Как законно доказать лжесвидетельство на суде?

Интервью заместителя прокурора Ростовской области старшего советника юстиции Кебекова Тимура Мурадиновича газете «Вестник Донской прокуратуры»

Как законно доказать лжесвидетельство на суде?

14.01.2005

Лжесвидетельство по российскому законодательству является уголовно-наказуемым.

Однако обыватели, будучи привлеченными к суду в качестве свидетелей, не в полной мере понимают ответственность, возложенную на них, что может повлечь за собой искажение сведений, им известных.

Есть ли законодательное определение, за какие именно действия свидетеля наступает уголовная ответственность за дачу ложных показаний?

ВЭнциклопедическом словаре определено, чтозаведомо ложное показание по уголовному праву – преступление, заключающееся в умышленном сокрытии фактов, сознательном искажении истины свидетелем.

Показаниями являются сведения об обстоятельствах, подлежащих установлению по уголовному либо гражданскому делу, влияющие на разрешение дела по существу.

Статьей 56 УПК РФ определены основные права и обязанности свидетеля по уголовному делу. В соответствии п.2 ч.6 ст. 56 УПК РФ свидетель не вправе давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний.

Ложные показания представляют собой умышленные общественно опасные действия, посягающие на интересы правосудия и личности.

Ложными показаниями признаются не соответствующие действительности сведения по существу дела, то есть влияющие на результат его рассмотрения. Ложные показания о несущественных обстоятельствах не образуют состава преступления. Однако при этом, если лицо по существу дела дает показания, но умалчивает о ряде существенных обстоятельств, его показания также являются ложными.

Насколько действия свидетелей, дающих заведомо ложные показания, являются общественно – опасными?

Общественная опасность лжесвидетельства очевидна.

Дача ложных показаний существенно затрудняет работу следственных органов по осуществлению уголовного преследования и суда по осуществлению правосудия, препятствует достижению истины, затягивает сроки следствия, иногда способствует тому, что виновные могут уйти от ответственности. Еще более опасно, когда лжесвидетельство может привести к осуждению невиновных.

Лжесвидетельство нарушает принцип неотвратимости наказания, порождая у преступников уверенность в безнаказанности. Кроме того, лжесвидетели подрывают авторитет правоохранительных органов, дискредитируют закон в глазах граждан и, в конечном счете, подрывают основы правосудия.

Должен ли свидетель отдавать себе отчет в том, что он дает ложные показания?

Психическое отношение к совершению преступления, предусмотренного ст. 307 УК, характеризуется виной в форме прямого умысла. На это указывает закрепленный в диспозиции статьи признак заведомости. Свидетель сознает, что дает показания, заведомо не соответствующие действительности, и желает поступить именно так.

Но при этом, мотивы лжесвидетельства не влияют на квалификацию таких действий как уголовно-наказуемых.

Ведь если разобраться, почему свидетели лгут в процессах, можно констатировать, что это происходит в подавляющем большинстве случаев из 2х соображений – во-первых, желая облегчить участь подсудимого, улучшить его положение; во – вторых, из боязни возмездия со стороны преступников, в некоторых случаях в связи с оказанием давления на свидетелей. Как можно бороться с этим, чтобы, возможно, избежать совершения преступления, предусмотренного ст. 307 УК РФ?

Участникам процесса, в частности, свидетелям важно правильно разъяснять уголовно-процессуальный закон, но не только по вопросам их прав, обязанностей и ответственности, а также и по вопросам их защиты.

Федеральным законом “О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства” установлена система мер государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, включающая меры безопасности и меры социальной защиты.

Этот документ предусматривает комплекс мер по защите граждан от возможных посягательств со стороны криминала и определяет порядок их применения.

В числе таких мер указаны, в частности, переселение на другое место жительства, замена документов, изменение внешности, смена места работы и другие способы защиты.

Закон вступил в силу с 1 января 2005 года.

В связи с изложенным можно сказать, что разработанные государством механизмы защиты потерпевших и свидетелей должны способствовать, в том числе и уменьшению количества лжесвидетельств, имеющих место в результате оказания давления на свидетелей.

Каким образом может быть установлена ложность показаний свидетеля? То есть, как возбуждаются такие дела?

Возбуждение уголовного дела в отношении свидетеля, давшего ложные показания, должно иметь место после вступления приговора по делу в законную силу, так как согласно примечанию к ст. 307 УК эти лица до вынесения судом приговора могут заявить о ложности своих показаний, в связи с чем будут освобождены от уголовной ответственности.

А каким образом можно доказать вину лжесвидетеля?

Достаточно несложно. Вот почему. В соответствии с требованиями закона обвинение должно быть основано на достаточной совокупности доказательств по делу.

Поскольку данные требования органами следствия строго выполняются в ходе расследования уголовных дел, анализ собранных доказательств позволяет суду при рассмотрении дела критически оценить ложные показания свидетеля, устранить противоречия при изменении показаний в суде и, дав объективную оценку всем собранным по делу доказательствам, постановить обвинительный приговор.

В средствах массовой информации ранее появились сведения о направлении прокуратурой Ростовской области нескольких уголовных дел по ч.1 ст. 307 УК РФ в суд. В ходе какого процесса были даны ложные показания свидетелями, привлеченными теперь к суду и повлияли ли они на судебное решение? Какова судьба этих дел?

Ложные показания пятью свидетелями, уголовные дела в отношении которых были направлены в сентябре текущего года в суд, были даны в ходе рассмотрения Ростовским областным судом уголовного дела по обвинению Малышенко в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 105, п.п. “а,ж,к” ч.2 ст. 105, Ерофеева по ч.5 ст. 33, п.п. “а,ж,к” ч.2 ст. 105 УК РФ, предъявленного им в связи с совершением убийства четырех человек.

Данные свидетели, дав подписку о разъяснении им положений ст. 56 УПК РФ, в том числе и ответственности за дачу ложных показаний, имея целью облегчение положения подсудимых, дали заведомо ложные показания.

В частности, двое из свидетелей отказались от ранее данных показаний, подтверждающих факт нахождения подсудимых на месте преступления непосредственно перед его совершением, а трое из свидетелей – свидетельствовали с целью обеспечения алиби одного из подсудимых, указав, что он находился в день совершения преступления в их квартире и, соответственно, отсутствовал на месте совершения преступления.

На судебное решение о виновности Малышенко и Ерофеева показания данных свидетелей не повлияли, поскольку они полностью были опровергнуты иными доказательствами по делу.

Вступившим в законную силу обвинительным приговором Ростовского областного суда от 12.03.

04 в отношении Малышенко и Ерофеева показания указанных свидетелей признаны не соответствующими действительности и данными ими с целью облегчения положения осужденных.

Но, поскольку до вынесения приговора суда никто из данных свидетелей не заявил о ложности своих показаний, прокуратурой области были возбуждены уголовные дела по ч.1 ст. 307 УК РФ.

Источник: http://www.prokuror-rostov.ru/news/2671.html?print=1

Журнал «Юридический мир»

Как законно доказать лжесвидетельство на суде?

Василий МАРЧУК

Практика показывает, что при рассмотрении споров в общих и хозяйственных судах некоторые участники процесса сознательно искажают реальную действительность.

Заведомо ложные показания существенно затрудняют рассмотрение судебного дела, могут повлечь вынесение неправильного судебного решения, что в конечном итоге причиняет вред правам и законным интересам граждан либо юридических лиц.

Лжесвидетельство приобретает особую опасность по делам с ограниченной доказательственной базой. В таких случаях заведомо ложные показания значительно повышают риск вынесения неправосудного судебного акта.

Когда показания ложные?

В действующем законодательстве термин «заведомо ложное показание» трактуется достаточно широко. Согласно ст.

401 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее — УК) к заведомо ложным показаниям относятся не только не соответствующие действительности показания свидетеля или потерпевшего, но и заведомо ложное заключение эксперта либо сделанный переводчиком заведомо неправильный перевод.

Особенность заведомо ложных показаний заключается в том, что лица, принимая участие в гражданском или хозяйственном процессе в качестве свидетеля, эксперта или переводчика, дезинформировав суд о фактах и обстоятельствах, имеющих существенное значение для разрешения соответствующего дела, становятся обвиняемыми по уголовному делу о даче ложных показаний.

Согласно ст.

69 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) свидетели приносят присягу следующего содержания: «Понимая значение моих показаний для установления истины и учитывая ответственность перед законом, клянусь правдиво сообщить суду обо всех известных мне фактах по делу». Ложными показаниями свидетеля следует признавать показания, которые не соответствуют действительности и искажают подлинные факты.

Следует иметь в виду, что не любая сообщенная на допросе ложь влечет ответственность по ст. 401 УК. Критериями оценки, имеющими значение для ответственности по ст. 401 УК, выступают относимость показаний, их допустимость и их существенное значение для дела.

Относимость показаний как доказательств определяется тем, входят ли они в предмет доказывания. Согласно ст. 180 Гражданского процессуального кодекса (далее — ГПК) и ст.

103 ХПК суд принимает к рассмотрению и исследует только те из представленных доказательств, которые имеют значение для дела, которые могут подтвердить или опровергнуть факты, подлежащие доказыванию по рассматриваемому делу. Допустимость показаний определяется с учетом положений, установленных ст.

181 ГПК и ст. 104 ХПК: факты, которые по закону должны быть подтверждены с помощью определенных средств доказывания, не могут подтверждаться никакими другими средствами доказывания.

В соответствии со ст. 70 ХПК и ст. 98 ГПК лицо, назначенное экспертом, обязано явиться по вызову суда и дать объективное заключение по поставленным вопросам. Согласно ст. 69 ХПК эксперт приносит присягу, текст присяги подписывается экспертом и хранится в деле.

Ложность заключения эксперта может выражаться в неправильном изложении фактов, явившихся исходным материалом для исследования, применении неверных методов исследования либо в заведомо неправильном выводе по произведенной экспертизе.

Если при проведении комплексной экспертизы эксперты, действуя по предварительному сговору, совместно составили заведомо ложное заключение экспертизы, преступление должно признаваться совершенным группой лиц, что в соответствии с п. 11 ст. 64 УК влечет более строгую уголовную ответственность.

Согласно ст.

74 ХПК и ст. 103 ГПК переводчик обязан явиться по вызову суда, точно и полно выполнить порученный перевод, подтвердить достоверность перевода своей подписью в протоколе судебного заседания или на переведенном документе. Неправильный перевод выражается в заведомом искажении полностью или частично смысла письменной или устной речи при переводе с одного языка на другой.

Существует вопрос о правовой оценке ситуаций, когда свидетель, эксперт или переводчик умалчивают об известных им фактах. В доктринальных источниках толкования уголовного закона доминирует мнение о том, что такое умолчание следует признавать заведомо ложным показанием (заключением или переводом)1.

Представляется, что умолчание подпадает под признаки иного преступления — уклонения свидетеля или потерпевшего от дачи показаний либо эксперта или переводчика от исполнения возложенных на них обязанностей (ст. 402 УК).

Однако если молчание является своего рода ответом на заданный вопрос, то такого рода молчание можно приравнивать к заведомо ложным показаниям.

Хозяйственный процесс и нормы уголовного права

ст. 401 УК порождает вопрос о том, распространяется ли в полном объеме охранительная функция уголовного права на соответствующие нарушения в сфере осуществления хозяйственного судопроизводства.

Согласно ст.

2 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, уголовного, хозяйственного и административного судопроизводства. Таким образом, действующее законодательство о судоустройстве выделяет хозяйственное судопроизводство в качестве самостоятельного вида судопроизводства. В ст. 401 УК предусмотрена ответственность за заведомо ложное показание, совершенное при рассмотрении только уголовных или гражданских дел.

Аналогичным образом решается этот вопрос и в ст. 402 УК применительно к отказу либо уклонению от дачи показаний или от исполнения обязанностей экспертом либо переводчиком.

Здесь следует заметить, что в ст. 395 УК, формулирующей состав фальсификации доказательств, уголовная ответственность дифференцирована в зависимости от вида судопроизводства при осуществлении правосудия:

в ч. 1 ст. 395 УК установлена ответственность за фальсификацию доказательств по гражданскому или хозяйственному делу;

в ч. 2 ст. 395 УК соответственно — по уголовному делу.

При этом следует учитывать, что если при рассмотрении дела об административном правонарушении будет иметь место заведомо ложное объяснение свидетеля или потерпевшего, либо заведомо ложное заключение эксперта, либо сделанный переводчиком заведомо неправильный перевод, то содеянное будет являться самостоятельным основанием лишь для привлечения соответствующего лица к административной ответственности по ст. 24.4 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях. В этом смысле возникает закономерный вопрос о том, предусмотрены ли в УК основания для привлечения к ответственности за заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта либо сделанный переводчиком заведомо неправильный перевод, совершенные при рассмотрении соответствующего дела в хозяйственном суде?

В хозяйственном суде свидетель перед его допросом предупреждается об уголовной ответственности по ст. 401 УК. Предупреждение об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по смыслу ст. 97 ХПК является обязанностью судьи.

С позиции ХПК предупреждение об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний выглядит правомерным и обоснованным, поскольку в ст. 72 ХПК говорится, что за отказ либо уклонение от дачи показаний, а также за дачу заведомо ложных показаний свидетель несет ответственность, установленную УК.

Аналогичное предупреждение предусмотрено в отношении заведомо ложного заключения эксперта (ст. 70 ХПК) и заведомо неправильного перевода (ст. 74 ХПК).

Но установлена ли эта ответственность действующим УК применительно к обеспечению правосудия посредством хозяйственного судопроизводства? С точки зрения уголовного закона возникает вопрос о том, есть ли основания для привлечения к уголовной ответственности по ст. 401 УК свидетеля, эксперта или переводчика?

Этот вопрос перерастает в достаточно серьезную проблему, если его рассматривать в системе норм УК. Если в одной норме УК, а именно в ч. 1 ст.

395 УК (фальсификация доказательств), идет речь о противоправных действиях, совершенных при осуществлении только двух видов судопроизводств (гражданского или хозяйственного), допустимо ли в рамках применения ст.

401 УК давать расширительное толкование термину «гражданское дело», распространяя его содержание на дела, рассматриваемые в порядке хозяйственного судопроизводства? Ответ на этот вопрос мы найдем в ч. 2 ст. 3 УК, где говорится, что нормы УК подлежат строгому толкованию. Применение уголовного закона по аналогии не допускается.

Таким образом, есть основания констатировать, что осуществление правосудия в порядке хозяйственного судопроизводства не защищено уголовно-правовыми средствами от заведомо ложных показаний. Это означает, что принцип равенства всех перед законом и судом при осуществлении правосудия в порядке хозяйственного судопроизводства не обеспечивается.

Решение данного вопроса возможно только путем внесения законодательных изменений в действующий УК. В целях обеспечения принципа равенства граждан и субъектов хозяйствования перед законом и судом есть необходимость внести в ч. 1 ст.

401 УК следующее изменение: вместо слов «уголовных и гражданских дел» внести «уголовных, гражданских или хозяйственных дел». Аналогичным образом следует решать обозначенную проблему и в ст.

402 УК применительно к отказу либо уклонению от дачи показаний или от исполнения обязанностей экспертом либо переводчиком.

Момент окончания преступления и проблемы квалификации

Заведомо ложное показание относится к преступлениям, не связанным с обязательным наступлением общественно опасных последствий. Вместе с тем вопрос о юридическом окончании этого преступления в стадии судебного разбирательства в теории определяется по-разному. Преступление признают оконченным:

– либо с момента дачи ложных показаний;

– либо с момента передачи в судебном заседании к рассмотрению подписанных документов (показаний, заключений, текста перевода);

– либо с момента окончание допроса;

– либо окончания судебного следствия;

– либо занесения показаний в протокол судебного заседания.

Представляется, что в стадии судебного разбирательства это преступление следует признавать юридически оконченным с момента, когда свидетель непосредственно дал в суде показания, эксперт изложил содержание ложного заключения, переводчик неправильно перевел документ или устную речь.

Данное преступление может быть совершено только с прямым умыслом: лицо осознает, что вызвано в качестве свидетеля либо назначено экспертом или переводчиком, что дает в суде ложные показания, либо представляет ложное заключение, либо осуществляет неправильный перевод, и желает поступать подобным образом.

Добросовестное заблуждение лица относительно обстоятельств, имеющих существенное значение для рассмотрения дела (невнимательность свидетеля при восприятии определенных событий, некомпетентность эксперта или переводчика и другие факторы), исключает уголовную ответственность по ст. 401 УК.

Цели и мотивы, за исключением корыстных побуждений, не влияют на квалификацию данного преступления. В соответствии с ч. 1 ст. 62 УК они должны учитываться при назначении наказания.

Заведомо ложные показания в отношении близкого родственника или члена семьи лица, совершившего гражданско-правовой деликт, также влекут ответственность по ст. 401 УК. Однако при определении меры уголовной ответственности родственные или брачные отношения следует учитывать как обстоятельство, смягчающее ответственность.

Необходимо отметить, что заведомо ложные показания могут быть инициированы иными лицами, юридически заинтересованными в исходе соответствующего судебного дела (например, истцом или ответчиком). В таком случае склонение, например, свидетеля к даче заведомо ложных показаний должно квалифицироваться как соучастие в преступлении: подстрекательство к даче заведомо ложных показаний.

Особой проблемой квалификации является оценка склонения к заведомо ложным показаниям, совершенная способами, образующими принуждение к совершению преступления. Факт принуждения в таком случае образует самостоятельное основание уголовной ответственности, которое предусмотрено ст.

288 УК, — принуждение лица к совершению преступления. В судебной практике и отечественной теории уголовного права доминирует мнение о том, что факт принуждения в таком случае должен квалифицироваться по совокупности преступлений — принуждение лица к участию в преступной деятельности (ст.

288 УК) и подстрекательство к совершению соответствующего преступления.2

Дополнительная квалификация за подстрекательство к преступлению в таком случае вызывает сомнения.

Во-первых, поскольку принуждение к совершению преступления является специальной разновидностью подстрекательства к преступлению, подобная квалификация противоречит принципу справедливости — нельзя дважды наказать за одно деяние.

Во-вторых, соучастие в совершении преступления согласно ст. 10 УК является самостоятельным основанием уголовной ответственности и в коррелятивной связи положений ст. 16 УК с соответствующими статьями Особенной части УК образует общую норму.

1 См., напр.: Курс уголовного права. Особенная часть. Том 5. Учебник для вузов / под ред. Г. И. Борзенкова, В. С. Комиссарова. — М., 2002. — С. 174–175; Рашковская, Ш. С. Преступления против правосудия. Учебное пособие / Ш. С. Рашковская. — М., 1978. — С. 56. — Здесь и далее примеч. авт.

2 Барков, А. Уголовно­правовая оценка принуждения лица к участию в преступной деятельности / А. Барков // Судовы веснiк. — 2002. — № 3. — С. 27–28.

Источник: https://profmedia.by/pub/bnp/art/detail.php?ID=35942

Уголовная ответственность за лжесвидетельство по ст. 307 Уголовного кодекса РФ

Как законно доказать лжесвидетельство на суде?

Многим приходилось слушать от своих знакомых, друзей или родственников просьбу о помощи в суде путем дачи показаний? Например:

– «Дружище, скажи, что я автомобиль тебе не за полтора миллиона рублей продал, а, как своему, в три раза дешевле – за пятьсот тысяч. С тебя не убудет, а я тебе на зиму колеса шипованые с дисками подарю»;

– «Сестренка, ты скажи судье, что я с бывшим мужем уже 4 года не живу и хозяйство веду раздельное, к кредитам его я отношения не имею, а деньги на ремонт в новой квартире я у тебя и у мамы занимала полгода назад… С меня – билеты в БДТ на премьеру, любые места…».

Прежде, чем дать согласие, задумайтесь о последствиях, ведь за подобные действия предусмотрена уголовная ответственность по ст.307 УК РФ (заведомо ложные показания).

В ходе расследования уголовных дел, а также при их рассмотрении или рассмотрении гражданских дел в судах, нередко возникают ситуации, когда подозреваемый (обвиняемый) и потерпевший, гражданский истец и ответчик в своих показаниях выдвигают различные, зачастую, противоположные версии произошедшего.

В таких случаях для установления истины важнейшее значение приобретают иные доказательства, прежде всего, показания свидетелей.

Уголовная ответственность не наступает за дачу ложных показаний сотруднику страховой компании, охраннику магазина, представителю администрации предприятия, работнику органов местного самоуправления, даже в письменной форме в виде объяснений.

Данные действия должны быть совершены в судебном заседании в уголовном, гражданском или арбитражном судопроизводстве или при производстве предварительного расследования по уголовному делу.

Ложные показания влекут уголовную ответственность по ст. 307 УК РФ независимо от того, искажают ли они истину в пользу обвиняемого по уголовному делу или против него, а равно в пользу истца или ответчика по гражданскому делу.

Любые искажающие истину сведения могут привести к неправильному толкованию событий следователем или судьей и стать причиной несправедливых решений, при этом страдают интересы правосудия, может быть причинен вред интересам личности или организации.

Опасность этого преступления состоит в том, что данное деяние нарушает нормальное функционирование судебной системы, работу органов следствия и дознания и могут препятствовать вынесению обоснованного, законного и справедливого решения суда.

Субъектом преступления по ст. 307 УК РФ являются лица, достигшие 16-летнего возраста, обладающие статусом свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста и переводчика.

Ответственность за лжесвидетельство предусматривается за те показания, о ложности которых на момент их дачи достоверно знали вышеперечисленные лица, предупрежденные об уголовной ответственности перед началом допроса (дачей заключения, производством перевода) и желавшие совершить эти действия.

Мотивы таких действий законом не определены и могут быть различны (стремление улучшить или, напротив, ухудшить положение обвиняемого, боязнь мести с его стороны, корысть, неприязненные отношения, ложно понимаемые интересы борьбы с преступностью и др.).

Ответственность по ст.307 УК РФ исключена при добросовестном заблуждении потерпевшего или свидетеля, неправильном восприятии ими актов вследствие невнимательности, забывчивости, отсутствия должной компетенции эксперта, специалиста или переводчика и других обстоятельствах, повлиявших на дачу не соответствующих истине показаний, заключения или перевода.

Квалифицированным видом преступления является совершение тех же действий, соединенных с обвинением в совершении тяжкого (категория преступлений, за совершение которых максимальный срок наказания в виде лишения свободы превышает 5 лет, но не более 10 лет), а равно особо тяжкого (максимальное наказание более 10 лет лишения свободы) преступления.

Примечанием к ст. 307 УК РФ установлено, что свидетель, потерпевший, эксперт, специалист, переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора или решения суда заявили о ложности показаний, заключения или переводе.

Мотивы, по которым были даны ложные свидетельства не имеют значения для решения вопроса об освобождении их от уголовной ответственности.

Наказание по ст. 307 УК РФ предусматривает следующие виды и размеры наказаний:

– штраф в размере до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 6 месяцев;

– обязательные работы на срок до 480 часов;

– исправительные работы на срок до 2-х лет;

– арест на срок до 3-х месяцев.

В случае лжесвидетельства, соединенного с обвинением в совершении тяжкого и (или) особо тяжкого преступлений, преступнику грозят принудительные работы на срок до 5 лет либо лишение свободы на тот же срок.

Источник: http://procspb.ru/explain/1001-ugolovnaya-otvetstvennost-za-lzhesvidetelstvo-po-st-307-ugolovnogo-kodeksa-rf?print=1

Ваши права
Добавить комментарий