Как временно отдать ребёнка под опеку сестры?

Может ли брат стать опекуном сестры?

Как временно отдать ребёнка под опеку сестры?

Мне сейчас 19 лет. Я учусь в одном из вузов СПб на дневном отделении. После потери родителей воспитывался бабушкой. Она является опекуном. У меня есть еще младшая сестра. Ей сейчас 16 лет. Бабушка очень тяжело больна. Могу ли я стать опекуном сестры (при том, что я не работаю), в случае если бабушка скончается до того, как сестре исполнится 18?

Вопрос: Мне сейчас 19 лет. Я учусь в одном из вузов СПб на дневном отделении. После потери родителей воспитывался бабушкой. Она является опекуном. У меня есть еще младшая сестра. Ей сейчас 16 лет. Бабушка очень тяжело больна. Могу ли я стать опекуном сестры  (при том, что я не работаю), в случае если бабушка скончается до того, как сестре исполнится 18? 

Ответ: Прежде всего следует отметить, что, поскольку возраст сестры составляет 16 лет, речь может идти об установлении не опеки, а попечительства, так как согласно п. 1 ст. 33 ГК РФ попечительство устанавливается над несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет.

Вопросы опеки и попечительства регулируются Гражданским кодексом РФ (часть первая), Семейным кодексом РФ, Федеральным законом от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве», подзаконными актами, принятыми для конкретизации указанных Федеральных законов. Иерархия норм, регулирующих установление попечительства, определена в п. 3 ст. 145 СК РФ, согласно которой отношения, возникающие в связи с установлением, осуществлением и прекращением опеки и попечительства над детьми, оставшимися без попечения родителей, регулируются ГК РФ, ФЗ «Об опеке и попечительстве» и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами РФ, если иное не предусмотрено СК РФ и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы семейного права. Однако СК РФ в данном вопросе установлен лишь минимальный объем требований. Так, согласно п. 1 ст. 146 СК РФ, опекунами (попечителями) детей могут назначаться только совершеннолетние дееспособные лица. Круг запретов в отношении лица, изъявившего желание стать попечителем, ограничен указанием на судимость, лишение родительских прав и иные обстоятельства (п.п. 1, 3 ст. 146 СК РФ). Поэтому обратимся к требованиям ФЗ «Об опеке и попечительстве». Ст. 10 Федерального закона «Об опеке и попечительстве» регулирует порядок определения лиц, имеющих право быть опекунами или попечителями. Согласно п. 2 указанной статьи в целях получения сведений о личности предполагаемого попечителя орган опеки и попечительства вправе требовать от гражданина, подавшего заявление о назначении его попечителем, предоставления сведений о себе, а также запрашивать информацию о нем в органах внутренних дел, органах записи актов гражданского состояния, медицинских и иных организациях. Орган опеки и попечительства вправе требовать предоставления только той информации о гражданине, которая позволит установить его способность исполнять обязанности попечителя. Перечень документов, предоставляемых гражданином, подавшим заявление о назначении его попечителем, сроки предоставления таких документов определяются Постановлением Правительства РФ от 18 мая 2009 года № 423 «Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан». В указанный перечень входят следующие документы (по смыслу указанного Постановления Правительства перечень един для опекунов и попечителей): а) заявление с просьбой о назначении его опекуном (далее – заявление); б) справка с места работы с указанием должности и размера средней заработной платы за последние 12 месяцев, а для граждан, не состоящих в трудовых отношениях, – иной документ, подтверждающий доходы; в) выписка из домовой (поквартирной) книги с места жительства или иной документ, подтверждающие право пользования жилым помещением либо право собственности на жилое помещение, и копия финансового лицевого счета с места жительства; г) справка органов внутренних дел, подтверждающая отсутствие у гражданина, выразившего желание стать опекуном, судимости за умышленное преступление против жизни и здоровья граждан; д) медицинское заключение о состоянии здоровья по результатам освидетельствования гражданина, выразившего желание стать опекуном, выданное в порядке, устанавливаемом Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации; е) копия свидетельства о браке (если гражданин, выразивший желание стать опекуном, состоит в браке); ж) письменное согласие совершеннолетних членов семьи с учетом мнения детей, достигших 10-летнего возраста, проживающих совместно с гражданином, выразившим желание стать опекуном, на прием ребенка (детей) в семью; з) справки о соответствии жилых помещений санитарным и техническим правилам и нормам, выданные соответствующими уполномоченными органами (выдаются по запросу органа опеки и попечительства на безвозмездной основе); и) документ о прохождении подготовки гражданина, выразившего желание стать опекуном, в порядке, установленном настоящими Правилами (при наличии); к) автобиография.

Важно учитывать, что, согласно п. 5 ст. 10 ФЗ «Об опеке и попечительстве», совершеннолетние братья и сестры несовершеннолетнего подопечного имеют преимущественное право быть его опекунами или попечителями перед всеми другими лицами.

Рассылка “Фонтанки”: главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Источник: https://www.fontanka.ru/2012/02/13/100/

Как взять ребенка под опеку

Как временно отдать ребёнка под опеку сестры?

1 июня 2012 года моя свекровь Светлана взяла к себе домой 6-летнего мальчика из приюта. Она стала его опекуном.

Лада Поздеева

поговорила со своей свекровью об опекунстве

Я узнала у Светланы, как взять ребенка под опеку, что для этого нужно и какие выплаты может получить опекун от государства.

У моей свекрови есть три родных дочери и один сын. Ее дети уже взрослые, и она нечасто с ними видится. С некоторыми из них она встречается всего раз в год.

В 2012 году Светлана осознала, что ее младшая дочь скоро тоже окончит школу и уедет учиться в Сыктывкар. А до него от их села 730 километров.

На тот момент моей свекрови было 50 лет, и она не хотела оставаться с гражданским мужем без детей. Ей казалось, что в большом деревенском доме без них будет пусто и одиноко. Для нее это стало поводом взять под опеку 6-летнего мальчика из приюта. Гражданский муж поддержал ее в этом решении.

Светлана Поздеева — моя свекровь, мать четырех детей и опекун

Опека — это не усыновление. Они различаются по своей сути, по документам, по форме контроля государством и по размеру выплат.

Усыновление Светлана не рассматривала, потому что понимала, что отношения с ребенком из приюта могут не сложиться.

Форма контроля государством. К опекуну чаще приходят проверки от соцзащиты, чем к усыновителю. У некоторых людей это может вызвать психологический дискомфорт.

Будущий опекун должен подать в органы опеки заявление о том, что он хочет пройти обучение в школе приемных родителей.

На курсах будущим опекунам выдаются тесты, памятки и информационные листки с советами по воспитанию детей и номерами телефонов доверия — туда опекун может позвонить в экстренных ситуациях.

Органы опеки могут пойти кандидату навстречу и разрешить ему пройти учебу уже после того, как тот возьмет ребенка под опеку. А некоторые опекуны проходят эти курсы по 2—3 раза, чтобы научиться ладить с ребенком.

Все документы должны быть актуальными. Справка с места работы действует в течение года, справка о состоянии здоровья — в течение 6 месяцев.

Светлана считает, что пройти отбор и стать опекуном ей помогло наличие педагогического образования. О нем она сообщила в автобиографии. Там же она написала, что ее гражданский муж много лет был тренером по лыжным гонкам и работал с детьми.

Органы опеки также запросили у Светланы характеристику с работы, хотя в законе этот документ не указан. Светлане не составило большого труда получить все эти справки, выписки и свидетельства. Вместо копий можно принести в органы опеки оригиналы всех документов. Специалисты сделают копии сами.

В доме опекуна должно быть чисто, для ребенка необходимо оборудовать уголок и спальное место, а также купить ему игрушки. Во время визита специалисты из органов опеки будут спрашивать об отношениях между членами семьи.

Спальное место для ребенка и стол для уроков

В некоторых случаях сотрудники органов опеки могут и не осматривать дом кандидата, например, если у человека положительная характеристика с работы.

Когда будет готов акт обследования жилищных условий, органы опеки в течение 10 рабочих дней должны вынести решение по кандидату в опекуны.

Получив заключение, будущий опекун должен выбрать ребенка, которого он хочет взять к себе в семью. Для начала нужно определиться с возрастом и полом, а потом познакомиться с ним, чтобы понять, смогут ли опекун и ребенок жить вместе.

Сайт «Усыновление в России» — это проект Минобразования и один из основных ресурсов для поиска ребенка. Там можно выбрать себе сына или дочку определенного возраста. На этом сайте есть поиск по разным регионам.

Еще информацию о детях, которых можно взять в семью, публикуют фонды и новостные сайты. В каждом регионе есть свои информационные источники, где размещаются данные о детях, оставшихся без попечения родителей.

Светлана познакомилась с ребенком в кабинете органа опеки. Мальчик сразу ей понравился. С согласия специалистов опеки, она взяла его к себе на выходные. С тех пор ребенок стал жить вместе со Светланой, она решила никуда его не отдавать.

Светлана сразу заметила, что мальчик часто бывает перевозбужден. Она посчитала, что такое поведение было связано с его тяжелой судьбой. Еще у этого ребенка были психологические травмы и проблемы со здоровьем — плохое зрение. Это не испугало мою свекровь: у нее уже был опыт воспитания трудных детей.

Взяв мальчика из приюта, Светлана понимала, что ей придется возить его в республиканскую больницу и оплачивать расходы на лечение. Но это выбор моей свекрови — в приютах живут и здоровые дети.

После сбора всех документов, подачи заявлений и выбора ребенка специалисты органов опеки составляют акт о назначении человека опекуном.

Специалисты контролируют и условия, в которых растет ребенок. Чтобы поддерживать условия его жизни на должном уровне, нужны постоянные затраты на обновление ремонта, покупку книг, игрушек.

Личное пространство. В квартире или доме для ребенка должны быть отдельное спальное место и уголок для игр. В акте проверки условий жизни несовершеннолетнего подопечного, который составляется на каждой проверке, есть даже соответствующая строчка.

Если у ребенка не будет обустроенного личного пространства, опекуна обяжут в скором времени его оборудовать.

Чистота и порядок. Дома должно быть чисто: пол и посуда вымыты, пыль протерта.

На момент проверки на кухне должна быть приготовленная еда, а в холодильнике должны лежать запасы продуктов хотя бы на два дня. Некоторые сотрудники соцзащиты даже заглядывают в кастрюли к проверяемым семьям, чтобы узнать, чем кормят ребенка.

Сын Светланы обожает играть в приставку. Его любимая игра — «Танчики»

Ремонт. Каждый год Светлана делает косметический ремонт в комнате ребенка. Например, она красит пол и окна, клеит обои. На это уходит 2500—3500 рублей в год.

Делать ежегодный ремонт необходимо, потому что органы опеки тщательно следят за тем, чтобы ребенок жил в чистой и отремонтированной комнате. И если в обычных семьях ремонт в комнате можно сделать тогда, когда родители сами этого захотят, в опекунской семье органы опеки будут следить за тем, чтобы он всегда был свежим.

Суммы, которые Светлана тратит на содержание сына, различаются от месяца к месяцу.

Поначалу у мальчика была одежда, которая осталась еще от жизни в родной семье. Это помогло моей свекрови сэкономить в первые месяцы опекунства. Тогда же специалисты органов опеки посоветовали Светлане не покупать сыну дорогие игрушки, потому что он их быстро ломал. Вместо этого они предложили ей приобрести недорогие конструкторы, чтобы ребенок развивал мелкую моторику рук.

Светлана регулярно дарит сыну что-то, что выходит за рамки бюджета. Например, за последний год она купила ему смартфон, новую одежду для школы, а еще куртку и модные кроссовки.

На стене в доме Светланы висит режим дня ее сынаТеплая одежда и обувь для ребенка — одна из самых значимых статей расходов Светланы. Она живет на севере, поэтому к выбору детской зимней одежды ей приходится относиться ответственно

Поездки в органы опеки и больницу

2000 Р

Платный медосмотр для себя

1500 Р

Большое махровое полотенце

1000 Р

Питание дома и в школе

8000 Р

96 000 Р

Транспорт и медицина

3000 Р

36 000 Р

Неожиданные траты

2500 Р

30 000 Р

Одежда и игрушки

2000 Р

24 000 Р

Крупные покупки

15 000 Р

Ремонт в комнате

3000 Р

Ежемесячно на содержание сына Светлана получает от государства 10 899 рублей. Эти деньги обязательно нужно потратить на ребенка и отчитаться за них перед государством. Еще каждый месяц Светлане положены 1410 рублей на ремонт дома. Размеры этих выплат зависят от региона и возраста опекаемого ребенка.

Кроме того, на банковский счет мальчика начисляются алименты от его родного отца. Но этими деньгами без ведома органов опеки пользоваться нельзя. Светлана один раз снимала эти алименты, чтобы купить сыну одежду и велосипед.

Светлана живет в селе, и там некоторые магазины просто не выдают чеки. Но специально для отчета она просит их у продавцов. Чеки не нужны только за оплату питания, предметов первой необходимости и бытовых нужд, например: мыла, зубной пасты и щетки.

Отчет опекуна хранится в личном деле подопечного.

Светлана ведет тетрадь, где записывает расходы на одежду, игрушки и другие вещи для сына. Иногда органы опеки требуют такие тетради в качестве дополнительного доказательства того, как она потратила пособие на сына. Годовая сумма расходов на ребенка должна быть не ниже, чем сумма полученных на него выплат

Также для опекуна недопустимы такие ситуации:

  1. Ребенок систематически остается дома без присмотра взрослых.
  2. Дома нет продуктов.
  3. Опекун злоупотребляет спиртным и этот факт зафиксировали соцработники или подтвердили свидетели.
  4. Ребенок приходит в садик или школу грязным, в рваной одежде.
  5. Ребенок сам пожаловался в органы опеки на опекуна.

Чтобы воспитывать ребенка, опекун должен вести здоровый образ жизни и быть положительным со всех сторон.

У сына Светланы есть проблемы с учебой. Специалисты опеки знают, что мальчик не успевает по некоторым предметам. Они периодически интересуются, есть ли улучшения в освоении школьной программы и почему возникают трудности. Светлане приходится постоянно мотивировать сына на хорошую учебу, чтобы у семьи не было проблем с органами опеки.

Органы опеки взаимодействуют со школой, чтобы узнать, как опекун исполняет свои обязанности.

Например, по их запросу директор школы может направить им характеристику на ребенка из опекунской семьи

В начале опекунства Светлана не приводила в дом гостей.

Это был совет органов опеки — чтобы ребенок быстрее адаптировался к новой обстановке. Будущему опекуну надо быть готовым на время ограничить свои связи с внешним миром и полностью посвятить себя опекаемому ребенку.

Светлана иногда ссорится с сыном и очень близко к сердцу принимает шалости и проступки мальчика, из-за чего сильно нервничает. Но когда все хорошо, Светлана счастлива. Большая часть жизни у них проходит во взаимопонимании. Мальчик называет Светлану мамой.

Родные дети Светланы приняли ее выбор: воспитывать ребенка из приюта. Они общаются с мальчиком на равных и не акцентируют внимания на том, что он был рожден не в их семье. Это важно и для опекуна, и для приемного ребенка.

  1. Опека над ребенком — это большая ответственность. Особенно если у подопечного есть проблемы со здоровьем. Опекуну нужно быть готовым водить ребенка по врачам, возить на обследования в другие города и отправлять в санатории.
  2. Быть опекуном — это не способ заработка. Скорее наоборот, государственных выплат на содержание ребенка хватает не всегда.
  3. Опекуну необходимо узнать в органах опеки и в школе обо всех возможных видах социальной помощи для ребенка — льготных путевках и дополнительных выплатах. Это поможет снизить расходы семьи.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/opeka/

На что имеют право сотрудники опеки? Из-за чего они могут забрать детей? Отвечает президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская

Как временно отдать ребёнка под опеку сестры?

Многие родители подвержены фобии, связанной с органами опеки: придут люди, увидят, что на полу грязно, найдут синяк у ребенка и заберут его в детский дом. «Медуза» попросила президента фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елену Альшанскую рассказать, на что имеют право сотрудники опеки и какими критериями они руководствуются, когда приходят в семью.

Вообще закон предполагает только один вариант «отобрания» ребенка из семьи не по решению суда. Это 77-я статья Семейного кодекса, в которой описывается процедура «отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью».

Только нигде вообще, ни в каком месте не раскрывается, что называется «непосредственная угроза жизни и здоровью». Это решение полностью отдают на усмотрение органов. И в чем они эту угрозу усмотрят — их личное дело.

 Но главное, если все же отобрание происходит, они должны соблюсти три условия. Составить акт об отобрании — подписанный главой муниципалитета. В трехдневный срок — уведомить прокуратуру. И в семидневный срок подать в суд на лишение либо ограничение прав родителей.

То есть эта процедура вообще пути назад для ребенка в семью не предусматривает.

Если сотрудникам опеки непонятно, есть непосредственная угроза или нет, но при этом у них есть какие-то опасения, они ищут варианты, как ребенка забрать, обойдя применение этой статьи.

 Также на поиски обходных путей очень мотивирует необходимость за семь дней собрать документы, доказывающие, что надо семью лишать или ограничивать в правах.

 И мороки много очень, и не всегда сразу можно определить — а правда за семь дней надо будет без вариантов уже требовать их права приостановить? Вообще, никогда невозможно это определить навскидку и сразу, на самом деле.

Как обходится 77-я статья? Например, привлекается полиция, и она составляет акт о безнадзорности — то есть об обнаружении безнадзорного ребенка. Хотя на самом деле ребенка могли обнаружить у родителей дома, с теми же самыми родителями, стоящими рядом. Говорить о безнадзорности в этом смысле невозможно.

Но закон о профилактике беспризорности и безнадзорности и внутренние порядки позволяют МВД очень широко трактовать понятие безнадзорности — они могут считать безнадзорностью неспособность родителей контролировать ребенка.

Полицейские могут сказать, что родители не заметили каких-то проблем в поведении и здоровье ребенка или не уделяют ему достаточно внимания — значит, они не контролируют его поведение в рамках этого закона. Так что мы можем составить акт о безнадзорности и ребенка забрать.

Это не просто притянуто за уши, это перепритянуто за уши, но большая часть отобраний происходит не по 77-й статье. Почему полиция не возражает и не протестует против такого использования органами опеки? Мне кажется, во-первых, некоторые и правда считают, что безнадзорность — понятия такое широкое.

Но скорее тут вопрос о «страшно недобдеть», а если и правда с ребенком что-то случится завтра? Ты уйдешь, а с ним что-то случится? И ответственность за это на себя брать страшно, и есть статья — за халатность.

Второй, тоже очень распространенный вариант — это добровольно-принудительное заявление о размещении ребенка в приют или детский дом, которое родители пишут под давлением или угрозой лишения прав. Или им обещают, что так намного проще будет потом ребенка вернуть без лишней мороки. Сам сдал — сам забрал.

Самое удивительное и парадоксальное, что иногда получается, что, выбирая другие форматы, органы опеки и полиция действуют в интересах семьи и детей.

Потому что, если бы они все-таки делали акт об отобрании, они бы отрезали себе все пути отступления — дальше по закону они обязаны обращаться в суд для лишения или ограничения родительских прав. И никаких других действий им не приписывается.

А если они не составляют акт об отобрании, то есть всевозможные варианты, вплоть до того что через несколько дней возвращают детей домой, разобравшись с той же «безнадзорностью». Вроде «родители обнаружились, все замечательно, возвращаем».

Опека никогда не приходит ни с того ни с сего. Никаких рейдов по квартирам они не производят. Визит опеки, как правило, следует после какой-то жалобы — например, от врача в поликлинике или от учителя.

Еще с советских времен есть порядок: если врачи видят у ребенка травмы и подозревают, что тот мог получить их в результате каких-то преступных действий, он обязан сообщить в органы опеки.

Или, например, ребенок приносит в школу вшей, это всем надоедает, и школа начинает звонить в опеку, чтоб они приняли там какие-то меры — либо чтобы ребенок перестал ходить в эту школу, либо там родителей научили мыть ему голову. И опека обязана на каждый такой сигнал как-то прореагировать.

Формально никаких вариантов, четких инструкций, как реагировать на тот или иной сигнал, нет. В законе не прописаны механизмы, по которым они должны действовать в ситуациях разной степени сложности.

Скажем, если дело во вшах, стоило бы, например, предложить школьной медсестре провести беседу с родителями на тему обработки головы. А если речь о каком-то серьезном преступлении — ехать на место вместе с полицией.

Но сейчас на практике заложен только один вариант реакции: «выход в семью».

О своем визите опека обычно предупреждает — им ведь нет резона приходить, если дома никого нет, и тратить на это свой рабочий день. Но бывает, что не предупреждают. Например, если у них нет контактов семьи. Или просто не посчитали нужным. Или есть подозрение, что преступление совершается прямо сейчас. Тогда выходят, конечно, с полицией.

https://www.youtube.com/watch?v=eeCLMZcGZLM

Поведение сотрудников опеки в семье никак не регламентировано — у них нет правил, как, например, коммуницировать с людьми, надо ли здороваться, представляться, вежливо себя вести.

Нигде не прописано, имеет ли сотрудник право, войдя в чужой дом, лезть в холодильник и проверять, какие там продукты.

С какого такого перепугу, собственно говоря, люди это будут делать? Тем более что холодильник точно не является источником чего бы то ни было, что можно назвать угрозой жизни и здоровью.

Почему это происходит и при чем тут холодильник? Представьте себя на месте этих сотрудников. У вас написано, что вы должны на глазок определить непосредственную угрозу жизни и здоровью ребенка.

Вы не обучались специально работе с определением насилия, не знаток детско-родительских отношений, социальной работы в семье в кризисе, определения зоны рисков развития ребенка. И обычно для решения всех этих задач уж точно нужен не один визит, а намного больше времени.

 Вы обычная женщина с педагогическим в лучшем случае — или юридическим образованием. Вот вы вошли в квартиру. Вы должны каким-то образом за один получасовой (в среднем) визит понять, есть ли непосредственная угроза жизни и здоровью ребенка или нет.

Понятно, что вряд ли в тот момент, когда вы туда вошли, кто-то будет лупить ребенка сковородкой по голове или его насиловать прямо при вас. Понятно, что вы на самом деле не можете определить вообще никакой угрозы по тому, что вы видите, впервые войдя в дом.

У вас нет обязательств привести специалиста, который проведет психолого-педагогическую экспертизу, поговорит с ребенком, с родителями, понаблюдает за коммуникацией, ничего этого у вас нет и времени на это тоже. Вам нужно каким-то образом принять правильное решение очень быстро.

И совершенно естественным образом выработалась такая ситуация, что люди начинают смотреть на какие-то внешние, очевидные факторы. Вы не понимаете, что смотреть, и идете просто по каким-то очевидным для вас вещам, простым: грязь и чистота, еда есть — еды нет, дети побитые — не побитые, чистые — грязные.

То есть по каким-то абсолютно очевидным вещам: у них есть кровать — или им вообще спать негде, и валяется циновка на полу, то есть вы смотрите на признаки, которые на самом деле очень часто вообще ни о чем не говорят.

Но при этом вы поставлены в ситуацию, когда вы должны принять судьбоносное решение в отсутствие процедур, закрепленных экспертиз, специалистов, вот просто на глазок и сами.

Пустые бутылки под столом? Да. Значит, есть вероятность, что здесь живут алкоголики. Еды в холодильнике нет? Значит, есть вероятность, что детям нечего есть и их морят голодом.

При этом в большинстве случаев все-таки сотрудники органов опеки склонны совершенно нормально воспринимать ситуацию в семье, благоприятно. Но у них есть, конечно, какие-то маркеры, на которые они могут вестись, на те же бутылки из-под алкоголя например.

Риск ошибки при такой вот непрофессиональной системе однозначно есть. Но вообще эти сотрудники — обычные люди, а не какие-то специальные детоненавистники, просто у них жуткая ответственность и нулевой профессиональный инструмент и возможности.

И при этом огромные полномочия и задачи, которые требуют очень быстрого принятия решений. Все это вкупе и дает время от времени сбой.

Если говорить о зоне риска, то, конечно, в процентном отношении забирают больше детей из семей, где родители зависимы от алкоголя или наркотиков, сильно маргинализированы. В качестве примера: мама одиночка, у нее трое детей, ее мама (то есть бабушка детей) была алкогольно зависимой, но вот сама она не пьет.

Уже не пьет, был период в молодости, но довольно долго не пьет. И живут они в условиях, которые любой человек назвал бы антисанитарными. То есть очень-очень грязно, вонь и мусор, тараканы, крысы бегают (первый этаж).

Туда входит специалист органа опеки, обычный человек, ему дурно от того, в каких условиях живут дети, и он считает, что он должен их спасти из этих условий.

И вот эти антисанитарные условия — это одна из таких довольно распространенных причин отобрания детей. Но внутри этой грязной квартиры у родителей и детей складывались очень хорошие, человеческие отношения. Но они не умели держать вот эту часть своей жизни в порядке.

По разным причинам — по причине отсутствия у мамы этого опыта, она тоже выросла в этой же квартире, в таких же условиях, по причине того, что есть какие-то особенности личности, отсутствия знаний и навыков.

Конечно, очень редко бывает так, что опека забирает ребенка просто вообще без повода или вот таких вот «видимых» маркеров, которые показались сотрудникам опеки или полиции значимыми. 

в СМИ и обыденное мнение большинства на эту тему как будто делят семьи на две части. На одном краю находятся совершенно маргинальные семьи в духе «треш-угар-ужас», где родители варят «винт», а младенцы ползают рядом, собирая шприцы по полу.

А на другом краю — идеальная картинка: семья, сидящая за столиком, детишки в прекрасных платьях, все улыбаются, елочка горит. И в нашем сознании все выглядит так: опека обязана забирать детей у маргиналов, а она зачем-то заходит в образцовые семьи и забирает детей оттуда.

На самом деле основная масса случаев находится между этими двумя крайностями. И конечно, ситуаций, когда вообще никакого повода не было, но забрали детей, я практически не знаю. То есть знаю всего пару таких случаев, когда и внешних маркеров очевидных не было, — но всегда это была дележка детей между разводящимися родителями.

А вот чтобы без этого — не знаю. Всегда есть какой-то очевидный повод. Но наличие повода совсем не значит, что надо было отбирать детей.

В этом-то все и дело. Что на сегодня закон не предусматривает для процедуры отобрания обратного пути домой. А в рамках разбора случаев не дает четкого инструмента в руки специалистам (и это главное!), чтобы не на глазок определить экстренность ситуации, непосредственность угрозы.

И даже тут всегда могут быть варианты. Может, ребенка к бабушке пока отвести. Или вместе с мамой разместить в кризисный центр на время. Или совсем уж мечта — не ребенка забирать в приют из семьи, где агрессор один из родителей, а этого агрессора — удалять из семьи.

Почему ребенок становится зачастую дважды жертвой?

Надо менять законодательство. Чтобы не перестраховываться, не принимать решения на глазок. Чтобы мы могли защищать ребенка (а это обязательно надо делать), не травмируя его лишний раз ради этой защиты.

Записал Александр Борзенко

Источник: https://meduza.io/feature/2017/01/26/na-chto-imeyut-pravo-sotrudniki-opeki-iz-za-chego-oni-mogut-zabrat-detey

Ваши права
Добавить комментарий