Кто такие заочницы для зеков

Заочная любовь: 8 тюремных историй

Кто такие заочницы для зеков

«Ждули» — именно так пренебрежительным тоном называют девушек, ожидающих своего возлюбленного из мест лишения свободы.

Передачи, утомительные поездки на длительные свидания, хамство надзирателей — все это неприятно входит в жизнь новоиспеченной «заочницы», но почти неизменно кончается росписью в колонии и белым подвенечным платьем.

Оказывается, любви можно предаваться и за высокими заборами, а срок в исправительном учреждении не помеха отношениям.

Алина

Когда мне было 22, я буквально сбежала от первого мужа вместе с ребенком, вернулась в родной город и начала налаживать свою жизнь. Я даже думать боялась о том, чтобы с кем-то познакомиться — настолько мне опротивели мужчины.

Но в мае 2014 на одном из сайтов знакомств мне написал мой будущий муж, при этом не сказав, что он заключенный. Просто написал, что сейчас он на контрактной службе в армии. Мы стали общаться, и через несколько дней Казбек предложил мне встречаться.

Я согласилась.

на одном из сайтов знакомств мне написал мой будущий муж, при этом не сказав, что он заключенный

Спустя две недели он написал мне огромное сообщение о том, что на самом деле он не контрактник, и сидеть ему еще полтора года. Сказал, что я могу бросить его, если меня это не устраивает. Приложил свою фотографию.

Я не задумываясь ответила, что это не изменит моего отношения к нему. Я мусульманка, поэтому через пару месяцев мы зарегистрировали никях (прим. ред. — брачный договор, который заключается между мужчиной и женщиной по правилам шариата) в мечети через его свидетелей.

Казбек выходит в ноябре. Я не жалею о своем решении.

Ангелина

На сайте знакомств он написал мне, что ищет девушку для серьезных отношений. Сначала не говорил, что сидит. Сказал, что ему 32 и живет в Самаре. Так мы общались пару дней. Позже он признался, что находится в колонии. Оказалось, что у него есть жена, ей 21. Пообещал, что разведется с ней. Мы общались с 2012 года, он вышел в 2014, и сейчас у нас семья.

Периодически он уходит в запой, поэтому меня вряд ли можно поздравить с удачным выбором спутника жизни.

За два года я ни разу не ездила к нему, зато сразу после освобождения он приехал ко мне. Развелся с женой. Правда, долгое время она донимала нас звонками, пытаясь вернуть мужа. Родители не очень поняли мой выбор, но потом смирились. Периодически он уходит в запой, поэтому меня вряд ли можно поздравить с удачным выбором спутника жизни.

Людмила

Он вышел из тюрьмы, прилетел ко мне. К сожалению, оказался банальным алкоголиком. Вряд ли мы с ним останемся вместе… Знаю одно: если можно было бы вернуть время назад, я бы в его сторону и не посмотрела.

Ирина

Мы познакомились два года назад после его освобождения. Он снимал у меня жилье. В итоге, через месяц, когда он собирался уезжать в свой город, мы поняли, что уже не можем расстаться. Затем, к сожалению, его снова задержали. Через 5 дней у нас свадьба в колонии. Кольца купила, наряд подобрала. Выглядеть хочется красиво, даже если свадьба в таком месте.

Выглядеть хочется красиво, даже если свадьба в колонии.

Совсем недавно ездила к нему на длительное свидание. Готовилась где-то неделю, все закупала, собирала сумки. Потом поехала в колонию на такси. Приехала туда, написала заявление. Через пару часов за мной пришли.

Забрали паспорт, выдали пропуск, досмотрели меня, проверили все продукты. Пожелали счастливого отдыха. С будущим мужем мы жили трое суток. Комнаты, конечно, маленькие, но уютные. В общем-то, там неплохие условия.

Аделя

Мы познакомились по телефону, когда он отбывал срок — ошибся номером и попал на меня. Начали общаться. Каждый месяц ездила к нему на краткосрочные свидания.

Это происходит достаточно просто: приезжаешь в тюрьму, пишешь заявление. Его уносят начальнику колонии, затем выписывают пропуск, и ты идешь на КПП. Сдаешь телефон, тебя обыскивают и ведут в кабинки. Там тебя уже ждет муж.

Садишься, телефон в руки, и четыре часа наслаждаешься разговором с любимым.

Маргарита

Познакомились на сайте знакомств чуть больше года назад. У меня тогда был очень тяжелый период в жизни. Стали общаться по телефону. Через полгода я приехала к нему на кс (прим. ред. — краткосрочное свидание). Вживую он оказался гораздо симпатичнее, чем на фото! Предложил выйти замуж, я согласилась.

Нам отдали свидетельство о браке, и мы разошлись: он — в камеру, я — домой.

К свадьбе я особо не готовилась. Сама процедура росписи заняла меньше минуты. Завели в телевизионную комнату.  — Согласны ли вы? — Конечно, я согласна! Отдали свидетельство, и мы разошлись: он — в камеру, я — домой.

Кстати, на просторах групп вроде «Подслушано в Тюрьме», нам удалось найти двух арестантов, которые не против пощеголять своей удачей перед бывшими и нынешними сокамерниками.

Дмитрий

У меня романтическая история. Она просто ошиблась номером. Помню, я еще тогда немного понтовался, что нахожусь на свободе. Пришлось признаться, конечно. Вскоре она стала моей женой. Ревновала меня к бывшей девушке. Сидеть мне чуть больше 6 лет. Недавно, правда, поссорился со своей женой. Наши отношения на грани развода. Но вообще, моя жена — супердекабристка.

Серега

Я — рецидивист. Сидел в Форносово. Познакомился с женой по телефону. Для меня это было очень удивительно — не каждая девушка согласится общаться с рецидивистом. Так получилось, что мы полюбили друг друга. Я вышел, и мы, убедившись в своих чувствах, поженились. Вот так иногда бывает: не все заключенные преследуют корыстный интерес.

 Даша Гетманова 

Источник: https://kaliningrad-room.ru/zaochnaya-lyubov-8-tyuremnyx-istorij-74874/

«Заочницы» ищут среди заключенных «настоящих» мужчин

Кто такие заочницы для зеков

Женщины, вступающие в отношения с мужчинами, отбывающими срок в местах заключения, нередко несчастливы в личной жизни и имеют низкую самооценку.

Также романтическим отношениям с осужденными может способствовать похожий опыт родственниц, подруг, а иногда и тяга к криминальной романтике, выяснила в ходе исследования директор Центра молодежных исследований (ЦМИ) НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге Елена Омельченко.

Практики знакомств, романтических отношений, а также браков женщин с заключенными – давно известное явление, которое служит почвой, в том числе, для многочисленных сюжетов в СМИ.

Однако, почему женщины, вопреки социальным нормам, возможности выбора мужчины на свободе и подчас, рискуя собственным здоровьем и жизнью, решаются на знакомство и отношения с заключенными, остается загадкой. Во многих случаях «заочницы» оказываются в режиме ожидания мужчины из тюрьмы в течение нескольких долгих лет.

И речь идет не только об ожидании, но и об особом режиме заботы – свиданиях в тюрьме, посылках, материальной помощи, что требует от женщины немалых эмоциональных и финансовых вложений.

Елена Омельченко решила выяснить, что движет «заочницами» разных возрастов и как трансформируется их женская идентичность в процессе ожидания и заботы. Исследование проводилось в рамках проекта программы «Научный фонд НИУ ВШЭ» в 2012-2014 годах. География исследований – Санкт-Петербург, Москва, Ульяновск, Саратов.

Выводы основаны на текстах глубинных интервью с заочницами (7 интервью), анализе социальных сетей, посвященных поддержке родственников заключенных, а также беседах с законными женами заключенных, которые общаются с «заочницами».

Кроме того, Елена Омельченко проанализировала взгляды и позиции самих заключенных мужчин на тему заочных знакомств с женщинами.

В результате исследователь представила многогранный взгляд на феномен «заочниц», ценный как с точки зрения российской, так и зарубежной исследовательской тематики, поскольку за рубежом эта тема также недостаточно исследована. Статья о результатах опубликована в новой книге исследователей ЦМИ «Около тюрьмы: идентичность и повседневность родственниц заключенных» («Алетейя» Санкт-Петербург, 2015).

Заключенный вместо психоаналитика

Долгий срок в тюрьме не означает долгий срок без женщины. Практически все заключенные мужчины имеют заочных подруг, иногда не одну и параллельно с официальными женами, отмечает Елена Омельченко.

https://www.youtube.com/watch?v=vEawoIyCd58

Поскольку заочница может играть для заключенного не только роль любимой женщины, но и определенного ресурса материальной поддержки и заботы, существуют целые стратегии «ловли» женщин с воли.

Опытные «сидельцы» рассказывают в интернете о том, с помощью каких «специальных психологических тренингов» можно научиться необходимым навыкам, чем именно должен обладать мужчина, чтобы привлечь заочную подругу.

На зоне, как и в интернете популярны авторские тексты самих заключенных об основах психологии, о приемах манипуляции, о том, как сделать так, чтобы женщина попала в психологическую зависимость, рассказывают информантки, принимавшие участие в исследовании.

Легкой «добычей», как показало исследование, становятся женщины, чувствующие себя несчастными по той или иной причине и имеющие низкую самооценку. «… Раз зеку написала, значит личная жизнь вообще не складывается… Лучше сосредоточить усилия на глупых женщинах, которые не задают много вопросов, а сразу пишут стихи и клянутся в вечной любви…», – дает советы один из заключенных.

В исследовании приведен яркий пример, как Надя, 40 лет, мать троих детей, оставшаяся без поддержки со стороны бывшего мужа и находящаяся в глубочайшей депрессии, становится подругой заключенного.

« … И вдруг телефонный звонок. Приятный мужской голос “я ошибся номером”. Известная зековская разводка.

Далее по сценарию – «девушка, а что у Вас такой голос грустный?», – рассказала одна из информанток о знакомстве Нади с будущим возлюбленным.

По мнению законных жен заключенных, среди заочниц много женщин, для которых найти мужчин на воле – практически невозможный вариант: «возраст за 30 лет, дети, финансовые сложности и куча проблем».

«Брошенная, преданная мужем американка идет к психоаналитику, у наших женщин нет денег на психоаналитика, и они идут к зеку», – рассуждает одна из информанток.

Но, как показывают описанные в исследовании истории, окрыленные чувствами, подруги заключенных находят намного больше финансовых ресурсов, чем требуется на оплату услуг психоаналитика.

Зачастую они устраиваются на вторую работу, берут кредиты, закладывают вещи в ломбард, занимают, чтобы приезжать на свидания на зону, оплачивать услуги адвокатов и помогать материально и финансово возлюбленному мужчине.

Годы ожидания не пугают

Не только взрослые женщины с грузом проблем становятся верными подругами заключенных. Информантки, которым приходится простаивать часы в очереди у тюремной стены, рассказывают о том, что среди «заочниц» можно встретить много юных девушек 17-18 лет и молодых симпатичных женщин, в том числе, с высшим образованием.

Елена Омельченко выделяет несколько причин того, почему женщина может стать «заочницей». Этому могут способствовать примеры из окружения, например, матери, сестры, подруги, а также интерес к криминальной тематике.

В интервью женщины говорили о том, что набираются с партнерами опыта жизни. «При этом происходит романтизация тюрьмы, как мужского места, «настоящего» мужского и «настоящего» мужчины», – отметила исследователь.

Кроме того, мотивом, толкающим на знакомство с заключенным, может стать и одиночество, тоска и незаполненность жизни. Как вариант – на зоне женщина может также искать «покровителя» – чаще всего это ситуация отношений с «тюремным авторитетом».

Исследователь обращает внимание, что часто серьезные отношения, которые доходят до бракосочетания прямо на зоне завязываются у заочниц с мужчинами, осужденными на много лет за тяжкие преступления.

Регистрация отношений дает возможность длительных свиданий, но ожидание превращается в «телесный и эмоциональный фон каждого дня». В этом процессе происходит своего рода «доместикация тюрьмы» и «тюремизация дома».

В колонию женщины стараются привезти с собой максимальное количество вещей, создающих иллюзию дома.

А дома – «комната или отгороженный в ней угол начинают походить на «камеру»: на столе компьютер, настроенный на виртуальную связь, телефон, в 24 часовом переговорном режиме, на столе или стене – фотографии сидельца, свадьбы (если была), может звучать музыка, связанная с особым стилем тюремного шансона. На полу – собранные, готовые к отправке на зону сумки (баулы) с вещами, продуктами, сигаретами, чаем и кофе…»

Женщина как служба реабилитации

Благодаря современным средствам связи мужчина в жизни «заочницы» при развитии отношений начинает присутствовать 24 часа в сутки. Жизнь женщины и ее самоидентификация при этом полностью меняются, отметила Омельченко. Затрагивая темы, например, условно-досрочного освобождения (УДО), взаимодействия с адвокатами и т.п., «заочница» начинает использовать слово «мы».

При этом забота о заключенном, которой она отдается, сопряжена с особыми страданиями и унижениями.

«Кроме стигматизации в рамках семьи и соседства, а у части женщин – и на работе, они вынуждены включаться в контекст вины за свой выбор «такого мужчины» и, ассоциативно, становиться в определенном смысле, виноватыми и в его преступлении, образе жизни, отвечать за его поведение на зоне, конфликты с охраной и администрацией», – рассказала исследователь.

«Настоящей женой», согласно установкам в тюремной и околотюремной среде, становится та женщина, которая ждет и заботится не менее пяти лет. Многие, как отмечает исследователь, становятся заложницами ожидания и имиджа настоящей и правильной жены зека.

«Вот я его жду – вот он выйдет, и я его брошу», – говорит одна из участниц исследования. «Можно сказать, что это своего рода производство женского через женский долг.

И это не всегда любовь и даже скорее – уже не любовь, а инерция долга, зависимости и реализация заботы», – комментирует Елена Омельченко.

Режим заботы не прекращается и после освобождения мужчины из тюрьмы. «О его работе думать даже не хочу, пока не поставлю на ноги», – говорит одна из респонденток.

«Поставить на ноги» подразумевает под собой большую работу по ресоциализации бывшего заключенного, к которой женщины готовятся заранее.

«Сейчас трудно, а потом будет еще труднее, это работать и работать с психологами, восстанавливать: а – нервную систему, чтобы человек от общества не шарахался, чтобы общество его признало человеком образованным, … он как слепой котенок», – говорит Рита, чей друг осужден на двенадцать лет.

Елена Омельченко отметила, что, проявляя заботу о заключенных, женщины постепенно начинают выполнять функции государства по обеспечению осужденных самым необходимым. Женские сети поддержки фактически заменяют собой систему социальной помощи заключенным, вкладываясь в их будущее, подготавливая их более или менее адекватное возвращение к свободной и нормальной жизни.

См. также:

Матери и жены заключенных нуждаются в поддержке
В России меняются традиции внутрисемейной помощи
Идеал женщины отдаляется от идеала жены
Феномен роковой женщины компенсирует минусы феминизма

Автор текста: Селина Марина Владимировна, 17 марта, 2015 г.

Социология правоохранительная система семья

на IQ.HSE

Источник: https://iq.hse.ru/1804416.html

Записки заключенного: заочная форма… отношений

Кто такие заочницы для зеков

В ситуации, когда женское общество ограничивается лишь продавщицей в магазине, медсестрой и цензоршей, пытаешься использовать любую возможность пообщаться с противоположенным полом.

О, женщины!

Когда в нашей зоне шел глобальный ремонт столовой, малярными работами там занимались довольно страшные тетки, пара из которых были молоды. Так вот, у этих двух отбоя не было от мужиков, желавших хотя бы позаигрывать с ними. Точно так же зеки заигрывали в одном из белорусских СИЗО с девушками-охранниками, строили им глазки, отвешивали комплименты.

В зоне “голодные до женщин” заключенные, кем бы они ни были на свободе, становятся джентльменами. Как они в большинстве случаев отзываются о девушках между собой — писать не буду, потому что это довольно неприлично и неприятно.

Нехватка женского тепла, двуличность с женщинами и цинизм — главные факторы, определяющие отношение к “заочницам”.

“Заохи”, “заочницы” — девушки или женщины, познакомившиеся с зеком в интернете, по телефону или по переписке. Отношения, которые при этом начинаются, можно назвать заочными.

Немного любви в маленькой “хате”

Первый раз отношение зека к “заочнице” я увидел еще в СИЗО. В нашей “хате” (так называют камеру в следственном изоляторе) сидел мужик лет сорока пяти. Это был уже далеко не первый его срок.

Мужик (назовем его Саша) давно выучил все тюремные уроки, и его ничего не могло удивить или заинтересовать — он все знал. Саша был мразью.

Хотя и у него бывали проблески совести, но в основном все его поведение было замешано на трудно скрываемых эгоизме и жадности.

Саша, как опытный арестант, завел себе “заочницу” еще в СИЗО. Женщина была страшная до одури, и Саша это понимал. Когда он получал от нее очередную фотографию, то громко смеялся, говорил: “Мамочка родная!”, показывал фото нам, потом рвал его и выкидывал. После этого он садился писать ответ о своей беспощадной любви к этой “заочнице”.

По Сашиным рассказам, у него были молодая жена и дети (не знаю, говорил ли он правду; зекам, особенно тем, у которых уже несколько отсиженных сроков, верить нежелательно). Правда, получал он письма только от “заочницы”, но вполне вероятно, что, пройдя суровую лагерную жизнь, Саша знал: чем меньше личного ты берешь в тюрьму, тем спокойнее сидишь.

На мое предположение, что такое отношение к “заочнице” несколько не комильфо, он ответил, что после отсидки, возможно, заедет к ней и отблагодарит.

А сказать “спасибо” было за что: кроме наполненных флюидами писем и хорошего настроения, “заоха” пересылала Саше деньги на “отоварку” (тюремный магазин). Это был несомненный плюс отношений, который Саша очень ценил…

“Строгачи-романтики”

Естественно, после зоны у меня осталось много знакомых, некоторые из которых очень даже приличные люди. Готовясь к этому материалу, чтобы избежать однобокого суждения, я расспросил их об отношении зеков к “заочницам”.

Один из моих близких товарищей, очень талантливый художник, за свою неуемную энергию успел дважды побывать в зоне, получив относительно небольшие сроки. Второй раз он сидел на строгом режиме (там “мотают срок” люди, попавшие за решетку не впервой).

Я позвонил Художнику, чтобы выяснить его мнение о заочницах.

— О! На строгом режиме это вообще сплошные грязь и мрак! — сказал он мне. — Зеку от “заочницы” нужны три вещи: во-первых, ее полностью обнаженное фото — это хорошо; во-вторых, чтобы она присылала деньги, — это еще лучше, и, в-третьих, что было бы совсем великолепно, — чтобы “заочница” расписалась с зеком и периодически возила ему на свидания передачи и себя.

— Понимаешь, — продолжал Художник, — на строгом режиме, в отличие от той колонии, где мы с тобой сидели, практически у всех были мобильники. Зеки регистрировались на всех сайтах знакомств и в соцсетях и искали там себе девушек.

На общем режиме круг поиска был ограничен несколькими газетами знакомств, половина объявлений в которых заканчивалась фразой: “из МЛС не беспокоить”. В Интернете же возможности для заключенных были гораздо шире.

© Sputnik / Виктор Толочко

Как только после отбоя выключали свет, зеки доставали телефоны и по полночи разговаривали со своими подругами. Они переживали, что их девушки куда-то пошли на ночь, давали советы, просто страдали. В общем, чувства у них были искренние и неподдельные. В этом плане зеки умеют сами себе врать.

Некоторые “гнали” (переживали, на тюремном сленге) очень сильно и всерьез. При этом они могли спокойно показывать друг другу переписку с “заочницами” и их обнаженные фото. Поначалу ночные бдения меня сильно раздражали, мало того что они мешали спать, становилось тошно от осознания всей этой лжи.

Но потом я попривык, и эта ситуация начала меня веселить.

Один полуграмотный зек, уже несколько раз отсидевший, попросил написать письмо от его имени какой-то тетке. Ну, я и “наваял”, что он врач, получивший срок за то, что совершил врачебную ошибку. Что у него с этой женщиной было дальше, не знаю. Но, думаю, все в порядке. Зеки могли понарассказывать такого, что женщины потом подолгу млели, а некоторые даже выходили за них замуж.

Ничего хорошего

— Ни одна подобная история ничем хорошим не закончилась, — весело говорит Художник. — У меня на “строгом” был знакомый, который сидел с завидным постоянством.

Во время очередного срока он женился на “заочнице” и сделал ей ребенка. Освободился. И, естественно, у них ничего не получилось, они довольно быстро разругались и развелись. Снова сел.

Опять познакомился по интернету с какой-то “заочницей”, раза в полтора младше него. Женился. Освободился и развелся.

Этот мужик в зоне был типа сводни: помогал зекам регистрироваться на сайтах знакомств, поскольку все их знал досконально, не очень опытным рассказывал, чем привлечь девушек, — в общем, был очень нужным специалистом. Но этот хотя бы был безопасен.

А вот в соседнем отряде был мужик, получивший очередной срок за то, что после освобождения пытался прибить свою “заочницу”, с которой познакомился во время прошлой отсидки.

Кого я не понимаю, так это женщин: ну вот на что ты надеешься и куда лезешь — видишь же, что зек! Тем более расписываться — в зоне, даже не пожив с человеком! Или они это делают от безысходности?..

 — Художник задумчиво засопел в трубку, было слышно, что он действительно не понимает женщин.

Заключенных понять легко, у них, кроме тоски по противоположному полу, была куча свободного времени, которое нужно как-то проводить.

— Из всех, кого я знал, — продолжил Художник, —  только у одного, кстати, очень толкового парня, получилось расписаться в зоне и сохранить нормальный брак после освобождения. Но здесь, возможно, сыграли роль два фактора: во-первых, он сам по себе был хорошим человеком, а во-вторых, они с будущей женой встречались еще до его посадки…

Поделись “заочницей” своей

Слушая истории Художника, я вспомнил, как еще в СИЗО видел образец первого письма к “заочнице”, которое следовало написать, чтобы познакомиться с девушкой.

Многие молодые первоходы (те, кто попал в МЛС впервые) перерисовывали (переписыванием я бы это не назвал) его себе в тетради.

На мой взгляд, письмо было слабенькое, но людям, которые иногда не могли связать толком двух слов, оно прекрасно подходило. И, что немаловажно, написано было практически без ошибок.

В начале письма говорилось об общем товарище, который дал заключенному координаты для переписки. В зоне есть добрая традиция — просить друг у друга адрес какой-нибудь “заохи”.

И многие делятся данными знакомых девушек. В основном дают контакты тех, кого “не жалко” или кому хотят насолить. Бывало, что какой-нибудь девчонке писали сразу несколько зеков.

А были случаи, когда такие девушки ухитрялись всем отвечать.

“Заочницами” периодически “делились”. Видимо, это было связано с тем, что к общению с ними, как и к ним самим, всерьез не относились. А как можно всерьез относиться к чему-то абстрактному, чего никогда не “щупал” и вряд ли когда-нибудь “пощупаешь”? Конечно, не все зеки так поступали, но многие.

— А ты видел хотя бы одного зека, который бы серьезно относился к “заочнице”?— спросил я второго своего товарища, отсидевшего одиннадцать лет в разных зонах.

— Нет, — твердо ответил он. А потом задумчиво добавил: — Хотя, если счастье настоящее, то им стараются не делиться, поэтому, возможно, кто-то серьезно и относился, и у него даже что-то получилось, но он просто об этом не рассказывал…

Источник: https://sputnik.by/society/20161106/1025950118/kak-zakluchennye-obschayutsya-s-zaochnitsami.html

Трагедия «ждуль»: как зеки «разводят» женщин на деньги и любовь

Кто такие заочницы для зеков

Занятие мошенничеством в тюрьме — не редкость для наших реалий. Угодив за решётку, сидельцы нуждаются в дефицитных вещах, сигаретах и наркотиках, деньгах «на общак», да мало ли на что… А взять их негде. Разве что у незнакомой женщины, предварительно доведённой до правильной кондиции.

Стать жертвой мошенника может любая женщина: с образованием и без, красивая или малосимпатичная. Зеки знают, на какие точки надавить, чтобы «ждуля» была согласна на всё.

Фактрум расскажет, почему женщины ведутся на красивые письма и сообщения с зоны.

Кто такие «заочницы», «ждули» и «настоящие жёны»

Во времена СССР «заочницами» называли тех женщин, которые активно переписывались с заключёнными, поддавшись на их красивые слова. Со временем эти дамы получили новое прозвище — «ждули», но «заочницами» звать их не перестали, ведь любовь со своим «роднулей» они крутят заочно, на расстоянии.

«Ждули» — это женщины, которые не только поддерживают связь с заключёнными, но и ждут их освобождения из мест лишения свободы.

Они строят планы на совместное будущее, приезжают в тюрьмы с гостинцами, порой проносят запрещённые вещи.

Кроме того, «ждули» часто соглашаются выйти замуж за зека, пока он сидит, чтобы иметь право на семейное свидание. А после пяти лет заботы о заключённом женщина переходит в разряд «настоящих жён».

Как происходит заочное знакомство

У осуждённых есть несколько способов найти «заочницу». Когда сотовые телефоны не были так распространены, они просили адреса знакомых женщин у вновь прибывших и писали им письма или находили объявления в газетах. Отвечала далеко не каждая, но некоторые всё-таки попадались на крючок.

Сегодня же заключённые, имея собственный мобильник, связываются с девушками посредством SMS или звонков. Часто они пишут и звонят на незнакомые номера, говоря, что ошиблись номером, и втягивают в разговор. Бывает, что жертву находят и на сайтах знакомств или в приложениях, выискивая среди объявлений подходящую кандидатуру.

В большинстве случаев зеки останавливают свой выбор или на совсем юных девушках, мало знающих жизнь, или на пожилых и некрасивых женщинах, которые ищут хоть какого-нибудь, хоть плохонького, но мужчину.

Заключённые осторожно расспрашивают их о личной жизни, и если понимают, что женщина оказалась в трудной ситуации, начинают действовать.

После нескольких первых разговоров ни о чём зеки начинают давить на жалость. Многие врут, говоря, что попали за решётку по ошибке. Некоторые, наоборот, признают, что совершили преступление, но раскаиваются в этом. Таким образом они втираются в доверие к девушке.

После следуют слова любви: мол, жить без тебя не могу, ты моя единственная отрада здесь, засыпаю, прижимая твоё фото к груди. А одинокой женщине многого и не надо, услышав такие комплименты и слова, она быстро влюбляется и переходит в разряд «ждуль».

Далее следуют разговоры про совместное будущее, детей, свадьбу, после которых женщина уж точно не бросит своего «зекулю».

Как зеки разводят женщин на деньги

Чаще всего заключённые начинают искать себе женщину ближе к концу срока. Они понимают, что мало кто захочет связываться с сидельцем со сроком от десяти лет и выше.

А под конец заключения можно написать «любимой», чтобы она подождала ещё немного, и тогда, мол, всё образуется. А ещё искать «ждулю» под конец срока арестантам удобно потому, что у неё можно попросить денег.

 Под предлогом того, что мужчине нужна нормальная одежда и билет до города, зеки просят выслать некоторую сумму, а после пропадают с радаров.

Связавшиеся с зеками женщины охотно помогают им в материальном плане. «Зекули» виртуозно умеют просить деньги так, что подвох заподозрить сложно. Крупные суммы выманиваются ими на якобы оплату карточных долгов, ведь должник может стать «опущенным» или вовсе лишиться жизни.

Некоторые зеки идут от противного: говорят, что им ничего не нужно от избранницы, играют в благородство. А те, поверив, присылают деньги просто так. «Ждулями» активно манипулируют, пропадая на несколько дней, а после говоря, что хотели закончить отношения, но не смогли.

Тогда подруги зеков сломя голову несутся выбивать длительное свидание, лишь бы помириться.

Некоторые зеки говорят своим женщинам, что им нужны деньги для адвоката, чтобы подать на УДО и побыстрее оказаться рядом. Разумеется, «ждуля» находит деньги или берёт кредит, мечтая о скорой встрече. Как правило, такая «ждуля» у зека не одна, многие заводят по десятку женщин и у всех просят деньги.

Зачем девушки выходят замуж за осуждённого

Официальный статус жены заключённого даёт «ждуле» некоторые преимущества. Став супругой, она получает право на длительное свидание продолжительностью до трёх суток. На него она приезжает с баулами вещей из дома, чтобы создать видимость уюта в камере для встреч. Везёт жена заключённого и передачки с продуктами.

Некоторых «роднулек» зеки просят пронести на зону наркотики или оружие, и те охотно соглашаются — мужу отказывать нельзя. Часто после таких свиданий девушка обзаводится ребёнком и начинает приезжать ещё чаще, ведь малыш должен видеть отца. А частые свидания сулят частые передачки, поэтому зеки охотно становятся папашами.

Сделавшись женатым человеком, сам заключённый тоже получает некоторые привилегии. Его дело более охотно пересмотрят в суде, если он подаст на апелляцию, и скостят срок. Далеко не все истории любви «ждуль» и «зекуль» заканчиваются хорошо.

Оказавшись на свободе, бывший зек так и остаётся сидеть на шее у жены, как и до этого. Терпят жёны заключённых и побои, и измены, и частые ссоры, ведь идти им не к кому и бросать любимого, которого они ждали несколько лет, им тоже не хочется.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5930fb857ddde84c29e24b43/5bf7d3f195bc4200aaed2632

Как в российских тюрьмах используют интернет и связь. 12 реальных фактов

Кто такие заочницы для зеков

В марте 2017 года число заключенных в России составило 630 тысяч. И это исторический минимум за все время существования Российской Федерации. В конце 90-х и начале 2000-х одновременно за решеткой находились более миллиона человек.

Тюремная культура оказывает огромное влияние на жизнь нашей страны. Новости об убийствах «воров в законе» передают по центральным каналам, группы «Воровайки», «Бутырка» и «Лесоповал» собирают на своих концертах полные залы и редкий россиянин не знает правильного ответа на вопросы «про вилку и глаз», «мыло и стол» или «яму и пирожок».

А с массовым внедрением новых технологий влияние людей за забором на общество только укрепилось. Ведь сотовая связь и интернет позволяют зекам интенсивно взаимодействовать с волей и оставаться «при делах» во время отбывания наказания. Ниже подборках интересных фактов об IT-технологиях в жизни зеков.

1. Заключенных в соцсетях больше и больше с каждым годом

Официально иметь сотовые телефоны зекам запрещено. Но во многих камерах они есть, заключенные пользуются интернетом и размещают на своих страницах фотографии, сделанные на территории зоны. Часто это самые обычные фото: мужчины в спортивных костюмах в обнимку с приятелями, с животными, за работой или на прогулке. Нестандартны только обстановка и одежда.

Проще всего заключенных найти в «Одноклассниках», чуть реже они встречаются «». Страницы с «селфи на шконке» легко встретить в группах «знакомства в МЛС» и пабликах на тему блатной культуры. Стоит уточнить, что именно селфи зеки делают редко, так как всегда есть кого попросить тебя сфотографировать.

Часто зеки размещают в своих профилях изображения на «околоблатную» тематику: кресты с цепями, фотографии особо искусно сделанных татуировок и тюремных сувениров, «Гелики» и «Бехи». Статус тоже может подчеркивать положение человека. Примеры:

«Перед людьми я виноват, перед богом чист»

«Лохи — не мамонты… Не вымрут»

«Живи, люби, кради, гуляй, купи весь мир потом отдай! Всегда лишь помни вещь одну, не забывай свою братву!»

«Не бойся меня,что я зaключeнный, я просто нaрушил Российский закон. Я просто нa врeмя лишeнный свободы, но чувств чeловeчeских я нe лишeн»

2. Знакомства — популярное занятие зеков в сети

Есть десятки сообществ в соцсетях и сайтов для заключенных и вольных людей, которые хотят найти любовь среди зеков. В абсолютном большинстве случаев там заводят отношения вольные женщины с мужчинами заключенными. Очень редко бывает наоборот.

Заочницы (женщины состоящие в отношениях с зеками по переписке) стали в большом количестве появляться еще после окончания ВОВ, когда в стране наступил дефицит мужчин. Но и в последнее десятилетие их хватает, судя по обилию объявлений о желании познакомиться с заключенным.

Часто это либо просто доверчивые и романтичные натуры с проблемами в жизни (несколько детей от предыдущих браков, серьёзные дефекты внешности), либо женщины ищущие краткосрочного приключения в комнате для длительных свиданий.

Редко бывает, чтобы после окончания срока заочница и зек жили бы вместе долго и счастливо. Чаще у заключённого весьма приземленные цели: влюбить женщину в себя, убедить присылать передачи и переводить деньги. А если ему сидеть ещё несколько лет, то зарегистрировать брак, чтобы женщина могла приезжать на регулярные «свиданки».

Характерные признаки анкет зеков:

1. Декларируемая цель размещения анкеты — создание семьи (при этом до окончания срока может быть еще 5-10 лет).
2. Чересчур мягкие требования к потенциальной даме сердца.

Например, парень 25 лет может искать женщину до 40 лет и наличие нескольких детей его не смущает.
3.

Попытки давить на жалость: предали жена и друзья, посадили невиновного, нехорошие люди обманом заставили влезть в долги.

3. Женщин заключенных в интернете почти нет

На это есть три основные причины:

1. Только 10% от всех заключенных — женщины.
2. Телефоны в женских камерах встречаются гораздо реже, чем в мужских. Ведь женщины гораздо активнее стучат друг на друга.
3. Мужчины, как вольные, так и зеки очень редко заводят отношения с женщинами за решеткой. Дамам нечего ловить в соцсетях и на сайтах знакомств.

Но некоторые зечки все же надеются на то, что им повезет и размещают анкеты. Фотографии часто выставляют те, которые были сделаны на воле несколько лет назад и при этом хотят исключительно серьезных отношений с мужчинами без алкогольной и наркотической зависимости. А некоторые настаивают на том, чтобы избранник был симпатичным и не имел материальных проблем.

4. Заключенные активно зарабатывают телефонным и интернет-мошенничеством

Общением с заочницами с целью заработка зеки занимаются ещё со времён первых газетных рубрик со знакомствами.

Но в последние 10-15 лет заключённые стали заниматься разводом лохов над деньги в соцсетях и по мобильному телефону.

Чаще всего схемы стандартны и просты: пополните счёт телефона для получения приза, переведите деньги, чтобы освободить родственника из тюрьмы, внесите предоплату за товар из объявления, чтобы его не купили.

У зека много свободного времени и он успевает за день обработать сотни потенциальных жертв из которых кто-нибудь да поведется.

Самые умные и предприимчивые зеки имеют в тюрьмах ноутбуки и управляют с их помощью криминальными бизнесам. Например, интернет-магазинами по продаже наркотиков.

А в начале 2000-х был случай, когда за мошенничество судили зека, который создавал сайты подставных фирм непосредственно с компьютера начальника колонии.

Зеки используют для своих дел корпоративные симкарты. Их можно приобрести анонимно, оптом и к ним подключены тарифы с безлимитным межгородом.

5. Телефоны, симкарты и наркотики на зону доставляют дронами

Есть множество способов проноса «запрещёнки» в камеру: консервы, «воровской бордачок», сотрудники колонии.

С давних времен популярна техника доставки «посылок» путем переброса их через забор на территорию зоны. Она под силу только физически развитому человеку, способному подбросить груз на достаточную высоту.

Плюс к этому он должен быть хорошо знаком с расположением объектов за колючей проволокой.

Но доступность небольших любительских беспилотников сильно упростили жизнь зекам и их вольным товарищам. Теперь для переправки предметов в колонию не нужно близко подходить к забору и прилагать усилия для сильного и точного броска. Нужен только дрон и сотовая связь с получателем посылки.

Последнее время новости о том, что охранники российской колонии сбили дрона с нелегальными предметами появляются пару раз в месяц. А сколько беспилотников остаются незамеченными неизвестно. Такая тенденция отмечается во всем мире.

6. Nokia — самая популярная марка телефонов в тюрьмах

Анализ судебных документов из базы «Росправосудие» с упоминанием статьи 19.12 КоАП РФ. Передача либо попытка передачи запрещенных предметов лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, следственных изоляторах или изоляторах временного содержания на предмет упоминаний различных марок телефонов показал:

Nokia/«Нокия» — встречается в 4347 документах;Samsung/«Самсунг» — в 1412 документах;LG/«Элджи» — в 754 документах;Alcatel/«Алкатель» — в 433 документах;Siemens/«Сименс» — в 182 документах;

iPhone/«Айфон» — в 77 документах.

Причин любви к Nokia у зеков несколько: низкая цена (телефоны приходится менять после каждого серьезного обыска камеры), стойкость к внешним повреждениям и долгий срок работы без подзарядки (в камере может быть три розетки на сотню человек).

7. Существуют интернет-магазины тюремных поделок

Если раньше, чтобы иметь в доме нарды из хлебного мякиша, нужны были знакомства в криминальных кругах или знать специальные места, то теперь настоящий блатной сувенир ручной работы можно просто заказать в одном из многочисленных интернет-магазинов.

Вот примеры цен на традиционные тюремные поделки: чётки – 1000-3000 рублей, иконы 5000 – 15 000, нарды 7000 – 35 000 рублей, шахматы из хлебного мякиша по оригинальному эскизу – 13 500 рублей (на картинке). Обратите внимание сколько незаметных с первого взгляда деталей есть у этого шедевра, на создание которого ушли долгие часы кропотливого ручного труда. Например, у всех пешек «зеков» разная распальцовка.

Традиция изготовления в тюрьме чёток, нард и кожаных чехлов на ножи уходит в глубь веков. Но в последние десятилетия стандартный ассортимент тюремных поделок пополнился новыми видами изделий. Это резные бейсбольные биты (без перчаток и мячей;-)) и чехлы для сотовых телефонов.

Универсальный чехол для iPhone ручной работы из натуральной кожи с выжженным изображением волка стоит всего 1200 рублей.

8. Передачу в тюрьму можно собрать онлайн

Собрать передачу на зону совсем не просто, так как существует множество правил и ограничений. Один только перечень категорий предметов, которые запрещено держать у себя заключенным включает в себя 26 наименований.

А то, что разрешено надо еще правильно упаковать. Но если родственник заключенного готов купить все по завышенным ценам, то он может заказать сбор и отправку передачи в одном из специализированных интернет-магазинов.

В их ассортименте типичные для передач продукты: гематоген, кисель, «Ролтон», спички, сода, хозяйственное мыло, сгущенка, тушёнка, суп «Звёздочка», пряники, чай, кетчуп, майонез.

Если продукт запрещен для передачи в следственные изоляторы, то об этом сообщается в описании. Для каждого наименования указан точный вес. Это очень важно, так как одна передача не может весить больше 20 кг и их можно посылать только несколько раз в год (точное число зависит от режима).

9. Зекам можно официально отправлять электронные письма

C 1 декабря 2008 года на сайте fsin-pismo.ru появилась возможность отправлять электронные письма заключенным исправительных учреждений, которые уже подключились к сервису. Максимальный объем письма — 20 000 знаков. За каждые 2500 тысяч знаков надо заплатить 55 рублей, 55 рублей за ответ и 30 рублей за одно прикрепленное фото (последние два пункта необязательны).

Это выглядит доходным бизнесом, но часть прибыли уходит на зарплату цензорам, которые читают все письма перед передачей адресату. Для облегчения их работы в письмах нельзя использовать специальные символы, в том числе смайлики. Срок доставки электронного письма зависит от графика работы и загруженности цензоров. По закону этот он не должен превышать трех будних дней.

Еще цена включает в себя траты на бумагу и картриджи. Текст письма и прикрепленное фото распечатывают на черно-белом принтере. Ответ заключенный пишет от руки на одной стороне бумажного бланка, который потом сканируют.

10. По закону зеку полагается 15 минут видеосвязи в сутки

В 2012 году в некоторых исправительных учреждения стали устанавливать таксофоны для видеосвиданий «Родная связь». 15 минутный звонок стоит 300 рублей, контролируется работниками администрации и для его совершения необходимо подать заявку, минимум, за 2 дня.

Родственники осужденных могут проводить сеанс видеосвязи на домашнем компьютере, установив на него программы PortVS (Linphone для MacOS/Linux) или с помощью таксофона «Родная связь», установленном в общественном месте. В Москве такой можно найти в здании Центрального телеграфа.

11. В некоторых колониях можно стать киберспортсменом

В начале 2016 года в колонии строго режима города Рубцовск Алтайского края заключенным разрешили регулярно играть в игры на приставках «Х-Вox». Работники колонии заявили журналистам, что каждому из 260 заключенных полагается развлекаться таким образом 2 часа в неделю.

Все игры перед допуском к зекам проходят жесткую проверку на наличие сцен насилия и влияния на психику зеков. Поэтому, в ассортименте в основном гонки и спортивные симуляторы.

В марте 2017 года в омской исправительной колонии №6 был проведен турнир по FIFA 17, в котором приняли участие 50 человек. Среди участников были заключенные, которые до попадания в это учреждение никогда не держали в руках мышь или джойстик. Психолог омской ИК-6 заявил, что компьютерные игры отлично помогают заключенным снимать стресс.

12. На зоне можно выучится на оператора ЭВМ

Часто в колонии попадают люди, которые выросли в неблагополучных семьях и бросили школу. Но в МЛС они могут завершить среднее образование и получить рабочую специальность.

В 2014 году в можайской мужской колонии для несовершеннолетних провели экспериментальное обучение профессии «оператор ЭВМ». На уроках мальчики осваивали приемы использования мыши и клавиатуры, основы работы с Windows, Word, Excel и Power Point. Воспитатели надеются, что в офис устроится с судимостью будет проще, чем на производство.

Как-то в Ухте ко мне в поезде подсел только что освободившийся парень и хвастался своим дипломом столяра, полученным за три года отсидки за разбой (вышел по УДО). Но работать по нему, естественно, он не собирался. Несмотря на три ходки в 23 года и сломанный нос, он категорически не был намерен сворачивать со «своего пути».

Как видите, современные технологии меняют жизнь заключённых также, как и жизнь всех остальных людей. В этом есть много хорошего — официальные электронные письма и видеосвидания, игры для снятия стресса, обучение детей, больше покупателей у тюремных сувениров.

Но с другой стороны это увеличение числа женщин с разбитым сердцем, кинутых на деньги доверчивых людей и дополнительная возможность для заключенного совершать новые преступления во время отсидки.

поста:

(4.17 из 5, оценили: 6)

Источник: https://www.iphones.ru/iNotes/716989

Ваши права
Добавить комментарий