Как определить: есть ли состав преступления в моих действиях?

Признаки состава преступления, или как правильно написать заявление о преступлении — Офтоп на TJ

Как определить: есть ли состав преступления в моих действиях?

События, связанные с нападением лиц, ряженных в казачью форму, на участников несанкционированного митинга «Он нам не царь» подняли правильный и важный вопрос юридически правильного обращения в правоохранительные органы.

Имея опыт работы в полиции попробую сжато рассказать, как и куда нужно обращаться, чтобы заявление было правильно и своевременно рассмотрено, а также по нему было принято законное и обоснованное решение.

Оговорюсь, что я буду рассказывать только об уголовно-правовой стороне вопроса, а именно постараюсь рассказать как правильно писать именно заявления о преступлении, по которым проводится дознание и следствие специальными органами государственной власти, а не что-то еще, типа административки или преступлений частного обвинения, рассматриваемые мировым судом.

1. В России существует закрытый перечень законодательных актов, регулирующих указанную деятельность.

Это Уголовный Кодекс Российской Федерации, который в кодифицированной форме содержит закрытый перечень уголовно наказуемых действий (и бездействий), а также Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации, который, как следует из названия, описывает механизмы приема, рассмотрения и итогов такой деятельности.

2. Государственные органы, полномочные принимать, рассматривать и проводить иные действия по заявлениям граждан, тоже строго ограничены. На сегодняшний день таким правом обладают МВД РФ, Следственный Комитет РФ, ФСБ РФ.

Также, органы Прокуратуры РФ имеют полномочия принимать от граждан заявления и направлять их для принятия процессуальных решений в один из этих органов в соответствии с определяемой УПК РФ подследственностью. Также, направление по подследственности могут осуществлять сами вышеуказанные органы, если полученное ими заявление не входит в перечень расследуемых статей.

Например, в случае направления заявления об убийстве или изнасиловании в органы МВД, такое заявление будет перенаправлено для принятия процессуального решения в СК РФ, по подследственности.

3. Все обращения в указанные органы делятся на, собственно, сообщения о происшествии и на сообщения о преступлении, и вот тут нужно остановиться поподробней.

Преступление, в соответствии с законом, – это деяние (действие или бездействие), за совершение которого УК РФ предусмотрена ответственность.

Любое преступление должно содержать набор специальных признаков, чтобы таковым называться. Они следующие:

2) Объект преступления – это те общественные отношения, которым причинен вред. Обычно они описаны в самой статье до слов “наказывается…”.

3) Объективная сторона преступления – это набор характеристик, к которым относится было ли это действие или бездействие (например оставление в опасности лица, которому требовалась помощь), какие последствия наступили от такого действия или бездействия, какая причинно-следственная связь между действием и наступившими последствиями (например лицо осталось в опасности и вследствие этого наступила смерть указанного лица), а также время, дата, место и иные схожие характеристики.

4) Субъективная сторона преступления – это, собственно, моральное отношение к содеянному субъекта преступления. Часто говорят про мотив или умысел, то есть знал ли человек о противоправных последствия своего действия или бездействия, допускал ли их наступление и желал ли их наступления.

Отсутствие одного из указанных признаков автоматически ведет к отказу в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления.

Теперь, когда мы разобрались в терминологии, рассмотрим типовую ситуацию (хоть она и относится к делам частного обвинения, то есть возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя ): неизвестные лица (не из числа сотрудников МВД, находящихся там для охраны общественного порядка) в ходе проведения митинга избивали протестующих хлыстами, чем причинили им травмы.

Как в данном случае следует поступить?

1. Если вам лень было читать статью ваше, либо вы не разбираетесь в терминах, но душа требует привлечь виновных к ответственности, написать в Прокуратуру РФ. Написать собственными словами, как вы себе это сами представляете, обязательно указав собственные реквизиты для обратной связи. Анонимные заявления не рассматриваются.

2. Если вам было не лень, то алгоритм такой:

– выбираем куда писать. В нашем случае это МВД РФ.

Источник: https://tjournal.ru/flood/70333-priznaki-sostava-prestupleniya-ili-kak-pravilno-napisat-zayavlenie-o-prestuplenii

Некоторые вопросы применения уголовного закона, в части квалификации деяний по признаку группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой

Как определить: есть ли состав преступления в моих действиях?

Известная поговорка гласит – «два юриста – три мнения». На основании наших мнений – порой правильных, порой нет – и формируется судебная практика. Хочу поделиться своими соображениями и опытом по вопросам применения некоторых норм уголовного права. Приведённая ниже статья предназначена, в основном, для стажеров и начинающих адвокатов.

Большинство молодых адвокатов начинают свою деятельность с осуществления защиты по уголовным делам, как правило, по назначению. Защищая своих доверителей, молодой специалист непременно сталкивается с ситуациями, когда для правильного применения норм права необходимо с кем-то посоветоваться, узнать мнения коллег.

Легче тем, кто осуществляет свою деятельность в большом коллективе, имеет доступ к различным информационным системам. Сложнее, когда молодой специалист начинает в небольшом коллективе, либо в адвокатском кабинете. Во втором случае, повышать уровень своих знаний (что, в соответствии с нашим федеральным законом, является не только правом, но и обязанностью адвоката) приходится самостоятельно.

Несмотря на растущую конкуренцию между адвокатами, прежде всего мы единое целое – независимая корпорация юристов. И чтобы оставаться сильной и независимой организацией – мы должны поддерживать определённый уровень квалификации своих членов. Обмен опытом является в данном случае одним из способов повышения квалификации.

В данной связи, нельзя не отметить целенаправленную и поступательную работу Адвокатской палаты Ставропольского края и лично президента АП СК Руденко Ольги Борисовны в создании возможности для адвокатов нашей палаты повышать свою квалификацию.

Помимо введения института обязательного курса повышения квалификации для молодых и недавно принятых адвокатов, Палатой организуются и проводятся семинары и практические конференции по актуальным вопросам и проблемам применения различных отраслей права. В работе семинаров могут принимать участие все желающие.

На данных форумах есть возможность прямого общения с ведущими российскими учеными-юристами, мнения которых учитываются, в том числе, в процессе принятия законов и иных нормативных актов.

Также, есть возможность общения с ведущими представителями других отраслей научной деятельности (в том числе прикладных наук), информация которых о современных возможностях и достижениях науки в области проведения судебных экспертиз может оказать неоценимую помощь в защите прав граждан. Сам я неоднократно был участником подобных семинаров, проводимых при участии нашей адвокатской палаты.

Не без интереса и практической пользы для последующей работы слушал лекции таких известных юристов, как: кандидат юридических наук, профессор Пашин Сергей Анатольевич; доктор юридических наук, профессор Красиков Юрий Николаевич; доктор юридических наук, профессор Эрделевский Александр Маркович и др.

Атмосфера творчества и профессионализма, царящая на таких мероприятиях, даёт мощный заряд энергии для продолжения нашей непростой, не всегда адекватно оцениваемой, но сложной и интересной работы. Конечно, участие в таких мероприятиях требует финансовых затрат. Однако, специфика нашей профессии такова, что любые средства, вложенные в повышение квалификации, повышают и нашу стоимость как специалистов, что непременно сказывается нашей востребованностью. Поэтому, я советую молодым (да и не только молодым) коллегам принимать, по возможности, участие в подобных мероприятиях. Информация о сроках, месте и условиях проведения семинаров и практических конференций рассылается органами адвокатской палаты во все адвокатские образования и печатается в нашем «Вестнике».

Нижеследующий материал призван помочь более молодым коллегам в понимании некоторых моментов применения отдельных норм уголовного закона, и может быть полезен начинающим адвокатам ещё и потому, что все примеры судебной практики, использованные в этой статье, взяты мною не с «потолка», а из собственного адвокатского опыта. Полагаю, информация, содержащаяся в статье, не будет бесполезна и для более опытных коллег.

Адвокат АК №1 по г. Невинномысску Ставропольской краевой коллегии адвокатов, член Совета АП СК Трубецкой Н.А.

«Некоторые вопросы применения уголовного закона, в части квалификации деяний по признаку группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой».

Каждый адвокат, практикующий по уголовным делам, неизменно сталкивается при защите интересов доверителей с квалификацией обвинения по признакам «группой лиц» и «группой лиц по предварительному сговору».

Как правило, квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору» является признаком, переводящим деяние в разряд более тяжких по той или иной статье уголовного кодекса.

Соответственно, правильность применения уголовного закона, в этой части, имеет для наших доверителей решающее значение при назначении: вида и размера наказания, вида исправительного учреждения; при освобождении от уголовной ответственности (к примеру, в связи с примирением с потерпевшим) и наказания (например, минимальный размер реально отбытого наказания для получения возможности условно-досрочного освобождения зависит от степени тяжести деяния, за совершение которого лицо отбывает наказание).

Несмотря на, казалось бы, очевидность юридической разницы между квалифицирующими признаками «группой лиц» и «группой лиц по предварительному сговору», правоприменительная практика их фактически отождествляет. Любое деяние, в совершении которого участвовало два и более субъекта, изначально попадает в разряд совершенных «группой лиц по предварительному сговору», если одна из частей статьи уголовного кодекса, по которой обвиняется гражданин, содержит данный признак. Связано это не только с низким уровнем знаний правоприменителей и их запредельной загруженностью, но и с узковедомственным бюрократическим пониманием борьбы с преступностью (статистика раскрываемости преступлений по степени тяжести). Всвязи со «статистической необходимостью», в последнее время участились случаи необоснованной квалификации и по признаку «организованной группой», о которой также пойдёт речь в данной статье.

ГРУППА ЛИЦ ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМУ СГОВОРУ

В соответствии с ч. 2 ст.35 УК РФ, преступление признаётся совершённым группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении участвовали два или более исполнителя, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Соисполнительство без предварительного сговора (группа лиц, ч.1 ст.

35 УК РФ) является малораспространённой формой соучастия. Как правило, совершение преступления «группой лиц» не является квалифицирующим признаком состава преступления. Другое дело – «группа лиц по предварительному сговору».

Нельзя не заметить, что в определении «группа лиц по предварительному сговору» содержится два отдельных признака: совершение преступления «группой лиц» и совершение преступления по «предварительному сговору».

Соответственно, для квалификации деяния как совершённого «группой лиц по предварительному сговору» недостаточно наличия лишь одного из этих признаков. Они должны присутствовать в идеальной совокупности. Только в этом случае подобную квалификацию следует признать правильной.

По смыслу уголовного закона – предварительный сговор – соглашение (в любой форме) между будущими соучастниками преступления, достигнутое ими в любое время (до совершения деяния), о месте, времени, способе совершения преступления.

Поскольку предварительный сговор является обязательным признаком состава преступления (при данной квалификации деяния), то – его наличие или отсутствие входит в предмет доказывания (ст.73 ч.1 п.1 УПК РФ) и должно подтверждаться необходимой совокупностью допустимых (ст.

75 УПК РФ) доказательств, на основе которых суд, следователь, прокурор устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Исчерпывающий перечень таких доказательств установлен ст. 74 УПК РФ (показания подозреваемого, обвиняемого, показания свидетелей, потерпевшего, письменные и вещественные доказательства и др.). Соответственно, простой констатации наличия согласованных действий соучастников, при отсутствии допустимых доказательств – недостаточно. Для примера можно предложить такую ситуацию:

ищущие «приключений» молодые люди А. и Л. заметили на улице прохожего, разговаривающего по сотовому телефону. В одной руке у прохожего был большой пакет, другой рукой он держал телефон, локтем этой же руки непрочно прижимая к телу сумку – «барсетку». А.

подбежал к прохожему, ударил по сумке, отчего потерпевший её выронил, а Л., увидев это, поднял сумку с земли. Затем оба убежали вместе с похищенной сумкой. При допросах, в качестве подозреваемых и обвиняемых, оба воспользовались ст.51 Конституции РФ.

Из показаний потерпевшего следует лишь то, что грабителей было двое, и они действовали сообща.

Доказательств наличия предварительного сговора между соучастниками, при подобных обстоятельствах, нет. Однако, такие деяния органы расследования непременно квалифицируют как совершенные «группой лиц по предварительному сговору» по п. «а» ч.2 ст.161 УК РФ. Мотивируется это, как правило, количеством участников и согласованностью их действий.

По мнению автора, такая позиция ошибочна. Количество участников – объективный показатель, подтверждающий наличие признака «группы лиц» (т.е. количество соисполнителей). Согласованность действий, при отсутствии допустимых доказательств «предварительного сговора», подтверждает лишь совместное (а не каждым по отдельности) совершение деяния соучастниками (т.е. «группа лиц», ч.1 ст.

35 УК РФ). Это является обстоятельством, отягчающим индивидуальную ответственность каждого за совершение преступления (ст.63 ч.1 п. «в» УК РФ), а посему, тоже входит в предмет доказывания (п.6 ч.1 ст.73 УПК РФ), но не образует состава преступления по признаку «группой лиц по предварительному сговору».

Соответственно, квалифицировать действия каждого из соисполнителей (по вышеуказанному примеру), следует по ч.1 ст. 161 УК РФ. На наличие предварительного сговора, кроме показаний обвиняемых (подозреваемых), свидетелей, могут указывать надлежащим образом оформленные доказательства (ст.

74 УПК РФ) совместной подготовки к совершению преступления (подготовка оружия, маскировочных приспособлений, подготовка транспорта для перевозки похищенного и т.д.).

Если же допустимых доказательств наличия предварительного сговора нет, а имеются лишь признаки «группы лиц», адвокат должен ставить вопрос об исключении признака «группой лиц по предварительному сговору» из обвинения и (при отсутствии других квалифицирующих признаков соответствующей части статьи) переквалификации обвинения на менее тяжкую часть соответствующей статьи.

Рассмотрим второй признак – совершение преступление «группой лиц». Группа лиц – форма соучастия в совершении преступления, когда оно совершается двумя и более исполнителями, т.е.

подлежащими уголовной ответственности по предъявленному обвинению субъектами (вменяемыми, достигшими возраста уголовной ответственности, отвечающими другим необходимым признакам субъекта конкретного преступления ((группу лиц по должностным преступлениям, например, могут образовывать только два и более должностных лиц))), каждый из которых непосредственно исполняет объективную сторону состава преступления. Понимание этого особенно важно при группе из 2 человек. Если один из двух соучастников (два из трёх) не исполнял объективную сторону деяния, а способствовал совершению преступления иным способом (в форме пособничества, подстрекательства, организации), то признак «группа лиц» отсутствует. Соответственно, «предварительный сговор на совершение преступления» имеет юридическое значение (влияет на квалификацию деяния) только в случае наличия двух и более соисполнителей (а не любых соучастников). В соответствии с уголовным законом, не требуется дополнительной квалификации по ст.33 УК РФ всем членам устойчивой группы соучастников (а не только соисполнителей) лишь при совершении преступления организованной группой либо преступным сообществом (ч.ч.3,4 ст. 35 УК РФ), ибо все постоянные члены (данное правило не распространяется на лиц, не входящих в организованную группу, но способствовавших совершению преступления организованной группой) устойчивой организованной группы несут ответственность как исполнители независимо от фактического соучастия и ссылка на ст. 33 УК РФ для квалификации действий, например, организатора, который не исполнял объективную сторону состава преступления, не требуется. В соответствии же с ч.ч.1, 2 ст.35 УК РФ, преступление признаётся совершённым группой лиц или группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении участвовали два или более соисполнителя. Таким образом, проверяя правильность применения уголовного закона по признаку «группа лиц по предварительному сговору», адвокат должен обратить внимание на наличие в деянии именно соисполнительства, т.е. непосредственного участия всех соучастников в выполнении объективной стороны преступления, поскольку, как указано выше, само по себе наличие предварительного сговора между двумя соучастниками, один из которых не выполняет объективную сторону (не является исполнителем) не является основанием для квалификации деяния по признаку «группой лиц по предварительному сговору». В таком случае, даже при наличии предварительного сговора, тот соучастник, который непосредственно не участвовал в совершении преступления, отвечает за пособничество, подстрекательство либо организацию преступления, с применением соответствующей части ст.33 УК РФ, а исполнитель – без ссылки на ст.33 УК РФ, но оба по менее тяжкой части статьи УК РФ (при отсутствии других квалифицирующих признаков), не предусматривающей признак «группа лиц по предварительному сговору».

Простым примером такой ситуации является следующая:

А., договорился с С., что окажет ему помощь в сбыте краденного цветного металла без надлежащего оформления, т.к. его (А.) брат работает в пункте приема металла. На следующий день А. и С. приехали на принадлежавшем С. легковом автомобиле на территорию садового общества. А. остался в машине, а С.

зашёл за огороженную территорию садового участка, принадлежащего потерпевшему, и путём свободного доступа похитил там ряд предметов из цветного металла на сумму 2400 рублей. После этого, А. и С. вместе с похищенным им имуществом прибыли к пункту приёма цветного металла, А. оформил сдачу-приём металла на несуществующее лицо, получил деньги, отдал С.

половину причитавшихся тому денег за сданный металл, другую половину оставив себе.

Источник: http://www.palatask.ru/article-all/trubetskoy/previous-concert.html

Понятие и элементы состава преступления

Как определить: есть ли состав преступления в моих действиях?

В уголовном законодательстве России понятие состава преступления и его признаков не раскрывается (отсутствует). То есть, в действительности мы имеем дело с измышлениями, домыслами ученых-криминалистов, не имеющими правового подтверждения в законе.

Или я ошибаюсь. Может быть в Уголовном кодексе РФ есть определение состава преступления? В УК подробно расписаны элементы преступления – четыре подсистемы состава: объект, объективной сторона (объективные признаки) и субъект, субъективная сторона (субъективные признаки).

Этого в УК РФ нет. Хотя общепризнанно, что Уголовный кодекс РФ является основным и единственным источником уголовного права, который действует в России. Но к составу преступления это как-то не относится. Закрываем глаза.

Как быть с принципом соблюдения предписаний права всеми его субъектами, в том числе, обладающими властью лицами или органами, называется «законностью» в российской юриспруденции[1] и «верховенством права».

Или ученым-криминалистам, сторонникам состава преступления, закон не писан (в нашем случае уголовный).

В результате происходит подмена научного процесса, основанного на Уголовном законе со всеми его трудностями и мучениями, на процесс, в ходе которого состояние системы и ученых-криминалистов меняется от лучшего к худшему (деградация).

Я – сторонник правового государства. Поэтому считаю, что правоприменитель должен руководствоваться Законом, а именно ч. 1 ст. 14 УК РФ. С учетом тех изменений, которые были предложены нами в статье «Понятие и признаки преступления».

Во-вторых, состав преступления и, в частности, элементы состава преступления – это нечто алогичное, нелепое, глупое, из ряда вон выходящее, противоречащее здравому смыслу.

Начнем.

Состав преступления и его конструкция признаются одной из базовых в российском уголовном праве.

В науке уголовного права общепризнано, что состав преступления – это совокупность установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление.

Они условно распределены (разделены) между четырьмя подсистемами состава: объект, объективной сторона (объективные признаки) и субъект, субъективная сторона (субъективные признаки).

Приводим пример. Использую свое имя ради науки. Так будет понятнее.

Проценко умышленно ударил человека ножом в область сердца, в результате которого наступает смерть человека?

Объект преступления – жизнь другого человека.

Объективная сторона – совершенное Проценко общественно опасное деяние, запрещено уголовным законом (ударил человека ножом в сердце).

Субъективная сторона – Проценко совершил запрещенное уголовным законом деяние (убийство) с прямым умыслом. То есть осознавал общественную опасность своих действий, предвидел неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

Субъект преступления – физическое лицо, вменяем, достиг возраста уголовной ответственности (48 лет).

Все объективные и субъективные признаки характеризующие общественно опасное деяние как преступление имеются.

Вопрос. Совершил ли Проценко предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК РФ преступление, при наличии всех необходимых объективных и субъективных признаков?

НЕТ.

Ибо он причинил смерть посягающему открывшему из автомата огонь на поражение по детям.

Поскольку это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося и других лиц (детей), то Проценко находился в состоянии необходимой обороны.

Что мы видим. Объективные и субъективные признаки, характеризующие состав преступления на «лицо», однако их недостаточно для признания общественно опасного деяния преступлением.

Необходима ПРОТИВОПРАВНОСТЬ.

А она может и отсутствовать, ибо в УК РФ есть глава 8 «Обстоятельства, исключающие преступность деяния» исключающая ее. То есть убийство, запрещенное Уголовным законом есть, а преступления нет.

 Что же это за обстоятельства.

1. Необходимая оборона (ст. 37 УК РФ).

2. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ).

3. Крайняя необходимость (ст. 39 УК РФ).

4. Физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК РФ).

5. Обоснованный риск (ст. 41 УК РФ).

6. Исполнение приказа или распоряжения (ст. 42 УК РФ).

Поэтому необходимо руководствоваться не «научными измышлениями», а ч. 1 ст. 14 УК РФ, где закреплены признаки преступления:

1. Виновность.

2. Общественная опасность деяния.

3. Уголовная противоправность.

Недостаточно субъективных и объективных признаков, закрепленных в уголовном законе для признания деяния преступным.

Что совершил Проценко?

Он совершил общественно опасное деяние, запрещенное уголовным кодексом РФ. Ибо отсутствует уголовная противоправность.

Действовал в «рамках» необходимой обороны – правомерно.

Предлагая конструкцию и определение состава преступления, ученые-криминалисты не учитывают, что даже лишение человеческой жизни само по себе, вне зависимости от социальной оценки этого акта, не может во всех случаях быть отнесено к преступлениям. Так, запрет «не убий» не распространяется на случай войны, необходимой обороны, прерывания беременности, смертной казни по приговору суда и т.д.[2] 

Однако этим понятием (состав преступления) широко пользуются УК и УПК, теория уголовного права и следственно-судебная практика.

Так, в ст. 8 УК устанавливается, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК.

В УК РФ, еще раз, не расписаны признаки состава преступления. Смотрите выше. Поэтому законодатель должен соотносить основание уголовной ответственности не с теоретической моделью, придуманной учеными-криминалистами (признаками состава преступления).

Она (уголовная ответственность) должна быть связана с признаками преступления, указанными в ч. 1 ст. 14 УК РФ, то есть с признаками (виновностью, общественной опасностью деяния, уголовной противоправностью)[3] определяемыми самим российским законодателем.

Исходя из закона ст. 8 УК должно устанавливаться, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки преступления, предусмотренного УК.

В ч. 3 ст. 31 УК говорится, что лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления.

Надо. Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иное преступление (признаки иного преступления).

В п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК указывается, что уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Исходя из закона. Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению в связи с отсутствием в деянии признаков преступления.

В п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК сказано, что оправдательный приговор постановляется, если в деянии подсудимого отсутствует состав преступления.

Исходя из закона. Оправдательный приговор постановляется, если в деянии подсудимого отсутствуют признаки преступления и т.д.

Об элементах состава преступления.

Субъект преступления.

Общепризнано, что уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом (ст. 19 УК), т.е. в законодательном определении прямо говориться об обязательных общих признаках присущих субъекту преступления.

Это абсурд.

Каждый из исследователей способен задать себе элементарные вопросы.

И так.

Физическое ли я лицо? Вменяемый ли я? Достиг ли возраста, с которого наступает уголовная ответственность? Как известно, это обязательные признаки, такого элемента состава как субъект преступления, количество которых, по мнению ученых-криминалистов, является достаточным, для признания лица субъектом преступления. Если вы положительно ответили на все три вопроса (да), то вы субъект преступления? Убежден, что это не так.

Таким образом, не всякий вменяемый человек, достигший возраста уголовной ответственности есть субъект преступления; не всякое общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом и совершенное таким человеком, есть преступление; и, наконец, сама по себе вменяемость непосредственно не связана (лишь опосредованно, через вину) с совершаемым преступлением.

Так, законодатель в ст. 28 УК установил три возможных варианта (вида) невиновного причинения вреда:

1) не смотря на субъективную возможность лица нести уголовную ответственность за совершенное деяние (вменяемость) лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия);

2) не смотря на субъективную возможность лица нести уголовную ответственность (вменяемость) лицо, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть;

3) не смотря на субъективную возможность лица нести уголовную ответственность (вменяемость) лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

Смотрите подробнее статью: «О субъективной стороне и субъекте преступления как элементах состава преступления».

Субъективная сторона.

Субъективные признаки вне субъекта преступления – это абсурд.

Как можно «отделять» психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию от субъекта преступления (конкретного человека), когда сознание и воля как основные компоненты его психической деятельности, образуют вину.

Разве психическая деятельность лиц, непосредственно связанная с совершением преступления, возможна вне личности, совершающей преступление, вне человека? Разве не субъект преступления со всеми своими признаками является носителем вины (как принято считать, обязательного признака субъективной стороны преступления), именно в его психике содержатся все ее компоненты.

Неужели психическая деятельность, осмысленное поведение, может как некая субстанция существовать отдельно от человека, вне физического тела (нормально функционирующего мозга)?

Во-вторых, как можно «вычленять» из вины – субъективного основания уголовной ответственности его исходный элемент – вменяемость? Ведь только вменяемый человек способен осознавать общественную опасность своих действий (бездействия), предвидеть возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желать их наступления или не желать, но сознательно допускать эти последствия либо относиться к ним безразлично в преступлениях, совершенных умышленно.

Совершая общественно опасное деяние, виновный охватывает своим сознанием характер совершаемых действий (бездействия), посредством которых осуществляется посягательство на объект уголовно-правовой охраны, а также те фактические обстоятельства, при которых происходит преступление. Отражение всех этих компонентов в сознании субъекта дает ему возможность осознавать общественную опасность деяния.

Смотрите подробнее статью «О субъективной стороне и субъекте преступления как элементах состава преступления».

Об объективных признаках, автор напишет позднее.

Нет никакого объекта преступления. Придумав этот элемент состава преступления Вы перестали разбираться в элементарных вещах.

Для Вас, нарушение военнослужащим правил безопасности эксплуатации военного транспортного средства, повлекшее деяние причинившее тяжкий вред здоровью человека, смерть человеку, смерть двум и более лицам – военное преступление,

То есть военнослужащий управляющий машиной принадлежащей воинской части (военное транспортное средство) и сбивший в центре Москвы насмерть Вашу жену, ребенка, мать, близкого Вам человека совершает – воинское преступление.

То есть Вы не страдаете, вред то причинен не жизни Вашего ребенка, а установленному воинскому порядку вождения и эксплуатации военных машин…?

Как смерть Вашей жены, ребенка связана с установленным воинским порядком вождения и эксплуатации военных машин, обеспечивающим их безопасное для окружающих и боеспособности войск вождение и эксплуатацию.

При этом, если он управлял транспортным средством находясь в состоянии опьянения, то данный факт не будет влиять на квалификацию преступления, предусмотренного ст. 350 УК РФ.

Достаточно только в приводном примере изменить форму вины военнослужащего в отношении совершенного им общественно опасного деяния, чтобы со всей очевидностью убедиться в том, что посягательство осуществляется на жизнь человека.

Гипотетически представим, что военнослужащий, управляя военным транспортным средством (автомобилем) с целью убийства нарушил правила безопасности движения и совершил умышленный наезд на Вашу жену, что привело к ее смерти (посягательство осуществляется на жизнь человека).

Форма вины (умысел или неосторожность) не изменяет и не может изменить ни объект преступного посягательства, ни предмет, ни орудие преступления – это аксиома.

Смотрите статью: «Значение общественно опасных последствий в составе преступления, предусмотренного ст. 350 – 352 УК РФ».

Видимо поэтому уголовному праву большинства зарубежных стран неизвестно понятие состава преступления. Зачем плодить столько глупостей.

P.S. У Вас большие проблемы в понимании как общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом, так и наступивших уголовно-правовых последствий.

Странно, фактически не разбираясь в этих двух уголовно-правовых явлениях Вы еще пытаетесь установить между ними причинную связь.

[1] Малиновский А. А. Законность // Энциклопедия юриста. 2005. [2] Основания уголовно-правового запрета. (криминализация и декриминализация). М., 1982. С. 131. [3] Наказуемость – это уголовно-правовое последствие. Подробнее, см.: «Понятие и признаки преступления».

Источник: https://zakon.ru/Blogs/ponyatie_i_elementy_sostava_prestupleniya/41222

И вновь к вопросу о малозначительности деяния в ук

Как определить: есть ли состав преступления в моих действиях?

Вопрос о понятии, сущности и критериях выделения малозначительного деяния уже довольно долго становится объектом дискуссий видных ученых в сфере уголовного права, однако есть некоторые нюансы, которые упоминаются совсем вскользь, либо совсем не упоминаются авторами при рассмотрении данного вопроса, хотя на наш взгляд, они являются основными для уяснения сущности института.
Сразу отметим, что в данной статье мы не будем подробно останавливаться на извечных вопросах о понятии состава преступления, однако следует подчеркнуть, что нам ближе позиция понимания состава как законодательной модели.

Ч. 2 ст. 14 УК РФ закрепляет понятие малозначительного деяния: «не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности».

Таким образом, в доктрине выделяются три основных критерия, по которым можно определить малозначительное деяние:1) Деяние должно содержать признаки какого-либо преступного деяния, предусмотренного УК.

2) Деяние должно быть совершено с прямым, конкретизированным умыслом (то есть направленность умысла должна состоять в желании субъекта совершить именно такое малозначительное деяние).3) В деянии отсутствует общественная опасность.

Критика указанных положений состоит в том, что указанные признаки носят неточный, обобщающий характер: не поддаются формализации ввиду их ситуативной вариативности; при применении указанных признаков, очень многое будет зависеть от мнения судьи. 

В. Мальцев [В. Мальцев Малозначительность деяния в уголовном праве // URL: https://www.lawmix.ru/comm/7739]  выделяет два возможных случая малозначительности: 1) кража карандаша/спичичного коробка и т. д.

(общественная опасность отсутствует полностью), 2) общественная опасность есть, но она не превышает уровня гражданского или административного проступка. Примерно в таком же ключе мыслит довольно значительное количество ученых и практикующих юристов.Однако на наш взгляд, такая позиция является ошибочной. В. Н.

Винокуров  [В. Н. Винокуров Малозначительность деяния в уголовной праве: признаки и формы // URL: www.consultant.

ru] правильно отмечает, что рассматривая малозначительность, следует учитывать два вида деяний: 1) за деяние может быть предусмотрена как административно-правовая, так и уголовно-правовая ответственность (например, кража и мелкое хищение), 2) за деяние предусмотрена только уголовная ответственность, а никакого дополнительного буфера в виде административной ответственности нет. Ученый предлагает использовать институт малозначительности только по отношению ко второму случаю.

На наш взгляд, позиция В. Н. Винокурова в целом более соответствует пониманию института малозначительности, однако ее следует развить и более детально проработать.

Для полного понимания проблемы следует обратиться к вопросу о соотношении понятий «состав преступления» и «общественная опасность». Данный вопрос отлично описан в статье Иванчина А. В [Иванчин А.В.

Соотношение состава преступления, преступления и малозначительного деяния // Противодействие преступности: уголовно- правовые, криминологические и уголовно-исполнительные аспекты : матер. III Российского Конгресса уголовного права (29-30 мая 2008 г.). – М. : Проспект, 2008. – С. 39-42].

В целом существует две основные точки зрения на соотношение данных понятий.Первая из них включает в состав преступления общественную опасность, распространяя ее по элементам состава (опасный способ – объективная сторона, корыстные побуждения – субъективная сторона и т. п.).

Вторая точка зрения, правильность которой обосновано доказывает Иванчин А. В.

, говорит о том, что состав преступления — это олицетворение признака противоправности, в то время как общественная опасность вынесена за рамки состава. То есть установление признаков состава преступления дает нам лишь предположение о наличии в деянии общественной опасности, однако это предположение опровержимо как раз в свете ч. 2 ст.

14 УК РФ, которая под угрозой признания деяния малозначительным требует наличия в деянии общественной опасности. Таким образом, для привлечения лица к уголовной ответственности его деяние должно содержать все признаки состава преступления и общественную опасность.

В связи с определением соотношения понятий «состав преступления» и «общественная опасность», можно перейти к основному вопросу: можно ли считать кражу карандаша, тетради, спичек и т. п. малозначительным деянием? Ответом на это вопрос должно быть однозначное и категорическое нет.

Малозначительное деяние должно содержать признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК.

Учитывая то, что деяние будет считать преступлением если в нем содержатся все признаки состава преступления и присутствует общественная опасность, в малозначительном деянии должны присутствовать только признаки состава преступления, в то время как общественная опасность должна отсутствовать.

То есть в малозначительном деянии есть признаки состава преступления, которые теоретически будут являться основанием для привлечения лица к уголовной ответственности.
Рассмотрим пример с кражей карандаша. Согласно ч. 1 ст.

158, кража — это тайное хищение чужого имущества, то есть кража карандаша вроде как подходит под признаки состава указанной статьи, однако у нас есть норма КоАПа о мелком хищении — 7.27, в которой сказано, что «мелкое хищение чужого имущества, стоимость которого не превышает одну тысячу рублей… или две с половиной тысячи…

» наказывается административной ответственностью, а не уголовной, отсюда можно сделать вывод о том, что чтобы лицо подлежало уголовной ответственности по ч. 1 ст.

158 УК РФ, оно должно совершить кражу, превышающую стоимость имущества в 2500 рублей или совершить квалифицированные составы кражи, если же лицо совершит кражу на меньшую сумму, оно уголовной ответственности не понесет по принципу Ultima ratio. То есть в его деянии будет отсутствовать такой признак состава, как объективная сторона.

 А вот грабеж карандаша может быть признан малозначительным, так как декриминализации этого деяния нет, состав преступления будет присутствовать, а общественная опасность может отсутствовать.Таким образом, законодатель сам вынес путем декриминализации малозначительное деяние — кражу карандаша — в разряд вообще непреступных.

В данном случае кража карандаша не будет являться малозначительным деянием, так как в краже карандаша отсутствует сам по себе состав преступления, а не только общественная опасность, поэтому признавать подобные деяние малозначительными — это значит нарушать ч. 2 ст. 14, в которой обязательным признаком малозначительного деяния должно быть совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления.

Также наши доводы подтверждаются самой сущностью малозначительности. Признавать деяние малозначительным или нет решает только лицо, ведущее производство по делу, тогда как в вопросе о краже карандаша лицо, ведущее производство по делу вообще не сможет привлечь обвиняемого к уголовной ответственности.

Выводы:1. Малозначительное деяние должно содержать все признаки состава преступления и при этом в деянии должна отсутствовать общественная опасность.2.

Декриминализация и перевод некоторых деяний УК РФ в КоАП снимает вопрос об их малозначительности, так как совершение таких деяний априори становится непреступным.

3.

В связи со всем сказанным, считаем неправильными формулировки лиц, ведущих производства по делу, о прекращении дела в связи с отсутствием состава преступления, так как отсутствует не состав преступления, а общественная опасность по ч. 2 ст. 14 УК РФ.

Источник: https://zakon.ru/blog/2016/11/29/i_vnov_k_voprosu_o_maloznachitelnosti_deyaniya_v_uk

Ваши права
Добавить комментарий