Как наказать клеветника?

Как урезонить клеветника. Древний метод философа Сократа

Как наказать клеветника?

На клевету можно не обращать внимания. Что же, это тоже способ – быть выше. Время все расставит на свои места.

Можно наказать клеветника в судебном порядке, если вам дорого ваше доброе имя и есть время и средства для судебных дел. А можно в невыносимой ситуации применить метод древнегреческого философа Сократа.

Вот для этого и нужны философы – они не о психологической реакции рассуждают, а дают дельные советы в жизненных ситуациях.

В Древней Греции даже профессия такая была – “клеветник”. Сикофант, вот как называли людей, который умышленно клеветали на кого-то, чтобы получить деньги. Сикофант собирал разные сплетни, слухи, придумывал гадости, переворачивал факты, а потом доносил на человека, если тот отказывался платить за молчание. И древний суд принимал дело к рассмотрению.

Поскольку с того, кого оклеветали, можно было взять крупный штраф, жертву клеветы объявляли виновной чаще всего. А деньги, которые взымали в виде штрафа, и имущество жертвы забирали в казну. Но часть в виде вознаграждения получал профессиональный клеветник. То есть, он в любом случае был в выигрыше.

Сикофантов боялись, как некоторых нынешних “блогеров”, – ведь он мог нанести человеку удар в любой момент, лишить доброго имени и имущества…

Ясное дело, сикофанты выбирали богатых и знаменитых граждан, чтобы как следует поживиться. И некоторые граждане заискивали перед клеветниками и всячески старались улестить их богатыми дарами. А некоторые знаменитые люди были так запуганы, что старались ни с кем не общаться.

И страницу в сети не заводить, – это я грустно шучу. Но все равно клеветники на них нападали… И вот на одного достойного человека напал клеветник. Принялся шантажировать его и пугать, вымогая деньги.

А то, дескать, распущу про тебя слухи и донесу в компетентные органы!

Этот человек испугался, ведь наказание могло быть и казнью. Он не к психологу пошел, чтобы послушать про свои неправильные реакции, да и психологов тогда не было.

Он пошел к мудрому Сократу и спросил: что делать-то? Философ дал такой совет: “ты, – говорит, – сам ничего не делай. А найми верного человека, чтобы он разузнал всю подноготную клеветника.

А потом пусть твой человек клеветнику предоставит все добытые сведения. И спросит, что с ними делать, а?”.

Так и сделал тот, кто просил совета. И нанятый им древний юрист или сыщик разузнал про сикофанта такое, что просто ахнешь. И, конечно, предоставил все материалы для ознакомления этому клеветнику. И спросил: “что делать будем со всем этим, а?”.

Клеветник задрожал от страха и заплатил юристу – или сыщику, это неважно, – громадные деньжищи. И оставил в покое того, на кого нападал и шантажировал. Потом к этому юристу просто очередь выстроилась их тех, кого преследовали клеветники.

Способ сработал.

Если кто-то упорно клевещет на вас и всячески очерняет, разузнайте всю подноготную этого человека. Не надо угрожать, нападать, обзываться или скандалить. Тихо и мирно разузнайте его подноготную. И уверяю вас, там много черных пятен. Очень много. Так одну женщину преследовала клеветница в сети, писала гадости, обвиняла, травила.

А наказать по закону было очень сложно, к сожалению. А потом женщина получила информацию: клеветница судима за запрещенные вещества. Обвинила бывшего мужа, что он отнял ребенка, а потом этого же ребенка продала обратно мужу в обмен на крупную сумму, написав расписку в получении денег. На прошлой работе эту клеветницу чуть не посадили за растрату…

Много чего выяснилось из темного прошлого сикофантки, это только основные факты.

Когда клеветница прочитала копии разных документов, она стала умолять не губить ее. Хотя никто губить ее не собирался даже, просто показали, что все известно. И что делу могут дать ход. Клевета прекратилась моментально, и не только в адрес этой женщины, но и в адрес других людей, которых очерняла шантажистка.

А клеветник всегда шантажист, он всегда в глубине души мечтает, что вы приползете к нему на коленях и станете предлагать богатые дары за то, чтобы он оставил вас в покое… Клеветник о себе очень высокого мнения, хотя все его презирают. Он думает, что это другие виноваты в том, что он плохо живет. Злобная зависть движет клеветником, а потом уж – жажда наживы.

Если наживы нет, он оклевещет другого бесплатно. Наградой будут страдания другого, вот и все. Его жизненная энергия.

Но сами посудите: разве может жизнь такого человека быть безупречной? Конечно, нет. И втайне клеветник боится разоблачения. Нападая на других, он отвлекает внимание от себя.

Иногда достаточно внимательно изучить прошлое сикофанта, чтобы остановить поток клеветы. Поэтому клеветники сейчас действуют анонимно. Это верный признак, что за таким персонажем числится немало темных дел.

И немало о нем могут рассказать соседи, коллеги, родственники и документы из прошлого…

Вот такой был древний способ защиты от клеветы, если ситуация стала опасной и нестерпимой. Иногда приходится защищаться самостоятельно, ничего не поделаешь. Ведь династии сикофантов не вымерли, их потомки продолжают совершенствоваться в профессии…

Анна Кирьянова

Источник: https://zen.yandex.ru/media/anna_kiryanova/kak-urezonit-klevetnika-drevnii-metod-filosofa-sokrata-5dd954836b888b11ecbd71d2

Совет юриста: Как наказать обидчика в Интернете

Как наказать клеветника?

Пошаговая инструкция для тех, кто хочет защитить своё доброе имя от клеветы

Оскорбления в Интернете стали делом обычным и привычным. На собственной странице в соцсети нередко можно увидеть унижающий или прочитать выдумки о себе и своих близких в многочисленных сетевых изданиях. Эта ситуация неоднократно привлекала внимание законодателей.

И вот 23 апреля президент Владимир Путин подписал 102-ФЗ “О внесении изменений в Федеральный закон «Об исполнительном производстве»” и статью 15-1 Федерального закона “Об информации, информационных технологиях и о защите информации”, которые немедленно вступили в силу.

Поправки являются дополнительным инструментом защиты нарушенных прав граждан и юридических лиц

в части распространяемых в сети Интернет сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина либо деловую репутацию юридического лица”.

Вроде бы всё логично, однако благие помыслы законодателей вызвали волну негатива у активной части интернет-сообщества, которая сразу восприняла новые поправки как очередное посягательство государства на свободу выражения собственного мнения в Интернете.

Сходу не разобравшись, “диванные войска” информационной войны готовы заклеймить власти в нарушении конституционных прав, припомнив до кучи блокировку Telegram и сайтов Google. При этом не понимая, что одно дело — это поймать клеветника, который не скрывается.

Вспомним нашумевшее дело украинского блогера Анатолия Шария против адвоката Марка Фейгина, которое завершилось проигрышем для клеветника. Совсем другое — когда интернет-тролль скрывается под ником.

Определить его личность невозможно, или сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина и юрлица, размещены на сайте без “опознавательных знаков”, включая анонимность администратора. Также ранее нарушители банально не удаляли информацию по решению суда, и за это им ничего не было.

Кроме того, интернет-“помойки” часто размещаются не в “рузоне”, а в любой другой юрисдикции, куда рука российского правосудия дотянуться не может.

Что делать в этом случае человеку (юрлицу), который хотел бы удалить сведения клеветнического характера о себе в Интернете, но не знает, что предпринять?

Шаг первый. Гражданину или юридическому лицу, которое полагает, что в отношении него в Сети размещены порочащие сведения, необходимо правильно оценить, действительно ли информация наносит ущерб.

Понятие порочащих сведений можно найти в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 № 3 “О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц”.

Читаем:

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица”.

Если информация в Интернете подходит хотя бы под указанное определение, то можно смело подавать в суд.

 E. O. / Shutterstock.com

Однако для подкрепления собственной позиции в судебном процессе лучше всего заказать лингвистическую экспертизу, правильно сформулировав и поставив перед экспертом вопросы.

Шаг второй. Обращение в суд общей юрисдикции или арбитражный в зависимости от состава участников судебного процесса (физические или юридические лица) и видов их деятельности.

Шаг третий. Суд, согласно Постановлению Пленума, указанного выше, будет устанавливать, имеется ли факт распространения ответчиком сведений об истце, их порочащий характер и несоответствие действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств такой иск не может быть удовлетворён судом.

Шаг четвёртый. Если суд вынес положительное решение, а именно, что сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина либо деловую репутацию юридического лица, были размещены, то ответчик обязан его исполнить и удалить клевету, указанную в решении суда.

Но что же делать, когда установить ответственного за распространение лжи невозможно, или ответчик отказывается в добровольном порядке исполнять решение суда, а решение уже есть на руках?

Вот тут принятые поправки и становятся реальным инструментом, который поможет заблокировать сайт или отдельную страницу, содержащие ложь и клевету.

Шаг пятый. Истец с решением суда должен обратиться в Федеральную службу судебных приставов с заявлением для получения исполнительного листа. На основании этого документа судебный пристав-исполнитель выносит постановление об ограничении доступа к информации, распространяемой в Сети.

Далее в течение одного рабочего дня с момента вынесения постановления пристав направляет его в Федеральную службу по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Роскомнадзор в свою очередь после получения документа начинает рассылку операторам связи и провайдерам требований об ограничении доступа к интернет-ресурсам или их отдельным страницам.

Как видно из вышесказанного, последние изменения в законы направлены исключительно на устранение правового пробела, который позволял недобросовестным пользователям игнорировать судебные решения, понимая, что нет ответственности за их неисполнение, а заставить удалить клеветническую информацию у пострадавшего, судебных органов или государства нет возможности. Защита собственного доброго имени не является ограничением свободы, а считается признаком высокого уровня правовой культуры общества.

Источник: https://tsargrad.tv/articles/sovet-jurista-kak-nakazat-obidchika-v-internete_128109

Читать

Как наказать клеветника?
sh: 1: –format=html: not found

Наталья Ивановна Степанова

Заговоры сибирской целительницы. Выпуск 31

От автора

В современном темпе жизни люди едва успевают справляться со своими многочисленными делами, время летит настолько быстро, что его уже не хватает ни на что. Мы перестали встречаться с подругами и друзьями, не ходим в театр, не бываем с семьей на природе и совсем не замечаем ее красоты.

Чтобы завоевать наше внимание, поднять рейтинг до необходимого уровня и как-то выжить, телевидение и средства массовой информации буквально лезут из шкуры, придумывая для нас правдоподобные шоу и передачи, и мы уже начинаем привыкать к каждодневным скандалам и происшествиям, которыми так усердно нас пичкают.

Между тем рядом с нами случаются абсолютно нереальные, совершенно не поддающиеся хоть какому-то объяснению вещи, о которых я каждый день узнаю от своих многочисленных читателей. Я как копилка, в которой хранятся уникальные чудеса, о которых, наверное, нужно обязательно говорить.

Верить или не верить в то, о чем мне рассказывали, конечно же, ваше дело, но только я уверена, что все, о чем я узнала, заслуживает внимания, изучения и размышлений. Поэтому расскажу вам один очень интересный случай, присланный моим читателем.

Из письма:

«Уважаемая Наталья Ивановна, то, что я Вам опишу в своем письме, уже не является врачебной тайной, поскольку те люди, кого это касалось, давно умерли.

Сразу хочу предупредить, что в моем рассказе Вы не найдете ни фантазий, ни вымысла, все, о чем я напишу, – абсолютная правда, хотя теперь мне уже иногда кажется, что это был сон.

Чтобы было понятно, хочу пояснить, что я являюсь потомком большой семейной династии врачей-психи-атров. Мой отец, дед, прадед, прапрадед, все мы, включая меня, лечили людей, но началась эта история при жизни моего отца.

Я тогда заканчивал свое образование, и мы с папой имели привычку вечерами обсуждать все, что касается психиатрии. Мне кажется, я с детства впитал эту атмосферу, я наблюдал консультации отца, а он всегда для меня комментировал проблемы пациентов, таким образом развивая мои способности и любовь к моей будущей профессии.

Однажды вечером папа заговорил о новом больном, которого положили в их больницу. И хотя это было уже давно, я как сейчас помню его задумчивое и растерянное лицо в тот момент, когда он пытался выразить свое внутреннее состояние, столкнувшись с таким странным случаем.

Он начал говорить, явно подбирая слова, видимо, чтобы я не принял его речь за бред сумасшедшего. Потом будто спохватывался и замолкал, наверное, считая, что я ему не поверю или не пойму.

Это сейчас за давностью лет мне стало ясно, чем было продиктовано его поведение, явная осторожность в высказываниях и словах, а тогда я счел, что отец либо устал, либо он не вполне здоров.

Жили мы с отцом в огромной даже по тем временам квартире, доставшейся ему от его отца-профессора и моего деда. Мама умерла, когда я был ребенком, и поскольку у нас не было родных, мы с ним были очень близки.

Однако именно в то время, о котором я писал выше, я заметил, что отец стал запираться в своей комнате на ключ, уходя на работу, он также запирал свою комнату на замок, и это было неприятно и непонятно.

Свое нововведение папа никак не комментировал, будто он всю жизнь запирал двери на ключ.

Где-то примерно через две недели, находясь в комнате рядом с отцовской спальней, я вдруг услышал, как он с кем-то говорит. Подойдя к двери, я стал вслушиваться в его речь, на душе было неуютно и неспокойно. Подобных странностей у отца не было никогда, к тому же он совершенно перестал со мной обсуждать все то, что касалось его работы.

Приходя с работы домой, он уходил в свою комнату и закрывал дверь. Не знаю почему, но все происходящее я связывал с его пациентом из палаты № 7 (я просто запомнил номер палаты больного). Душевное волнение и тревога за отца подтолкнули меня на определенные действия. Накинув пальто и надев шляпу, я поспешил в клинику отца.

Меня там хорошо знали, так как отец брал меня с собой, еще когда я был мальчишкой. Охрана меня пропустила без вопросов, и я с дрожью в коленях дошел до палаты № 7. Палата была закрыта на ключ. За столом, где обычно сидела дежурная сестра, не было никого, видимо, она с санитарами пила чай в раздевалке. Я снял ключ от палаты с доски и уже через пять минут открывал дверь.

В палате была одна кровать с привинченными к полу ножками, а рядом стояла привинченная к полу прикроватная тумбочка. На кровати лицом к окну с решеткой сидел человек, укрытый одеялом.

Подойдя к нему поближе, я тихим, спокойным голосом произнес: „Добрый вечер, я зашел узнать, нужно ли вам что-нибудь?“ Не поворачивая головы от окна, мужчина ответил: „Да, мне нужно, чтобы твой отец вернул мне то, что он взял у меня!“ Сказать, что я удивился, это значит ничего не сказать. Я был удивлен и обескуражен.

Во-первых, ни голосом, ни внешним видом мы были с моим отцом не похожи, судя по маминой фотографии, я был очень похож на нее. Отец мой имел роскошную шевелюру и был брюнетом, я же имел белокурые волосы, унаследованные от моей матери. У отца были черные глаза, а мои – голубого цвета. Отец мой высокого роста, худощавый, а я ниже среднего и полноват.

Пациента седьмой палаты я никогда не видел, да и он никогда меня не мог видеть. Словно услышав мои мысли, мужчина повернулся ко мне всем корпусом и стал внимательно меня изучать. Не знаю почему, но мне показалось, что кто-то аккуратно и упорно роется в моей голове. Не выдержав происходящего, я хотел повернуться и уйти.

В этот момент он заговорил, говорил он ровным, спокойным голосом и при этом совершенно не выглядел ненормальным. Речь его была грамотной и логичной. Буквально за пять минут этот человек рассказал мне то, что он знать никак не мог, включая даже то, чего обо мне не знал мой отец.

Он называл имена девушек, с которыми у меня была постель, тех, кто мне задолжал определенные суммы, сказал даже дату, когда я лечил венерическую болезнь, полученную от случайной спутницы на вечеринке. Мое состояние в тот момент трудно передать словами: у меня слегка кружилась голова, и был явно замедлен пульс.

Наконец он замолчал, и первая фраза, которую я произнес, была: „Кто вы и откуда вы это знаете?“ Пациент седьмой палаты скривил губы так, как будто бы хотел этим сказать: „Как вы все надоели мне с этим вопросом“. Но вместо этого он проговорил: „Думаю, отец твой знает, так что пусть он вернет мне то, что у меня взял“.

Через полчаса я был дома, отец по-прежнему был в комнате, запертой на ключ. Ночью я слышал его шаги и неразборчивые слова, никогда еще я так не ждал рассвета. Когда отец ушел на дежурство, я вскрыл его дверь и вошел. Искать мне не пришлось, то, что он взял у больного из седьмой палаты, лежало посреди стола, это была средних размеров книга в черной обложке.

Нетерпеливо открыв ее, я начал читать. В книге с первой же страницы были описаны последние события моей жизни, т. е. с того самого момента, как я побежал в больницу, взял ключ и открыл дверь. В ней был описан дословно весь наш диалог с пациентом седьмой палаты, все, что он говорил мне до последней фразы: „Думаю, отец твой знает, так что пусть он вернет мне то, что у меня взял!“ Я захлопнул книгу и вцепился в свои волосы, на какой-то миг мне показалось, что я схожу с ума. Мои мысли переключились на отца, я вдруг ясно вспомнил все то, что происходило с того времени, когда он мне сообщил о странном, как он тогда сказал, пациенте. Я понял, почему у него при этом было такое растерянное лицо: он не знал, как объяснить мне осведомленность пациента, ведь он имел сведения обо всем.

Не веря себе, не веря в происходящее, я снова открыл книгу на той странице, где я читал о себе, но теперь там было написано об отце. Написано с той минуты, как он ушел на службу. Я будто видел, как он, заслоняясь от ветра, брел до клиники, как поздоровался с охранником и с сестрой.

Он снял пальто в кабинете, снял шляпу и шарф, все аккуратно повесил в шкафу. Вот он закрыл дверь на защелку, подошел к столу и придвинул к нему стул. Затем взял со смотровой кушетки простынь, разорвал ее на две части и подцепил на крюк для люстры. Отец перекрестился, надел на шею петлю и повис.

В голове шевельнулась глупая мысль: „Он же неверующий, почему перекрестился?“ И тут меня бросило в жар, будто бы меня обожгли кипятком. Я сообразил, что все это я читаю в книге и что этого прежде не было в ней. Схватив книгу, я кинулся в больницу, наверное, я был там уже через пять минут. Дверь в ординаторскую была закрыта, и я уже знал почему.

Выбив дверь, я увидел отца. Сзади меня истошно закричала сестра, сбежались санитары, а я не мог оторвать глаз от петли.

Источник: https://files.litmir.me/br/?b=202262&p=4

Ваши права
Добавить комментарий