Как защитить семью от негативного отношения беженцев?

Положить конец ограничениям на воссоединение семей: польза для беженцев, польза для принимающих обществ

Как защитить семью от негативного отношения беженцев?

Страсбург 26/10/2017

Когда люди покидают свои дома и становятся беженцами, многим из них приходится также расставаться со своими семьями. Это доставляет дополнительные страдания, усугубляющие травму изгнания.

После того как беженцы оказываются в безопасности в Европе, воссоединение с членами их семей становится для них основным  приоритетом. Несложно представить, насколько ужасно должно быть в их положении, не имея такой возможности.

Находясь в Европе, тысячи беженцев и лиц с другими формами международной защиты, к сожалению, оказываются в ситуации длительной разлуки со своими супругами, детьми и другими родными.

Это связано с введением все более жестких законов и политики, ограничивающими воссоединение семей, которые часто не совместимы со стандартами в области прав человека и, поэтому, нуждаются в срочном пересмотре.

Воссоединение семьи является правом беженцев

Когда в 1951 году государства принимали Конвенцию ООН о беженцах, в Заключительном акте они подчеркнули, что целостность семьи является основополагающим правом беженца.

Европейский суд по правам человека также признает важность целостности семьи для беженцев, при этом подчеркивая, что воссоединение семьи является важнейшим фактором возвращения к нормальной жизни лиц, бежавших от преследований.

В одном из своих решений Суд прямо установил, что процесс принятия решений должен гарантировать гибкость, быстроту и эффективность в обеспечении права беженцев на уважение их семейной жизни в рамках статьи 8 Европейской конвенции о защите прав человека (дело “Tанда-Музинга (Тanda-Muzinga) против Франции”, 2014 г.).

В пункте 6 статьи 19 Европейской социальной хартии (ЕСХ) предусматривается обязательство Договаривающихся Государств содействовать воссоединению семей трудящихся-мигрантов, которые легально проживают в стране.

Европейский комитет по социальным правам (ЕКСП) отмечал, что это также применимо к беженцам. Такой подход требует от государств “либерального подхода в реализации права на воссоединение семьи” (ЕКСП, Выводы, 2015).

Кроме того, Конвенция ООН о правах ребенка предусматривает конкретные обязательства государств в вопросах воссоединения семей, затрагивающих права несовершеннолетних детей.

Конвенция требует от государств защищать детей от разлуки с родителями против их воли (статья 9) и обеспечивать, чтобы заявление ребенка или его родителей об отъезде из страны с целью воссоединения семьи рассматривалось “позитивным, гуманным и оперативным образом” (пункт 1 статьи 10).

Все европейские страны имеют законы и политику, позволяющие мигрантам, в том числе беженцам, привозить членов своих семей из-за границы, если они отвечают определенным критериям.

Такие условия часто подразумевает, что лицо, уже находящееся в Европе, должно иметь определенный доход и подходящие условия проживания. В случае если эти требования не могут быть соблюдены, воссоединение семьи невозможно.

Вместе с тем предполагается, что лицо, ходатайствующее о воссоединении семьи, может воспользоваться своим правом, выезжая за границу и воссоединяясь с членами своей семьи в другом месте. Такая ситуация невозможна для беженцев.

Угрозы, с которыми они сталкиваются, препятствуют их возвращению в свою страну с целью воссоединения со своими семьями. Поэтому к ним зачастую не применяются наиболее трудновыполнимые требования о воссоединении семьи.

Политика европейских государств, препятствующая воссоединению семей беженцев

Все вышесказанное – это только теория. На практике же многие европейские страны в ответ на кризис миграционной политики в 2015-2016 годах приняли новые законы и политику, которые в значительной степени осложняют воссоединение семей беженцев и, в особенности, для лиц, пользующихся субсидиарной защитой (статус, являющийся в большей степени временным).

В июне этого года я опубликовал тематический доклад  об ограничениях права на воссоединение семьи. В рамках данного исследования я выяснил, что некоторые страны, такие как Швеция и Германия, приостановили возможность лиц с субсидиарной защитой ходатайствовать о воссоединении семей.

Другие страны, например Дания, Австрия и Швейцария, ввели трехлетний срок ожидания перед тем, как таким лицам будет разрешено обращаться с просьбами о воссоединении семей.

Такое приостановление и сроки ожидания способствуют разделению семей на многие годы, особенно принимая во внимание тот факт, что процедура воссоединения семей не может начаться раньше предоставления заинтересованному лицу убежища, что само по себе является длительным процессом.

Я также отмечал, что политика, ставящая в неблагоприятное положение лиц с субсидиарной защитой, может иметь необоснованный и дискриминационный характер. Зачастую предположения о том, что лица с субсидиарной защитой остаются в Европе на короткий период времени, не отражают действительности. Наоборот, когда конфликты в мире затягиваются, их временная ситуация часто становится постоянной.

Вместе с тем, лица, имеющие полноценный статус беженца, также могут пострадать от ограничительной политики. Например, лицам, которые были признаны беженцами, предоставляется возможность подать заявление о воссоединении семьи только в течение весьма короткого промежутка времени.

В некоторых странах, если беженцы не успели начать этот процесс в установленный срок, то последующая процедура семейного воссоединения становится более сложной. Мною также были выявлены иные ограничения права лиц на воссоединение семей, включая узкое определение членов семьи, имеющих право на воссоединение.

Из-за таких ограничений некоторые семьи могут остаться разделенными, например: дети в возрасте до 18 лет имеют право на воссоединение с семьёй, а ребенок, которому только что исполнилось 19 лет, больше такового права не имеет .

В Европе существуют также значительные различия в вопросе необходимости семейного воссоединения с пожилыми зависимыми членами семьи, такими как пожилые родители или бабушки и дедушки. В вышеуказанном тематическом докладе исследуются также многие другие препятствия.

Необходимость понимания долгосрочных последствий разделения семей

К сожалению, вопрос воссоединения семей перестал серьезно обсуждаться из-за краткосрочных политических соображений. Это стало очевидным в контексте острой реакции, последовавшей со стороны некоторых государств на мои рекомендации о снятии ограничений на воссоединение семей.

Во время “круглого стола”, организованного мной в июне этого года с экспертными НПО в данной сфере, также обсуждались трудности в рассмотрении данной темы. Призывы специалистов соблюдать право на воссоединение семьи часто сталкивались с жесткой риторикой и враждебностью.

Такой подход был замечет не только в странах, правительства которых выступают с анти-иммиграционными заявлениями, но также и в государствах, которые в основном проявляли открытость и гостеприимство в отношении беженцев, включая Германию и Швецию.

Слишком часто правительства уделяют главное внимание узкому вопросу снижения числа вновь прибывающих в страну мигрантов, а это, в свою очередь, подразумевает нежелательность снятия запрета на воссоединение семей.

Такая игра в цифры является неверным и близоруким подходом не только для беженцев и их семей, но также и для принимающих государств. Интеграция беженцев и других лиц, получающих убежище в наших обществах, стала ключевым политическим и социальным вопросом.

Новые потоки мигрантов в 2015-2016 еще больше способствовали необходимости уделения внимания вопросу интеграции. Многие среди приезжих останутся, поскольку мир и безопасность в их странах по-прежнему не обеспечены.

Следовательно, государствам следует пересмотреть свой подход к вопросу воссоединения семей.

Долгая разлука со своими семьями имеет огромное негативное воздействие на беженцев.

Отсутствие информации о членах семьи, зачастую оставшихся в опасной ситуации в своих странах, или лишенных средств к существованию, может приводить беженцев к крайне тяжелому стрессу, нарушениям сна и депрессии.

А это препятствует их интеграции в новом обществе, например, изучению языка и освоению рынка труда. Препятствия для беженцев в объединении со своими членами семьи – это непродуманная политика, отрицательно влияющая на их усилия в интеграции в новом обществе.

Разделение семьи имеет особо негативные последствия для детей, находящихся в Европе в качестве несопровождаемых несовершеннолетних, или за пределами Европейского континента, ожидая воссоединения с родителями, перебравшимися в Европу.

Нам нужно крепко задуматься о “потерянном поколении” сирийских детей, перемещенных в своей стране или же проживающих в качестве беженцев в соседних странах. Многие из них провели годы в ожидании возобновления своего школьного образования.

Для них ценен каждый день, который они теряют из-за невозможности воссоединиться со своими семьями в Европе.

Отказ в праве на воссоединение семьи также противоречит государственным интересам обеспечивать организованную миграцию и предупреждать нелегальные потоки мигрантов.

Ограничивая законные маршруты приезда в Европу, в том числе ввиду несоблюдения права на воссоединение семьи, государства подводят отчаявшихся людей, стремящихся быть со своей семьей, к поиску альтернативных, незаконных и опасных способов путей приезда в Европу, включая нелегальные переправы по морю.

Сделать право на воссоединение семьи реальностью

Учитывая важность воссоединения семей беженцев, политическая полемика о возможности снятия определенных ограничений на реализацию права на воссоединение семьи обнадеживает. Недавно я провел полезные дискуссии с представителями национальных структур по защите прав человека, многие из которых обеспокоены ограничениями права на воссоединение семьи.

Некоторые из этих структур даже представили свои юридические и практические рекомендации правительствам соответствующих государств. НПО и другие группы, например религиозные, также весьма влиятельны в обеспечении того, чтобы политики понимали последствия установления ограничений для беженцев.

Так, например, законодательные органы в Швейцарии и Германии провели публичные обсуждения необходимости, а также последствий установления ограничений в вопросе воссоединения семей беженцев. В Германии этот вопрос стал предметом переговоров коалиции по итогам выборов. Однако трудно добиться существенных изменений, если продолжать играть с цифрами.

Именно поэтому, на мой взгляд, столь важно добиваться изменений путем обжалования ограничений в судах и проведения успешных судебных процессов.

Во время вышеупомянутого “круглого стола” с экспертными НПО было интересно отметить, что на национальном уровне уже осуществляются исследования касательно необоснованных ограничений, а также возможности использования европейского права в области прав человека или законодательства ЕС для преодоления этих ограничений.

Мне представляется, что на сегодняшний день результаты являются неоднозначными. Например, в ближайшем будущем Верховного суда Дании должен вынести постановление о различных правах, предоставляемых беженцам и лицам с субсидиарной защитой, что стало возможным после того, как Восточный высокий суд Дании установил отсутствие дискриминации в данной ситуации.

В прошлом месяце в Германии административный суд Висбадена установил, что сроки, препятствующие сирийской семье (находящейся в процедуре обращения за убежищем в Греции) воссоединению с одним из своих детей, который является несовершеннолетним и просит убежища в Германии, нарушают временные рамки, предусмотренные в “Дублинском регламенте”.

В Соединенном Королевстве воссоединение детей-мигрантов из лагеря в Па-де-Кале с членами семьи через Ламанш стало предметом ряда судебных дел. Путь судебного урегулирования проблем, связанных с воссоединением семьи, необходимо исследовать и далее, хотя он является длинным и изматывающим.

Потребуется время для того, чтобы судебное обжалование вновь принимаемых ограничений достигло высших национальных и международных судебных инстанций.

Европейским государствам не следует продолжать ограничивать права на воссоединение семей беженцев, в ожидании судебной отмены таких решений. Если европейские государства настроены серьезно в отношении своей приверженности защите семей, им следует действовать уже сейчас.

Затягивание разделения семей создает дополнительные трудности для беженцев и их семей, при этом препятствия их интеграции и создание стимулов для незаконной миграции отрицательно влияют и на сами принимающие общества.

Учитывая все это, я призываю все европейские государства:

  • пересмотреть законы и политику, в которых устанавливаются различия между беженцами и лицами с субсидиарной защитой в сфере воссоединения семьи;
  • включать широкие определения членов семей, подлежащих воссоединению, в свои законы и политику;
  • укреплять политику поддержки детей в процессе воссоединения семей;
  • положить конец длительным срокам ожидания и приостановлению права ходатайствовать о воссоединении семьи;
  • снять другие препятствия, включая короткие сроки для подачи заявления и возрастные ограничения, а также предусматреть практические меры по обеспечению быстрого и эффективного доступа к процедурам воссоединения семьи.

Нилс Муйжниекс

Полезные ссылки

  • Комиссар по правам человека, Обеспечение права на воссоединение семьи для беженцев в Европе и резюме, 2017
  • Комиссар по правам человека, Время для Европы добиваться интеграции мигрантов, 2016
  • Европейский комитет по социальным правам, Выводы 2015, пункт 21 “Права беженцев на основании Хартии”
  • Агентство ЕС по основным правам, Выявление семьи и семейное воссоединение, 2016
  • Красный Крест/ECRE,  Прерванный побег: реальность разделенных семей беженцев в ЕС, 2014
  • УВКБООН,  Новое начало: интеграция беженцев в Европе, 2013

Источник: https://www.coe.int/ru/web/commissioner/-/ending-restrictions-on-family-reunification-good-for-refugees-good-for-host-societies

Россия не приняла: Семьи беженцев из Германии просят защиты у Путина

Как защитить семью от негативного отношения беженцев?

Калуга, 17 октября 2017, 20:27 — REGNUM В Калужской области продолжаются мытарства многодетных семей — беженцев из Германии. Немецкие семьи безуспешно ищут убежище в России, в частности, в Калужской области.

Причину переезда граждане Германии поясняют желанием оградить семьи от вмешательства немецких чиновников в личную жизнь, в том числе страхом лишиться детей. Тем не менее в России новых соотечественников встретили холодно: виноваты уже российские чиновники в лице миграционной службы.

Об этом 17 октября корреспонденту ИА REGNUM заявила мать троих несовершеннолетних детей Катерина Миних.

Гвидо Рени. Избиение младенцев. Фрагмент

Ей, а также немецким семьям — Пахманн и Грисбах — отказали в убежище в России. При этом они не могут вернуться в Германию, где у них отберут детей. Беженцы были вынуждены публично обратиться к президенту Российской Федерации Владимиру Путину.

«Мы все законопослушные граждане, имеющие в Германии гражданство, дом, работу, большую семью, — отмечено в коллективном письме президенту России.

— Нам всем пришлось срочно покинуть Германию, так как возникла реальная угроза разрушения наших семей, отобрания детей органами ювенальной юстиции Германии за то, что мы передавали детям русский язык, русскую культуру, воспитывали их в соответствии со своей совестью, религиозными убеждениями, традиционными понятиями для нас ценности семьи и недопустимости разврата, однополых браков и в понятии греха. Сам факт принадлежности нас к русской культуре вызывает русофобию и основания для нашего преследования. Нам с детьми, чтоб сохранить семьи, пришлось просто бежать из страны, оставив там все своё имущество. Бежать буквально также, как бежали русские люди от бомбежек на Востоке Украины. Многие из нас убегали с детьми из своих домов в течение нескольких часов, едва успев захватить с собой чемодан с самым необходимым, как семья Миних и Пахманн. Даже семья коренных немцев, как, например, семья Грисбах, родившихся в ГДР и обучавшихся в советской школе в ГДР, выступающая против санкций России, за дружбу и сотрудничество с Россией, была подвергнута репрессиям со стороны ювенальной юстиции за одно только сочувствие России и желание воспитывать своих детей в традиционных ценностях.

В Германии разрушающе действует ювенальная система, возглавляемая Ведомством по делам молодежи (Югендамт), которая обладает неконтролируемой и неограниченной властью над семьями, имеющими детей. Из семьи могут изъять ребенка без суда и следствия, по надуманным и подложным документам, чему мы имеем многочисленные доказательства.

Суды потом длятся годами (20 судебных заседаний по делу Пахманн), общение с отобранными детьми ограничивается до одного раза в два месяца, детей обрабатывают специально подобранные люди, которые постоянно внушают им ложь о нежелании родителей их видеть, об «отсталости предков», не разрешают общаться на русском языке и сексуально развращают.

Мы считаем такое положение русскоговорящих в Германии дискриминацией по социальным и религиозным признакам, имеющим политический оттенок. Всё это имеет также финансовую подоплеку, так как финансирование Югендамта напрямую зависит от количества отобранных из семей детей.

Кроме того, за усыновление здоровых и воспитанных детей европейской внешности, голубоглазых блондинов платят большие деньги (в этом убедилась Катарина Пахманн, посещая дочь Марию Пахманн в детском доме, все дети были голубоглазые и светловолосые).

Помимо этого, с родителей взыскивается содержание детей в детском доме, а если они не в состоянии, то эта сумма в виде долга записывается на выросших детей (счёт на содержание детей в детском доме, присланный Катарине Миних, подтверждает это).

Попытка защитить свою семью, право воспитывать своих детей в Германии для тех, кто пытался это сделать, заканчивается катастрофой: отобранием детей, санкциями для родителей, невозможностью даже просто общаться с детьми. Кто пытался это делать, тот потерял детей. В результате психика некоторых просто не выдерживает преследований, среди таких родителей очень часты случаи суицида.

Русофобия в Германии в последние годы, после присоединения Крыма и войны на Донбассе, достигла такого уровня, что негативное отношение возникает ко всем русскоговорящим семьям с детьми, проживающим там постоянно.

Над русскоговорящими детьми издеваются в школе (Марии Пахманн нарисовали фашистский крест на спине), доводят детей до нервных срывов, а когда родители начинают жаловаться, то это становится поводом для отобрания детей. Сначала направляют принудительно к психиатрам как детей, так и родителей, затем сразу ставят «диагноз» и назначают «лечение», не давая родителям право защитить своих детей.

Проводят обработку сознания детей, их пичкают психотропными препаратами. Дети начинают всего бояться, у них появляется отсутствующий взгляд, и уже становится невозможно наладить с ними контакт.

Мы не хотим, чтобы наши оставшиеся дети превратились в зомби. В школах Германии с 4 класса в школах преподают обязательное сексуальное обучение, а с 6 класса проходят практические занятия, причем только мусульманские родители имеют право не пускать своих детей на эти занятия.

Все попытки выполнить условия, которые выдвигает школа и Югендамт, в надежде вернуть детей, ни к чему не приводят. Поводом для отобрания ребенка может быть родной русский язык, на котором родители дома разговаривают со своим ребенком. В этом случае ребенок считается в опасности, и его стараются как можно раньше изолировать от русскоязычных родителей.

В результате русскоязычные семьи стали заложниками ювенальной системы.

Само изъятие детей из семей происходит при помощи полиции, которая, невзирая на крики и плач, вырывает их из рук родителей и увозит навсегда. Если пытаешься защитить ребенка, то тебя посадят за сопротивление полиции, и тем более тебе не дадут его даже когда-либо увидеть. Снимать на камеру категорически запрещается.

Прав ты или не прав, выяснять никто не будет. Для изъятия достаточно даже анонимного сигнала, проверять достоверность сведений никто не будет. Гомосексуалисты и лесбиянки хозяйничают в школах и в Ведомстве по делам молодежи Югендамт, а носители консервативных семейных ценностей давно уже выдавливаются на обочину жизни.

Ситуация с положением семей, желающих воспитывать своих детей в традиционных ценностях, связанных с христианскими корнями, становится угрожающей.

Многие не знают, куда обратиться за помощью, желали бы изменить ситуацию, но любые отклонения от политики продвижения «европейских ценностей» приводят к маргинализации этой части населения.

Мы уверены, что Россия — единственная оставшаяся страна в Европе, где у человека есть право на воспитание детей в традиционных ценностях, действительная свобода совести и вероисповедания.

Несколько семей беженцев из Германии в настоящее время проживают в Калужской области. По всей России таких семей уже очень много. Все, кто вынужден бежать из Германии, предприняли попытки разными путями получить легальное проживание в России.

Некоторые успели подать на программу переселения соотечественников и вернулись в Россию.

Но есть семьи, которые не успели подать на программу в Германии, так как угроза необоснованного изъятия детей возникла внезапно, и не уехав в течение двух часов, мы рисковали остаться без наших детей. Поэтому мы подали на временное убежище в России, так как ехать нам больше некуда.

В тех странах, откуда мы приехали в Германию, нас давно уже лишили гражданства (Казахстан и Киргизия) в связи с получением немецких паспортов.

Причем многие из наших предков оказалась из центральной России в Казахстане и Киргизии не по своей воле, а были выселены по политическим мотивам во время Великой Отечественной войны как представители немецкого народа. После выхода Закона «О реабилитации жертв политических репрессий» в 1991 г.

наши семьи были реабилитированы. Но страх возможности преследования еще оставался, поэтому мы и оказались в Германии, о которой, как мы теперь понимаем, не имели должного представления.

При возвращении в Германию наших детей у нас отнимут на границе. Без них мы не представляем смысла жизни. Поэтому все наши надежды мы возлагаем на Россию и на вас, господин Президент.

Мы и наши дети настроены пророссийски и твердо знаем, что Россия сейчас единственная страна, которая способна противостоять распространению так называемых «европейских» ценностей. Мы любим Россию и хотим жить здесь. Знаем, что Россия нуждается в квалифицированных русскоговорящих здоровых людях. Только Россия в состоянии защитить наши семьи.

По некоторым данным, число «русских немцев», желающих вернуться обратно в Россию достигает 500 тысяч человек. Среди них не только немцы, но и русские, которые вышли замуж или женились на «русских немцах». Эта категория особенно подвергается дискриминации в немецком обществе, но при отсутствии российского гражданства теряет какие-либо права на защиту себя и своей семьи.

Среди нас есть семья коренных немцев, родившихся в Германии, которая тоже вынуждена была просить о предоставлении временного убежища в России. Как например, семья Грисбах, приехавшая в Россию в конце декабря 2015 г.

на машине (четверо взрослых и четверо детей) исключительно из-за угрозы отобрания детей после участия взрослой части семьи в митингах против антироссийских санкций и ювенальной юстиции. После интервью на канале Russia today они подверглись нападкам в Германии.

У них разрушили дом, дважды нападали на оставшегося в Германии сына Грисбах. Если они вернутся в Германию, у них на границе также отнимут четверых внуков и детей.

Господин Президент, вы знаете немецкий язык, а значит, и народ, и историю немцев в России. Тысячелетняя российская история показывает, миграция представителей немецкой национальности была широко распространенным явлением, и многие немцы стали гордостью России. Среди знаменитых российских немцев — патриарх Алексий II (Ридигер), российский полководец М.Б. Баклай-де-Толли, лексикограф В.

И. Даль, живописец Карл Брюллов и многие другие. Православная церковь почитает русских православных святых германского происхождения Прокопия Устюжского и Исидора, ростовского чудотворца. В ряду общих миграционных процессов миграция представителей западных народов, имеющих общее христианское начало и близкие культурные корни, приводит к быстрой ассимиляции уже в следующем поколении.

Мы просим вашего содействия не только в положительном решении легализации проживания в России наших семей, но и возможность предоставления упрощенной процедуры предоставления временного убежища, статуса беженцев для русскоязычных мигрантов из Германии и их семей, преследуемых властью и пострадавших, как и мы.

Наше общее желание — быть гражданами России, при этом мы готовы в любой момент отказаться от гражданства ФРГ. Мы хотим работать на благо России, можем обеспечить сами себя и семью, имеем образование, хорошие специальности.

Сейчас мы просим оказать содействие для получения временного убежища в Российской Федерации из гуманных побуждений в соответствии с п.2 ст.12 ФЗ «О беженцах».

Считаем, что мы полностью подпадаем под определение термина о предоставлении убежища из «гуманных побуждений», данного в решении УФМС России по г.

Москве, когда при решении вопроса о предоставлении временного убежища УФМС руководствуются следующим «основным же и всеобщим критерием — наличие у него, в случае возвращения на родину, вполне обоснованных опасений стать жертвой пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания».

С точки зрения защиты достоинства, ценности человеческой жизни необоснованное отобрание собственных детей и внуков является бесчеловечным и жестоким видом обращения, унижает человеческое достоинство, наносит и тем, и другим большую травму и уродуют душу даже более, чем страдания от военных действий.

Поэтому считаем, что отказы в предоставлении нам временного убежища не основаны на законе и принимаются формально, без реального учета преследований, которым мы будем подвергнуты в случае нашей высылки с территории России. С нетерпением ждем рассмотрения нашего вопроса и для нас и наших семей, и для всех «русских немцев».

Как ранее сообщало ИА REGNUM, в Калужскую область начали прибывать беженцы из Германии. Среди них — этнические немцы, переехавшие из Советского Союза в конце 80-х годов XX века с выросшими уже за границей детьми. Теперь бывшие советские граждане ищут убежища в России, так как не смогли прижиться в Германии, пострадав от ювенальной юстиции и даже лишившись детей.

Читайте ранее в этом сюжете: От немецкой ювеналки к российской бюрократии: беженцы из Германии ищут дом

Читайте развитие сюжета: В Калужской области серьёзные проблемы с незаконной миграцией

Источник: https://regnum.ru/news/2335264.html

Ваши права
Добавить комментарий