Как добиться лечения ребенка в госпитале, если его отец военный?

Мужчина лечился от геморроя в военном госпитале и умер из-за язвы. Родные обвиняют врачей

Как добиться лечения ребенка в госпитале, если его отец военный?

Житель Борисова Станислав Черников умер в марте 2018 года. Ему было 43 года. Мужчина пошел на операцию из-за геморроя, у него открылась язва, и через несколько суток он умер.

Фотография используется в качестве иллюстрации. Reuters

«Просил направить в „вышестоящую“ больницу. Ответили: нетранспортабельный»

Алексей Григорьевич Черников чуть больше года назад похоронил 43-летнего сына. Сын работал юристом, воспитывал ребенка. В феврале прошлого года он лег в военный госпиталь в Борисове сделать операцию, а на шестой день умер уже в другой клинике в Минске. Забыть такое невозможно, и сегодня, словно это было вчера, он вспоминает события конца зимы — начала весны 2018-го.

— Сына беспокоили геморроидальные узлы, он обследовался у врача в частной клинике в Жодино, думал ехать на операцию в Минскую областную клиническую больницу. Уже собирался это сделать, но встретил в Борисове знакомого хирурга из военного госпиталя, — рассказывает он, как сын решил лечь на операцию в Борисове.

Станислав Черников с семьей. Фото из личного архива семьи

22 февраля 2018 года Станислав заключил договор о платных услугах с Борисовским военным госпиталем и прошел обследование перед операцией по удалению геморроидальных узлов прямой кишки.

По словам Людмилы, супруги Станислава, за обследование перед госпиталем заплатили около 60 рублей. Еще какую-то сумму платили за койко-место примерно в течение трех-четырех дней. Каждый день стоил около 20 рублей. Сама операция, по словам отца Станислава, была бесплатная, но предполагалось, что после нее нужно будет еще заплатить за наблюдение и нахождение в госпитале.

28 февраля Станиславу операцию сделали.

— 1 марта мы его навестили — чувствовал себя нормально. 2 марта с утра мне позвонил его врач и сказал, что у сына открылось кровотечение. Я приехал в госпиталь и попросил немедленно направить в «вышестоящую» больницу. Ответили, что он нетранспортабельный.

По словам Алексея Григорьевича, у сына еще в 2009 году нашли язву двенадцатиперстной кишки. Причем тогда ФГДС («зонд») ему делали в том же военном госпитале. Он удивляется, почему перед операцией врачи не сделали ему эту же процедуру и не проверили, есть ли язва.

Собеседник рассказывает, что после операции по поводу геморроя, по словам сына, он попросил по совету врачей купить ему колы. Бутылки с ней Алексей Григорьевич видел у него в госпитале.

После смерти сына Алексей Григорьевич сразу же написал заявление в СК

Из заключения судмедэкспертизы от 16 августа 2018 года следует, что кровотечение у Станислава обнаружили поздно вечером 1 марта. Уже тогда предположили, что это может быть осложнением язвы двенадцатиперстной кишки и сделали ему «зонд». Исследование это подтвердило.

2 марта мужчине не один раз переливали кровь, а также во время гастроскопии провели обкалывание язвы. Кровотечение все равно продолжалось. Днем того же дня ему сделали операцию по ушиванию язвы. 3 и 4 марта состояние Станислава ухудшалось, медики предположили, что кровотечение продолжается.

— Я все время настаивал на том, чтобы его перевели в другие клиники. 5 марта с утра в госпитале мне сказали, что «никто не хочет его брать».

Затем приехали доктора из военного госпиталя в Минске, провели консилиум, и вечером его на реанимобиле туда забрали. И если раньше мне говорили, что он нетранспортабельный, то сейчас он им почему-то стал.

Его в Минске — на операционный стол, еще какую-то операцию хотели сделать, но он умер.

После этого отец Станислава обратился в Следственный комитет и попросил возбудить уголовное дело по ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса (Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским работником).

Эксперты: «Пациент сам утаил от врачей, что у него была язва»

По мнению Алексея Григорьевича, если бы в военном госпитале перед операцией взяли карточку сына из поликлиники, то увидели бы, что у него язва и, возможно, не делали бы операцию из-за геморроя. При этом когда его состояние ухудшалось, по словам отца, письменного согласия на операцию сын не давал. Также он не понимает, почему сына так долго не переводили в другие больницы.

— Они пытались своими силами спасти человека, но, думаю, у них не было таких возможностей.

16 августа 2018 года закончилась судмедэкспертиза. В ней медики объясняли, что у Станислава спрашивали, была ли у него язва, и он ответил, что нет.

По поводу колы один из врачей подтвердил, что сам рассказал Станиславу, что после операции могут возникнуть постпункционные головные боли и лечить их можно внутривенной инъекцией кофеина или продуктами с кофеином — чаем, кофе и колой.

Но так как на боли он не жаловался, никакие кофеиносодержащие лекарства и продукты Станиславу не назначались.

В заключении судмедэкспертизы указано, что причиной смерти стала язва двенадцатиперстной кишки, осложненная прободением кишки с местным перитонитом, желудочно-кишечным кровотечением с массивной кровопотерей, геморрагическим шоком, синдромом диссеминированного внутрисосудистого свертывания, полиорганной недостаточностью.

Специалисты добавили, что по данным медицинской литературы и хирургической практики, смерть в больнице пациентов с желудочно-кишечным кровотечением составляет 5%, при развитии геморрагического шока прогноз ухудшается — летальность может достичь 50%. Геморрагический шок — это состояние, которое возникает из-за массивной кровопотери и выходит, что объем крови не соответствует объему сосудистого русла. В итоге может развиться недостаточность нескольких функциональных систем организма.

Эксперты пишут, что клинические, инструментальные и лабораторные обследования перед операцией провели в достаточном объеме «для установления правильного, но неполного диагноза — хронический геморрой, осложненный кровотечениями». Анамнез собрали неполно, не затребовали выписку о перенесенных заболеваниях из поликлиники, и это повлияло на то, что перед операцией не диагностировали язву.

Почему врачи это сделали? Эксперты указывают, что Станислав сам утаил от медиков, что у него была язва. Отец Станислава считает, что этот момент можно было бы увидеть в выписке из поликлиники, если бы ее запросили.

В заключении экспертов указаны недостатки в работе врачей Борисовского военного госпиталя: например, дежурный медик 1 марта в 17.

30 не назначила Станиславу общий анализ крови и не вызвала срочно эндоскописта, в итоге гастроскопию сделали только в 23.00.

Также, по мнению специалистов, хирурги необоснованно отсрочили ушивание язвы, когда кровотечение не прекращалось. По оценкам экспертов, операцию нужно было сделать раньше.

Так как в госпитале не было анализатора, который оценивает кислотно-щелочное состояние организма, этот анализ не делали, а он был нужен. Кровь со 2 по 3 марта перелили в недостаточном объеме. И что важно, специалисты пришли к выводу: Станислава стоило перевести в «вышестоящую» больницу не позднее утра 3 марта. А там, напомним, он оказался только вечером 5 марта.

Это не все. Есть еще один момент: в заключении судмедэкспертизы написано, что подготовка к операции и сама операция могли вызвать у Станислава стресс и способствовать развитию обострения язвы двенадцатиперстной кишки. На это также могло повлиять и то, что после операции он пил колу.

И итог: основным фактором смерти, по мнению экспертов, стал характер и тяжесть болезненного процесса.

А недостатки в действиях врачей в Борисовском военном госпитале «могли способствовать неблагоприятным последствиям течения патологического процесса, однако в причинной связи с наступившими последствиями: обострением имевшейся и скрываемой пациентом язвенной болезни двенадцатиперстной кишки, осложнившейся точечным прободением кишки с местным перитонитом, активным рецидивным желудочно-кишечным кровотечением с массивной кровопотерей, геморрагическим шоком, ДВС-синдромом, полиорганной недостаточностью и смертью пациента, не состоят».

Ск ждет итогов дополнительной экспертизы

По делу провели повторную судебно-медицинскую экспертизу. Она завершилась 22 декабря 2018 года.

Эксперты отметили, что неосложненная язва не считается противопоказанием для операции по поводу геморроя. А лапаротомия (разрез брюшной стенки для доступа к брюшной полости. — Прим. TUT.

BY), которую делали в госпитале, не считается сложным медицинским вмешательством, поэтому на нее не нужно письменное согласие. Они ссылаются на указ президента № 619.

При этом указывают, что в записи из госпиталя в истории болезни согласие получено.

В приложениях к указу президента № 619 есть перечень высокотехнологичных и сложных медицинских вмешательств. Но сама по себе суть документа касается материального стимулирования. Он так и называется «О совершенствовании материального стимулирования отдельных категорий врачей и медицинских сестер».

Алексей Григорьевич обратился за разъяснениями в Госкомитет судебных экспертиз. 4 апреля 2019 года ему пришел ответ. В нем написано, что к экспертизам привлекались высококвалифицированные клинические и компетентные специалисты, и их заключения не вызывают сомнений в научной обоснованности и объективности.

«В заключениях экспертами не делалось каких-либо выводов о невиновности врачей. Вина является юридическим, а не судебно-медицинским понятием, поэтому ее установление выходит за пределы компетенции судебно-медицинской экспертизы», — написали там.

Дополнительно в ответе сообщили, что сведений о даче экспертами «ложного заключения», «подложных выводов» либо «заинтересованности в оказании помощи уйти от уголовной ответственности врачам и должностным лицам военного госпиталя в Борисове» не установлено. Но если Алексей Григорьевич знает о таких фактах, то сам может обратиться в органы уголовного преследования.

По поводу того, является ли лапаротомия сложным медицинским вмешательством, в Госкомитете судебных экспертиз ответили, что перечень сложных вмешательств регламентирован приложением к указу президента № 619 и эксперты были в этом правы.

Сейчас идет дополнительная экспертиза по делу Станислава Черникова.

— Окончательное процессуальное решение по данному факту не принято. Следствие ожидает заключения назначенной дополнительной комиссионной судебно-медицинской экспертизы, — рассказала официальный представитель УСК по Минской области Татьяна Белоног.

Алексей Григорьевич до сих пор не может понять, как вообще вышло так — что сын умер.

— Ведь кровотечение у него началось в больнице, а не в лесу или на рыбалке! — удивляется он.

Источник: https://news.tut.by/society/633395.html

Расходы на национальную оборону в России исчисляются триллионами рублей. В 2017 году, когда 19-летнего Алексея Егорова из города Кимры Тверской области призвали на срочную службу, на нужды Минобороны из бюджета потратили почти 2,9 триллиона рублей.

Егоров попал в “учебку” в Подмосковье, в в/ч 32516. Часть эта была на хорошем счету, считалась элитной. Но и в “элитной” части солдаты мерзли в неотапливаемых казармах, ходили голодные, их не лечили в госпитале.

До армии Егоров был абсолютно здоров, через полтора месяца такой службы его вернули домой в цинке.

Алексей Егоров вырос в семье военного. Его родители мотались по гарнизонам куда родина пошлет, пока наконец не осели в Кимрах.

– Мы сначала радовались, что он в такую часть попал: ну как же, считай, Москва, часть хорошая, надеялись, что будет там под присмотром, а он оказался просто брошенный, – говорит отец Алексея Александр Михайлович. – Дома он переживал, что в армии будет неуставщина. Говорил, что если к нему будут придираться, то молчать не будет. И очень обрадовался, что оказался среди ровесников, с которыми за месяц очень сдружился.

– Нашего Алешу убило равнодушие, прокручиваю все случившееся в голове и все равно не понимаю, все равно волосы дыбом встают: ну как же так возможно? К животным лучше относятся, а тут ведь человек, – плачет мама погибшего солдата Екатерина Викторовна.

Алексей Егоров на присяге

Алексей окончил техникум, где учился на автомеханика, и его сразу призвали в армию. 14 июня 2017 года он ушел в военкомат, а уже 8 июля родители приехали к нему в часть на присягу.

– Он был воодушевленный, повзрослевший. Говорил, что служба ему нравится. Похудел, но настроение было боевое, – вспоминает отец.

Казарма была на ремонте, ребят поселили в старое помещение. Ни отопления, ни сушилки, ни печки

Весь июнь в Подмосковье стоял аномальный холод. Днем плюс 10–12, ночью плюс 6. Казарма была на ремонте, ребят поселили в старое помещение. Ни отопления, ни сушилки, ни печки. Кроме того, командир части закаливал новобранцев – перед сном солдаты должны были обливаться холодной водой и полоскать горло тоже холодной водой.

– В такую холодину они ходили раздетые, в летней форме. На присяге 600 призывников четыре часа стояли под проливным дождем. Холодные, голодные. Им бушлаты только после присяги выдали, – рассказывает мама.

В тот день Алешу отпустили с родителями домой. Просушили одежду, обувь за ночь даже высохнуть не успела. С утра он рванул на рынок, купил клетчатую сумку, с которыми раньше “челноки” ездили, и набрал разной еды. Чтобы накормить ребят, к которым родители не смогли приехать.

Всех положили в одну палату, сделали жаропонижающий укол и поставили один диагноз: “бронхит”

А через три дня, 12 июля, он позвонил домой и сказал, что ему очень плохо. Алеша пошел в санчасть, но там не было свободных коек и не было таблеток.

В тот же день с температурой 39,5 его вместе с еще четырьмя бойцами отправили в военный госпиталь в Хлебниково (филиал №5 ФГКУ “1586 ВКГ” Минобороны России, расположен в микрорайоне Хлебниково г. Долгопрудный Московской области).

Всех ребят положили в одну палату, всем сделали жаропонижающий укол и поставили один диагноз: “бронхит”.

Наутро всем, кроме Алексея, было получше. Егорова отправили на флюорографию. Потом его осмотрела лечащий врач Мария Бирюченко. “У тебя легкие чистые, все нормально, иди лежи”, – сказала она ему.

Бирюченко в свои 35 уже была кандидатом наук и заведующей терапевтического отделения. В отделении в тот день было 69 больных. В пятницу днем Бирюченко уехала из госпиталя. В выходные ее там не было, в понедельник тоже – она взяла на день отпуск.

На все отделение оставались две медсестры и два врача, одна из них полдня принимала больных в поликлинике.

– Мы созванивались с сыном постоянно. Я говорю ему: “Леша, ну найди врача, пусть тебя как следует посмотрят, попроси сделать рентген”. А он: “Мам, ну как я попрошу? Она же даже не приходит!” – рассказывает Екатерина Викторовна.

Он перестал есть и пить, не мог спать, от боли ломило все тело

Ночью температура поднималась до 40 градусов. Тогда к Егорову вызывали дежурного врача и ему ставили капельницу, которая сбивала температуру на час-полтора до 38,5. Он перестал есть и пить, не мог спать, от боли ломило все тело. Его рвало и лихорадило. Но когда он подходил к врачам или медсестрам и говорил, что ему очень плохо, то слышал в ответ: “Иди, не притворяйся, симулянт”.

Все эти дни, пока лечащий врач Бирюченко отдыхала, Алексею лишь сбивали температуру и давали парацетамол.

“Разговаривал я лично с Егоровым только один раз, примерно 16 июля 2017 года.

Я находился на 3-м этаже, в этот момент ко мне подошел молодой человек, который выглядел очень плохо, у него было серо-белое лицо с огромными синяками под глазами, само лицо было очень отекшее, он еле держался на ногах, при передвижении придерживался рукой о стену, – рассказывал позже следователям один из солдат, который в это время лечился в госпитале. – Позже мне сказали, что это был Егоров, он спросил меня, не знаю ли я, где находятся врачи, что ему очень плохо и нужна помощь. Я ответил, что, к сожалению, не знаю, где врачи”.

За шесть дней, что Егоров провел в госпитале, кроме флюорографии ему не сделали ничего

Во вторник лечащий врач Мария Бирюченко наконец появилась на работе, но толком даже не осмотрела Егорова. Кровь у него не брали, на рентген не отправили. Как показало расследование, за шесть дней, что Алексей Егоров провел в военном госпитале, кроме флюорографии из исследований ему не сделали вообще ничего.

– Мы с женой места себе не находили. По телефону Бирюченко не отвечала, а Леше становилось все хуже и хуже. Во вторник днем я приехал в госпиталь, чтобы на месте поговорить с врачом и сыном, и постараться ему помочь.

Но дальше КПП меня не пустили, Бирюченко ко мне не вышла, – вспоминает отец Егорова. – Леша вышел с другими ребятами, им явно было лучше. А он… Он был очень слабый, осунувшийся, говорил с трудом.

“Мне тяжело, кружится голова, пойду полежу”, – сказал Алеша.

В конце концов к отцу вышел какой-то хирург.

– Бирюченко сама не пришла, а прислала вместо себя другого врача, который Лешу, как оказалось, и в глаза не видел.

Он уверял меня, что у них в госпитале лекарства последнего поколения и есть вообще все, что только можно представить. И лучше просто быть не может, и Алеше все это делается.

“Почему же тогда у него столько дней 39,5?” – спросил я его. “Ну, это такое течение болезни”, – ответил тот.

Впрочем, в тот же вечер Бирюченко дала Алексею антибиотик. А на следующее утро, в среду, она к нему даже не подошла.

– Если бы она хотя бы в среду утром осмотрела его, подняла панику, он бы, может, смог бы выжить. Или другой врач его посмотрел. Но всем на этих солдатиков наплевать, какое-то тотальное равнодушие, наши дети для них просто пушечное мясо или симулянты, – говорит отец. – Потому что, сколько бы он ни просил о помощи, ему говорили лишь “у вас все хорошо, идите лежите”.

У Алеши была девушка Вика. После армии они хотели пожениться и уехать учиться в Москву. Все эти дни, пока он был в госпитале, они переписывались. 13 июля, Алексей: “Все болит. Все тело. И как будто легкие болят. Подташнивает. Глаза болят и голова. Трясет так что идти не могу. 39,5 температура”.

14 июля, Алексей: “Встал и голова так кружится, что стоять не могу. Че-то все болит. Почки болят. Дышать глубоко больно. Опять 39 температура”. Вика: “Они тебе сказали, что с тобой?” Алексей: “Нет пока”. 16 июля, Алексей: “Я ничего не чувствую кроме боли”. 18 июля, Вика: “Тебе там совсем плохо?” Алексей: “Да. Лежу.

Как полумертвый”.

Егоров сначала начал хрипеть, а потом очень громко (истошно) и очень страшно кричать

19 июля, в среду, Алексей закричал из палаты, что ему очень плохо, и попросил позвать врача. Его довели до КПП. Там он потерял сознание и впал в кому. “Внезапно Егоров завалился вперед всем телом и упал со стула лицом вниз.

К нему подбежала медсестра, встала над ним и ничего не делала, при этом громко кричала, чтобы мы расходились по своим палатам, – говорится в показаниях очевидца. – Егоров сначала начал хрипеть, а потом очень громко (истошно) и очень страшно кричать.

К нему подбежали еще несколько медработников, которые тоже ничего не делали и только криком загоняли нас в палаты. Крик Егорова мы слышали около 10 минут. Все это время Егоров так и лежал лицом вниз, его никто даже не перевернул на спину или на бок.

Насколько мне известно, несколько ребят из отделения на руках отнесли Егорова в реанимацию”.

В реанимации к нему приставили солдата, который должен был за ним присматривать. Он рассказал потом, что когда Алексей в бессознательном состоянии сходил под себя, то ему сразу же провели тест на наркотики, “потому что думали, что он что-то употребил и поэтому кричит и такое у него состояние”.

Если бы врач просто подходила и смотрела его, то наш мальчик был бы сейчас жив

https://www.youtube.com/watch?v=0B3nK-k0KzQ

На реанимобиле Егорова перевезли в Подольский госпиталь. “Врач нам тогда сразу сказал, что у него запущенная пневмония и такое течение заболевания было двое-трое суток, и не заметить это просто невозможно.

И если бы врач просто подходила и смотрела его, то наш мальчик был бы сейчас жив, – говорит Александр Егоров.

– Алешу перевели на искусственную вентиляцию легких, делали весь комплекс реанимационных мероприятий, даже в Бурденко его перевезли, но все бесполезно, потому что время было упущено”.

“Причиной смерти Егорова А. А.

явилась двусторонняя тотальная абсцедирующая плевропневмония (…), осложнившаяся сепсисом с развитием полиорганной недостаточности, чего можно было избежать при своевременном и адекватном назначении и проведении диагностических и лечебных мероприятий в филиале, – говорится в обвинительном заключении. – Ненадлежащее исполнение лечащим врачом Бирюченко М. В. своих профессиональных обязанностей повлекло по неосторожности смерть Егорова А. А.”

Лечащего врача Алексея Егорова Марию Бирюченко обвиняют по ч. 2 ст.

109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей), максимум, что ей грозит, – это лишение свободы сроком до трех лет с лишением права заниматься лечебной деятельностью.

Интересы отца Алексея Егорова представляют юристы фонда “Право матери”, которые бесплатно помогают родителям погибших военнослужащих. Уголовное дело по обвинению Бирюченко слушается сейчас в Долгопрудненском городском суде.

Нашего Алешеньку уже не вернешь, но, может, нам удастся убрать ее от больных

– Бирюченко не считает себя виновной, она извинилась перед нами, но формально, без всякой искренности, – считает Александр Егоров.

– Она уволилась из того госпиталя, но уже устроилась начальником процедурного отделения санатория “Березка” Минобороны. И мне страшно за других мальчишек, которых она будет лечить.

Потому что такие люди не должны быть врачами, ибо пациенты их не интересуют… Нашего Алешеньку уже не вернешь, но, может, нам удастся убрать ее от больных.

По статистике Генеральной прокуратуры, за последние пять лет число уголовных дел в отношении врачей и медицинских работников возросло почти в шесть раз – с 311 в 2012 году до 1791 в 2017 году.

Но если близкие на “гражданке” могут перевести заболевшего родственника в другую больницу или пригласить другого специалиста и выяснить “второе мнение” (можно хотя бы показать другому врачу меддокументы), то родители военнослужащего такой возможности лишены.

Им остается только надеяться на профессионализм военных врачей. И да, они могут жаловаться – в надежде, что на их жалобу вовремя отреагируют и это спасет их ребенка.

Между тем, по данным правозащитников, количество жалоб со стороны родных солдат на неоказание или ненадлежащее оказание медицинской помощи, несмотря на все увеличивающиеся расходы на армию, не становится меньше.

– Право на охрану здоровья и медицинскую помощь военнослужащих закреплено в статье 16 Федерального закона “О статусе военнослужащих”.

В соответствии с ней, охрана здоровья военнослужащих обеспечивается созданием благоприятных условий военной службы, быта и системой мер по ограничению опасных факторов военной службы, проводимой командирами во взаимодействии с органами государственной власти. Забота о сохранении и об укреплении здоровья военнослужащих – обязанность командиров.

Многие жалобы военнослужащих связаны с несвоевременным выявлением заболеваний и оказанием ненадлежащей медицинской помощи в воинских частях и госпиталях, что в ряде случаев приводит к трагическим последствиям, – говорит руководитель правозащитной инициативы “Гражданин и армия” Сергей Кривенко. – В соответствии с п.

357 Устава, военнослужащие, внезапно заболевшие или получившие травму, направляются немедленно, в любое время суток, в медицинский пункт полка (госпиталь), а при необходимости в другие учреждения государственной или муниципальной системы здравоохранения. Эти требования закона выполняются далеко не во всех случаях даже обнаружения инфекционных заболеваний.

– Они (командование части. – РС) только после смерти Алешеньки стали заболевших ребят отправлять в госпиталь, а раньше туда посылали только если температура под 40. И казарму сразу новую открыли, и сушилки вдруг заработали, и отопление включили, – говорит мама Алексея.

– Отец всю жизнь в армии, и никогда такого у нас не было, чтобы так по-скотски к людям относились. Никому наши ребята не нужны. Нам ведь даже никто не позвонил из части, не выразил соболезнование, не посочувствовал. Ну ладно война, ну ладно его отправили бы в горячую точку, я бы поняла.

Но ведь мирное время, в Москве практически… Надо было спрятать его в глухой деревне…

Источник: https://www.svoboda.org/a/29720403.html

Права и льготы участников АТО: как во всем разобраться?

Как добиться лечения ребенка в госпитале, если его отец военный?

Разбираться в государственном законодательстве всегда нелегко, а уж в законах, которые прописывают льготы участникам анти-террористической операции на востоке Украины — вдвойне.

При ознакомлении с ними создается впечатление, будто их специально писали так, чтобы никто ничего не понял.

 Неудивительно, что при получении тех или иных социальных льгот участники АТО часто испытывают трудности, а о других, законно им прилагающихся — не знают вообще.

В этой инструкции мы постарались максимально доступно ответить на самые основные и актуальные вопросы о правах и льготах для бойцов, воевавших или воюющих на Донбассе. Какие они есть, как их получить, с какими могут возникнуть сложности и куда обращаться за помощью в 11 вопросах и ответах.

Сразу скажем, что действующие участники боевых действий и уволенные в запас получают удостоверение немного по разным правилам. Но и тех, и тех ждут бюрократические приключения.

Первым — участникам боевых действий — нужно идти в военную часть, с собой иметь паспорт и идентификационный код с копиями, 2 фото 3х4 и подписанное соглашение на обработку личных данных. Другие справки собирают командиры и передают в комиссию Минобороны на рассмотрение.

Но командиры могут не предоставить весь пакет документов. Бывает и так. Тогда можно действовать самостоятельно: сначала пойти в срочную часть и взять справку об участии в боевых действиях, затем — в строевую часть. Там запросить выписку из приказа воинской части о пребывании в списках части и исполнения задач в зоне АТО. Также нужен военный билет.

Вернувшись домой, стоит наведать военный комиссариат. Туда следует принести те же документы, что и воинскую часть (паспорт, ИК и т.д.). Но это еще не все.

Перед этим в военной части нужно взять справку об участии в АТО и две выписки. Первую — из приказа о приезде в зону боевых действий с ППД части. Вторую — о возвращении после исполнения задания.

Также нужны выдержки о прибытии и отбытии из приказов командира сектора АТО.

После этого боец получает удостоверение. И заслуженные льготы.

Значительное количество. Сейчас законодательством предусмотрено около двух десятков льгот военным, а ещё льготы участникам АТО могут предоставлять местные органы власти. Это могут быть разовые выплаты, доплаты на компенсацию коммунальных услуг, выделение денег на дорогостоящее лечение и другие.

На время службы упраздняется уплата военного налогового сбора в 1,5%, что логично. То же самое с земельным налогом, в придачу есть льготы по уплате налога на недвижимое имущество. Ещё — не начисляются штрафные санкции, пени перед банками и проценты по и ипотекам. Кредит для участников АТО также не облагается процентной ставкой.

На 50% будет дешевле абонплата по стационарному телефону, если кто пользуется. Все компании, предоставляющие услуги связи, должны обслуживать участников боевых действий первыми, без очереди. По такому же принципу должны действовать коммунальщики, больницы, аптеки, службы быта, службы соцзащиты, вокзалы. И в теории — даже общепиты.

Есть. Например, 5 мая  правительство ежегодно выплачивает всем участникам войны на Донбассе энную сумму, которая определяется их личными заслугами во время службы.

В период службы возможно присвоение специальных званий включительно до полковника, и это независимо от нынешней должности и сроков выслуги.

Также даются дополнительные льготы участникам АТО и их семьям в виде полного или частично бесплатного образования. Бойцы имеют право на льготные условия поступления в учебное заведение, льготы детям участников АТО — такие же.

С медициной, конечно, все плохо, но участникам антитеррористической операции — полегче. Получение лекарств и ряда препаратов — бесплатно, если по рецепту врачей. Психологическая реабилитация — безусловно.

Ежегодно можно проходить лечение в санаториях или компенсировать стоимость для выезда на лечение самому.

Также раз в год можно пройти медицинское обследование, а если необходимо — диспансеризацию, с привлечением специалистов.

Важная помощь — бесплатное протезирование. Она касается, в том числе, и услуг стоматолога. Только, конечно, если нет цели делать зубы из драгоценных металлов.

Помощь оказывают существенную — 75% скидки на коммунальные услуги. Такая же скидка дается на покупку топлива для тех, у кого нет центрального отопления.

Только это не означает, что можно оборудовать в доме круглосуточную баню и каждую ночь устраивать дискотеки со светомузыкой: действуют ограничения по соблюдению общих норм потребления: газ — 311 м², вода — 12 м² и свет — 120 Квт/ч. При превышении — будут действовать общие тарифы.

Также следует учесть, что скидка распространяется только на вас и на одного нетрудоспособного члена семьи (ребенка, пенсионера), прописанного в жилье. Чем больше прописанных — тем скидка меньше.

Права участников АТО гарантируют им право на первоочередное получение жилой площади и ремонт домов и квартир. А еще — на пользование автостоянками, коллективными гаражами и техобслуживание. Возможна ссуда на строительство, ремонт или покупку домов и дач. Погасить ее нужно за 10 лет.

С этим сложнее. Но возможно, успешные примеры исчисляются несколькими сотнями. Как этого добиться — тема для отдельной инструкции. Скажем лишь, что придется сначала найти свободный участок, в чем кадастровая карта не всегда поможет, затем обойти множество государственных учреждений, подать стопки документаций, проходить сложные процедуры получения разрешений, и вполне вероятно — судиться.

Да, и деньги все равно нужно будет платить. В частности, заказывая у специальных фирм разработку проекта землеустройства.

Оформив специальный талон в ведомстве, где вам оформляли социальный статус. После этого можно бесплатно кататься на любом городском или сельском транспорте. Ещё — на электричках и на водном транспорте пригородного сообщения.

Если есть желание поехать в другой город — можно получить бесплатные билеты туда и обратно на поезд или самолёт, но только один раз в два года. Либо — на год получить 50% скидку, с теми же условиями. Такие билеты нельзя оформлять по интернету, нужно идти в кассы.

А вот на автобусах в другой город можно ехать бесплатно и в любое время, независимо от расстояния!

Если водители автобусов и маршруток не хотят идти на встречу, предъявляя “договор о количестве льготных мест” — не верьте, это всего лишь соглашение о взаимопонимании. А закон — бесплатный проезд, без вариантов.

Есть небольшая радость для тех, кто хочет выехать заграницу — оформление паспорта будет стоить на 50% дешевле.

Также, в парламенте зарегистрирован законопроект про льготы участникам АТО при растаможивании авто — без пошлин при растаможивании одного легкового автомобиля. Планируется, что закон примут до конца 2017 года.

Это зависит от того, на каких условиях вы работали. Если с официальным трудоустройством — рабочее место должно быть за вами сохранено. В случае сокращения штата работников — за военнослужащим закреплено первоочередное право на сохранение рабочего места. Легче станет в плане отпуска — его можно взять в любое время, да еще на 14 дней больше обычного.

Если вы предприниматель — тогда на время мобилизации вы освобождаетесь от уплаты налогов.

Само же участие в антитеррористической операции засчитывается в выслугу лет, стаж госслужбы и работы по специальности, а также в страховой стаж. Причем один месяц стажа засчитывается за три.

В этом случае выплачивается пособие по группе инвалидности: третья группа — надбавка 50% от прожиточного минимума, вторая и первая — 85%. Если же нетрудоспособность временная (так называемый “больничный”) — 100%.

Также у таких людей не взымаются налоги на доходы и пенсии, в том числе и пенсии членам семей, погибших в АТО.

Военнослужащие могут получать досрочную пенсию: мужчины в 55 лет, женщины — в 50. Для тех, кто утратил трудоспособность, она будет на 25% выше. Также ежегодно до 5 мая проходит выплата в размере 5 минимальных пенсий по возрасту.

В фонд социальной защиты граждан. Его следует искать по месту прописки. С собой нужно иметь паспорт и копию, ИК и ряд справок: о членах семьи, о жилье, коммунальных проплатах. И справка участника боевых действий, с копией.

После обработки данных, через некоторое время служба выдает разрешение на коммунальные скидки. Также возможна юридическая помощь участникам АТО, в фонде защиты проинформируют, куда обращаться за другими льготами: дальше в каждую организацию придется ходить отдельно.

Также напоминаем, что в Украине открыта многоканальная горячая линия для оказания бесплатной юридической помощи бойцам АТО.

Ее номер — 0 800 308 100 (обновленный). Линия работает с 8:00 до 20:00 без выходных.

Есть ряд общественных организаций, которые оказывают бесплатную юридическую помощь, номера телефонов которых можно будет узнать в интернете.

Источник: https://zmina.info/ru/articles-ru/prava_i_lgoty_uchastnikov_ato_kak_so_vsem_razobratsjia_poka_ne_publikovat/

Ваши права
Добавить комментарий