в период эпидемии носить средства индивидуальной защиты органов дыхания (медицинские маски), находясь на рабочем месте, можно на законных основаниях. Достаточно издать соответствующий приказ по организации.

Кстатит, такими средствами индивидуальной защиты должен обеспечить сотрудников сам работодатель.

Кроме того, в его обязанности входит не допускать нарушений температурного режима в рабочих помещениях, как на производстве и на складе, так и в офисе.

Это значит, что в холодное время года, начиная с осени, во всех помещениях должна поддерживаться температура не ниже установленной нормы +18º. При работе на открытом воздухе работники должны быть обеспечены теплой одеждой.

Также для них должны быть организованы пункты обогрева с горячими напитками. В работе при таких условиях нужно устраивать регулярные перерывы.

Как работодателю выявить заболевших работников?

Для того чтобы выполнить рекомендации главного санитарного врача о недопуске заболевших работников к исполнению служебных обязанностей, руководству организаций в период массовых заболеваний придется постоянно контролировать состояние здоровья сотрудников перед началом рабочего дня. Сделать это непросто. Ведь если в организации нет штатного медработника или хотя бы приглашенной медсестры, высказывать профессиональное мнение о том, болен человек или здоров, некому.

Практически достоверно оценить состояние здоровья работников можно только в тех организациях, в которых предусмотрены обязательные медицинские осмотры перед сменами.

В этом случае каждого работника обязательно осматривает профессионалдьная медсестра или фельдшер, который, конечно же, откажет в допуске к работе, если окажется, что человек болен.

В этом случае отстраненный работник будет вынужден самостоятельно обратиться в поликлинику за больничным листом.

Но, если в компании нет штатного медработника, а коллектив большой? В этом случае поручить контролировать здоровье персонала можно руководителям подразделений. Они смогут определить, не болен ли человек, по таким визуальным признакам, как:

  • кашель;
  • чихание;
  • покрасневшие глаза;
  • насморок.

Для более достоверной оценки состояния здоровья человека можно иметь под рукой термометр, чтобы измерить температуру. Если она повышена, к работе сотрудника допускать нельзя. Но, что делать, если сотрудинк не хочет уходить на больничный добровольно?

Заставить уйти на больничный работодатель не имеет права

По закону не допустить к работе сотрудника, не желающего идти на больничный, работодатель по собственной инициативе не может. Но постановление главного санитарного врача РФ дает ему такое право. Это особенно актуально и обосновано, если сфера деятельности компании связана с работой с людьми.

В этом случае можно предложить заболевшему работнику взять на время болезни отпуск без сохранения заработной платы, а также воспользоваться неиспользованными отгулами.

Если сотрудник добровольно не хочет идти лечиться, работодатель имеет право составить акт и направить работника на медицинское освидетельствование, отстранив от работы официально до получения его результатов.

Человек должен будет посетить врача и принести справку о состоянии своего здоровья. Если медработник допустит сотрудника к работе, работодатель не имеет права это оспаривать.

Источник: https://ppt.ru/news/142288

Социальные сети: работодатели на страже репутации

Может ли работодатель обязать работников к публикации рекламных материалов организации?

Наталья Бацвин, доцент кафедры Административного и финансового права, Санкт-Петербургский университет управления и экономики

Сегодняшние будние дни и выходные, обеденные перерывы, дорожные пробки достаточно тяжело представить без сервисов сети Интернет.

Так же как лет двадцать, назад невозможно было найти лучшего источника информации, чем радио и телевидение, а в начале века — свежей газеты с новостями, ресурсы Глобальной сети привлекают все большее количество пользователей, желающих не только получить информацию, но и поделиться ею.

Наверняка создатели и разработчики интернет-платформ, онлайн-сервисов, знакомых нам как социальные сети, хотели удовлетворить возрастающий интерес и желание людей сохранить возможности общения при возрастающем ритме жизни, облегчить выстраивание и организацию социальных взаимоотношений, предлагая пользователям новые разработки. Но также, естественно, эта, казалось бы, общеполезная миссия разработчиков данных ресурсов стала инструментом в корпоративных войнах и широко используется для причинения вреда деловой репутации организации.

В начале мая этого года Арбитражным судом Санкт-Петербурга и Ленинградской области будет рассматриваться иск американской корпорации «Ток Фьюжн» (Talk Fusion) к ООО «ВКонтакте», которое владеет одноименной социальной сетью, и индивидуальному предпринимателю Игорю Вульфовичу о защите деловой репутации и взыскании с ответчиков по 9 миллионов рублей. Согласно материалам суда истец требует признать не соответствующими действительности ряд внутренних сообщений сайта «ВКонтакте», которые, по его оценке, порочат деловую репутацию корпорации «Ток Фьюжн». В частности, речь идет о сообщениях, где система Talk Fusion характеризуется как «завуалированная финансовая пирамида», сообщения с пропагандой которой блокируются в соцсети. «Ток Фьюжн» настаивает на удалении администрацией соцсети информации, опубликованной предпринимателем, поскольку она порочит репутацию истца. Ранее, в апреле ООО «ВКонтакте» заморозило страницу индивидуального предпринимателя Вульфовича в связи с «подозрительной активностью» на ней. 

Возможность защиты деловой репутации, предусмотренная российским законодательством, не всегда оправдывает надежды потерпевшей стороны. В рамках правового поля представлено не слишком много способов защиты репутации юридического лица.

Причину отсутствия такой возможности можно увидеть в оценочности самого понятия деловой репутации.

Законодатель определяет деловую репутацию как нематериальное благо, которое может передаваться, при этом способы защиты деловой репутации физического и юридического лица идентичны.

Деловая репутация подразумевает положительную оценку деловых качеств, отраженную общественным сознанием или мнением; она представляет собой позитивное отношение общественного сознания к профессиональным, деловым качествам предприятия, организации или конкретного гражданина. Право на защиту деловой репутации принадлежит организации на основании ст. 152 ГК в случае распространения о ней не соответствующих действительности порочащих измышлений.

При этом заинтересованное лицо имеет право требовать по суду опровержения ложных сообщений, а также право на опубликование своего ответа в средствах массовой информации, опубликовавших сведения, порочащие его деловую репутацию. Аналогичное право организациям предоставлено и ст. ст. 43–46 Закона «О средствах массовой информации».

На значимость деловой репутации для юридического лица указал Верховный Суд РФ в Постановлении от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

Суд подтвердил, что деловая репутация юридических лиц является одним из условий их успешной деятельности.

Очевидно, что социальные сети как часть интернет-пространства не только могут способствовать формированию репутации организации, но и делают ее более уязвимой, предоставляя возможность неограниченному числу пользователей высказываться об организации, оставляя свое субъективное мнение.

Судебные дела, возбужденные по поводу распространения сведений, порочащих деловую репутацию юридических лиц в средствах массовой информации, не редкость в современной судебной практике.

Несмотря на то, что в соответствии со ст.

2 Закона РФ «О средствах массовой информации» сеть Интернет не относится к СМИ, а услуги сети Интернет являются услугами связи, суды все чаще удовлетворяют требования истцов, чья репутация была задета.

Так, например, ЗАО «Тройка Сталь» обратилось в арбитражный суд к ООО «Мегасофт» с иском о защите деловой репутации (дело № Ф05-9179/2003), об обязании ответчика опровергнуть сведения об истце, содержащиеся в статье «Что вы знаете о компании “Тройка Сталь”?», которая размещена на интернет-сайте metaltorg.

ru, принадлежащем ответчику, путем размещения опровержения распространенных сведений за счет ответчика на том же сайте, в той же рубрике. Исковые требования заявлены по основаниям ст. 152 ГК РФ, ст. ст.

43, 44, 56 Федерального закона «О средствах массовой информации» и мотивированы тем, что содержащиеся на сайте ответчика сведения не соответствуют действительности, порочат деловую репутацию истца, негативно сказываются на его предпринимательской деятельности.

https://www.youtube.com/watch?v=8OvRLjjj2Y0

Судебным решением Арбитражного суда Московской области, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции того же суда, в удовлетворении исковых требований отказано.

Решение и постановление мотивированы тем, что ответчик не может считаться распространителем сведений на интернет-сайте metaltorg.

ru, так как ни сам ответчик, ни интернет-сайт не отвечают признакам средства массовой информации; принадлежность указанного интернет-сайта ООО «Мегасофт» не свидетельствует о том, что сведения, содержащиеся на сайте, распространяет именно ответчик.

Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 2 июня 2003 года решение и постановление отменены, и дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Суд кассационной инстанции посчитал решение и постановление недостаточно обоснованными, как принятые без учета и правовой оценки обстоятельств о том, что отсутствие у лица статуса средства массовой информации само по себе не является основанием для вывода о том, что это лицо по смыслу ст.

152 ГК РФ не может выступать распространителем сведений; нахождение каких-либо сведений на сайте metaltorg.ru зависит от создания ответчиком соответствующих условий размещения информации на сайте и доступа к нему.

Суд кассационной инстанции также указал на необходимость уточнить, какие именно сведения истец считает порочащими его деловую репутацию. При новом рассмотрении дела истец уточнил исковые требования и сформулировал их следующим образом: обязать ответчика опубликовать опровержение на сайте metaltorg.

ru в Интернете нижеприведенных заведомо ложных сведений, порочащих деловую репутацию истца, содержащихся в статье «Что вы знаете о компании “Тройка Сталь”?».

При новом рассмотрении дела Арбитражный суд Московской области исковые требования удовлетворил и указал: суд обязал ответчика опубликовать на сайте metaltorg.ru опровержение сведений, перечисленных в уточнении исковых требований. Постановлением апелляционной инстанции того же суда принятое по делу решение оставлено без изменения.

Удовлетворяя исковые требования, суд обеих инстанций пришел к выводу о том, что сведения, указанные в исковом заявлении, являются порочащими деловую репутацию истца; отсутствие у ответчика статуса средства массовой информации в силу п. 1 ст.

152 ГК РФ не может освобождать его от ответственности за распространение порочащих сведений, принимая во внимание, что возможность размещения таких сведений на сайте metaltorg. ru является следствием создания ответчиком как владельцем (администратором) этого интернет-сайта соответствующих технологических условий.

В кассационной жалобе ООО «Мегасофт» просит решение и постановление отменить, как принятые на основе закона, не подлежащего в данном случае применению, а именно Федерального закона «О средствах массовой информации», а также в связи с неполным установлением судом обеих инстанций фактических обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного рассмотрения дела. Суд кассационной инстанции оставил судебное решение без изменения.

Как показывает судебно-арбитражная практика, даже если интернет-сайт не зарегистрирован в качестве СМИ, данный факт не освобождает владельца сайта от ответственности за распространение порочащих сведений на принадлежащем ему интернет-сайте, так как сама возможность размещения таких сведений является следствием создания ответчиком как владельцем (администратором) этого интернет-сайта соответствующих технологических условий.

ООО «Стоматологическая клиника «Колибри» обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с исковым заявлением к гражданину К. и гражданину С., обществу с ограниченной ответственностью «Ньюс Медиа-Рус» о защите деловой репутации (дело А60-36487/2010-С 7).

Истец просил признать не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию общества с ограниченной ответственностью «Стоматологическая клиника «Колибри» сведения, содержащиеся в статье «Клиентка судится со стоматологами за 300 тысяч», опубликованной 12.05.2010 г. обществом с ограниченной ответственностью «Ньюс медиа-Рус» на сайте www.

lifenews.ru., с указанием конкретных фраз, которые, по мнению истца, наносили вред деловой репутации.

Суд удовлетворил заявленные исковые требования и в решении указал, что в соответствии со ст.

152 ГК РФ юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности; лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения морального вреда, причиненного их распространением. В силу указанной правовой нормы, а также с учетом п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 г. № 3 по искам о защите деловой репутации должны быть доказаны факты распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности; при отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Источник: https://www.top-personal.ru/lawissue.html?2264

Договор о неконкуренции как инструмент по защите коммерческой тайны компании

Может ли работодатель обязать работников к публикации рекламных материалов организации?

Д.А. Медведев в своей научной статье «Россия – 2024: Стратегия социально-экономического развития» отмечает, что мир сталкивается с невиданными ранее глубиной и комплексностью инноваций.

Новые технологии порождают качественные изменения всех сторон жизни общества, трансформируют все сферы жизнедеятельности человека – политику и экономику, образование и науку, бизнес и средства массовой информации, медицину и культуру[1].

В федеральной программе «Цифровая экономика в Российской Федерации» указано, что данные становятся новым активом, причем, главным образом, за счет их альтернативной ценности, то есть по мере применения данных в новых целях и их использования для реализации новых идей[2].

На современном этапе развития Российской Федерации актуальным вопросом является обеспечение информационной безопасности предприятия, проявляющейся в охране и защите информации от несанкционированного доступа третьих лиц с целью извлечения финансовой выгоды или причинения убытков организации.

В средствах массовой информации появляются публикации о нарушении работниками трудовых прав и локальных актов корпорации в части неразглашения конфиденциальной информации и коммерческой тайны организаций.

Основными причинами является увеличение общего количества, созданных организаций в Российской Федерации в 2018 году было создано на 270 379 юридических лиц больше, чем в 2017 году[3], а также злоупотребление правом действующими или бывшими сотрудниками организаций.

Опишем некоторые публикации, которые свидетельствуют о данной проблеме.

Менеджер по сбыту раскрывал сведения о ценах на продукцию, установленных для ряда ключевых клиентов, которые отправлял по электронной почте знакомому предпринимателю для передачи другому бизнесмену[4].

В Калининграде менеджер по продажам ООО «Настоящие корабли»был признан виновным в совершении преступления по ч.1 ст. 183 Уголовного кодекса Российской Федерации за скачивание информации на флеш-носитель и продажикомпаниям-конкурентам[5].

Сотрудник ставропольского предприятия «Монокристалл» осуществлял продажу технической документации по выращиванию лейкосапфиров и использованию керамических экранов, являющуюся персональной разработкой предприятия иностранным компаниям и организации был причинён ущерб в размере 16 миллионов рублей[6].

В Костромской области работник регионального управления специальной связи разглашал пароли электронных почтовых ящиков коллег, графики перевозки секретной документации, денег, ювелирных изделий и драгоценных камней, тем самым нарушив коммерческую тайну организации[7].

Сотрудник ЗАО «Стройтрансгаз» получал данные о несанкционированной передаче информации ограниченного доступа с рабочего стационарного компьютера директора департамента по договорно-правовой работе на его личный адрес электронной почты[8].

Специалисты, изучив работу американских компаний, пришли к выводу, что при несанкционированном использовании конкурентами 20 % коммерчески ценной информации разорение фирмы происходит в 60 случаях из 100[9].

При этом не только предприниматели, но и государство несёт ощутимые потери.

В одном лишь штате Калифорния за последние 10 лет экономические потери от пиратского использования программного обеспечения составили порядка 1,6 миллиарда долларов и 400 тысяч рабочих мест[10].

Эти данные говорят о том, что успех в современном бизнесе зависит не только отнавыков грамотного управления производством и использования современного оборудования, квалифицированного персонала, но и от умения сохранять и защищать коммерчески ценную информацию.

В зарубежных странах одним из таких инструментов является соглашение о неконкуренции.

В США соглашение о неконкуренции[11]заключается с работником при приеме на работу и закрепляет его обязанность в течение определенного времени после прекращения трудовых отношений не конкурировать с бывшим работодателем, то есть не работать в компаниях-конкурентах, не заниматься определенными видами деятельности, в частности, не заниматься предпринимательской деятельностью в определенных областях, а также не приглашать на работу работников данного работодателя, устанавливать запрет на конкурирование с работодателем на территории определенного города, штата или всей территории США. Условия могут быть зафиксированы в отдельном договоре или же включены в трудовой договор[12].

Основной принцип применения соглашений о неконкуренции – разумная целесообразность (reasonableness) ограничения прав работника в целях защиты интересов работодателя (legitimatebusinessinterests)[13].

Раскрытие конфиденциальной информации, должны содержать четкие и понятные положения с тем, чтобы получатель осознавал конфиденциальный характер раскрываемой ему информации и условия такого раскрытия[14][15].

Важное значение для признания соглашения о неконкуренции разумным и правомерным являются: срок действия, территория распространения, выплата компенсации работнику за временное ограничение его прав и т.д[16][17].

В статье 2125 Гражданского кодекса Италии прямо устанавливается, что отсутствие компенсации со стороны работодателя является основанием для признания соглашения (условия) о неконкуренции недействительным[18].

В Бельгии предусмотрено, что размер компенсации меньше установленного уровня является основанием для признания соглашения недействительным.

 В Нидерландах суд вправе обязать работодателя выплатить компенсацию работнику, если соглашение (условие) о конкуренции лишает его права на достойный заработок[19].

Существуют ограничения по субъектному составу работников в отношении которых могут быть заключены соглашения.

В законе штата Иллинойс «О свободе труда» от 19 августа 2016 года запрещены соглашения о неконкуренции для низкооплачиваемых работников, со ставкой ниже 13 $ в час[20][21].

В отсутствие заключенного соглашения о неконкуренции, работодатель может обратиться в суд с иском о вынесении в отношении бывшего работника судебного запрета на работу в компании-конкуренте[22], потребовать возмещение убытков, возмещение расходов на услуги адвокатов и иных судебных издержек, изъятие или уничтожение материальных носителей, на которых содержатся незаконно используемая информация, составляющая ноу-хау, или произведенные с её использованием[23].

Действующее российское законодательство не предусматривает использование данного инструмента.

При этом, сходные нормы по временному ограничению прав работников предусмотрены в отношении государственных (муниципальных) служащих.

Гражданин после увольнения с гражданской службы не вправе разглашать или использовать в интересах организаций либо физических лиц сведения конфиденциального характера или служебную информацию, ставшие ему известными в связи с исполнением должностных обязанностей, а также  в течение двух лет после увольнения замещать на условиях трудового договора должности в организации и (или) выполнять в данной организации работу (оказывать данной организации услуги) на условиях гражданско-правового договора (гражданско-правовых договоров), если отдельные функции государственного управления данной организацией входили в должностные (служебные) обязанности гражданского служащего, без согласия комиссии[24]. Аналогичный запрет распространяется и на муниципальных служащих[25].

Согласно действующему законодательству, ограничение прав возможно, если это предусмотрено федеральным законом и в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства[26].

Предлагаем ввести в российский правопорядок по аналогии с другими зарубежными странами.

В целях признания договора о неконкуренциизаконным следует соблюдать баланс интересов работника и работодателя. Р.Иеринг писал, что цель права заключается в уравновешивании интересов в обществе, в нахождении компромисса между ними[27].

Поэтому, требуется описать субъектный состав, предмет, территорию распространения, срок соглашения, а такжеразмер компенсации.

В качестве субъектов соглашения выступают работодатель и работники организации.

Законодательно определить обязанность использования данного инструмента в отношении организаций, имеющих стратегическое значение для обеспечения обороноспособности и безопасности государства, защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан Российской Федерации.

Предметом соглашения является обязанность работника не работать в компаниях-конкурентах работодателя, не заниматься предпринимательской деятельностью в областях деятельности компании, не приглашать на работу работников работодателя на территории определённой в соглашении.

Необходимо установить предельный срок договора (не более 2-х лет после увольнения и без права пролонгации), определить конкретный перечень организаций-конкурентов работодателя и территорию распространения соглашения (один или несколько муниципальных образований, субъектов Российской Федерации). Запрещается устанавливать запрет на территории всех субъектов Российской Федерации.

По аналогии с гарантиями, установленными в ст.279 Трудового кодекса Российской Федерации, установить обязанность работодателя по выплате работнику единовременнойкомпенсации в размере, определяемом в договоре, но не ниже трёхкратного среднего месячного заработка.

Если работник нарушает условия соглашения или отказывается от его заключения, то работодатель может обратиться в суд с иском:

–  о вынесении в отношении бывшего работника судебного запрета на работу в компании-конкуренте;

–  о возмещение убытков и возмещение расходов на услуги адвокатов и иных судебных издержек;

– изъятие или уничтожение материальных носителей, на которых содержатся незаконно используемая информация, составляющая ноу-хау, или произведенные с её использованием.

Если работодатель нарушает условия соглашения о неконкуренции, то работник имеет право требовать в судебном порядке возмещения убытков и иных судебных издержек, а также обжаловать решение суда о запрете на осуществления деятельности.

В целях реализации законодательной инициативы предлагается разработать единую электронную базу данных, содержащая информацию о заключенных соглашениях о неразглашениях. В качестве аналогии использовать реестр дисквалифицированных лиц, который администрирует Федеральная налоговая служба. Реестр необходим для мониторинга и контроля.

Возложить на Федеральную службу по труду и занятости и его территориальные органы ведение реестра и актуализацию информации, содержащейся в реестре.

Определить, что в течение 7 рабочих дней после заключения отдельного соглашения или внесения условий в трудовой договор, работодатель обязан внести информацию в реестр. В случаи неисполнения указанной обязанности работодатель не вправе ссылаться в суде на факт его заключения.

Таким образом, под договором о неконкуренции понимается соглашение между работником и работодателем в соответствии с которым работник обязуется не работать в компаниях-конкурентах работодателя, не заниматься предпринимательской деятельностью в областях деятельности компании, не приглашать на работу работников работодателя на территории, определённой в соглашении в течение срока трудового договора и не более двух лет после его прекращения, а работодатель обязуется выплатить работнику единовременную компенсацию в размере, определяемом в договоре, но не ниже трёхкратного среднего месячного заработка.

Список использованных источников

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/4/25/dogovor_o_nekonkurencii_kak_instrument_po_zaschite_kommercheskoj_tajny_kompanii

Ваши права
Добавить комментарий