Как действовать,если суброгация стала невозможной из за действий страхователя?

Статья 965. Переход к страховщику прав страхователя на возмещение

Как действовать,если суброгация стала невозможной из за действий страхователя?

При регрессе одно обязательство заменяет другое, а при суброгации в обязательстве заменяется только кредитор, а само обязательство сохраняется. Поэтому право требования, перешедшее в порядке суброгации, осуществляется с соблюдением тех же самых правил, что и право требования первоначального кредитора в этом обязательстве (п. 2 ст. 965 ГК).

Например, исковая давность по требованиям, предъявляемым в порядке суброгации, считается не от момента выплаты страхового возмещения (момент перехода требования), а со времени наступления страхового случая, т.е. от момента возникновения у страхователя права требования к лицу, ответственному за вред (Постановление Президиума ВАС РФ от 25 ноября 1997 г. N 4063/97 ).

——————————–

ВВАС РФ. 1998. N 3. § 3. Осуществление права требования неразрывно связано с предъявлением иска.

Однако отечественная доктрина отличает субъективное материальное право требования (правомочие) от процессуального права на предъявление иска (полномочия), и переход права требования от одного лица к другому регулируется существенно иначе, чем переход права на предъявление иска.

Особенно отчетливо это видно при перевозке грузов, когда право на иск имеют только грузоотправитель или грузополучатель (п. 2 ст. 797 ГК) и переход права на предъявление иска очень жестко ограничен транспортными уставами и кодексами.

Субъективное же право требования к перевозчику имеет собственник груза, которому причинен вред и который является кредитором в обязательстве, возникшем из причинения вреда. Собственник при этом может не быть ни грузоотправителем, ни грузополучателем.

Таким образом, если при страховании груза ни страхователь, ни выгодоприобретатель не являются ни грузоотправителем, ни грузополучателем, право требования теоретически окажется перешедшим к страховщику. Но осуществляться оно будет по правилам транспортных уставов и кодексов, т.е.

страховщик не сможет предъявить иск, поскольку этой возможности не имели ни страхователь, ни выгодоприобретатель. Иными словами, отечественная доктрина теоретически допускает переход субъективного права требования без перехода процессуального полномочия предъявить иск, а следовательно, допускается формальная суброгация без возможности ее фактического осуществления.

Однако суды не признают перехода права требования без перехода права на иск. Президиум ВАС РФ в одном из обзоров арбитражной практики указывает: “…Предъявление иска в защиту нарушенных прав представляет собой одну из составных частей содержания права требования, перешедшего к новому кредитору” (информационное письмо от 16 февраля 1998 г.

N 29 ). ——————————–

ВВАС РФ. 1998. N 4. Таким образом, договор страхования, в котором ни страхователь, ни выгодоприобретатель не имеют возможности предъявить иск к лицу, ответственному за вред, не противоречит ст. 387 ГК и поэтому недействителен по основаниям ст. 168 ГК. В договоре может быть специально предусмотрено исключение суброгации (п. 1 ст. 965 ГК), и тогда договор остается действительным.

§ 4. Следует различать невозможность осуществления права требования к лицу, ответственному за причиненный вред, и невозможность осуществления суброгации, т.е. самого перехода к страховщику права требования. Последствия, описанные в п. 4 ст. 965 ГК, возникают только в случаях, предусмотренных этой нормой.

Однако бывают иные ситуации, в которых страховщик не сможет реализовать соответствующее право требования. Они возникают, во-первых, если реализация права требования стала невозможной без вины страхователя (выгодоприобретателя); во-вторых, если препятствий для реализации права требования нет, но его не может реализовать страховщик, так как право требования к нему не перешло, т.е.

не произошла суброгация. В случаях, когда претворение в жизнь права требования стало невозможным не по вине страхователя (выгодоприобретателя) либо суброгация не произошла не в связи с действиями (бездействием) страхователя или выгодоприобретателя, страховое обязательство сохраняет силу и страховщик обязан выплатить возмещение.

В случаях, когда возможность реализации права требования сохранилась, но его не может осуществить страховщик, так как суброгация не произошла в результате действий (бездействия) страхователя (выгодоприобретателя): (а) действия, создавшие препятствия для суброгации, недействительны (ничтожны) по основаниям ст. 168 ГК как не соответствующие ст.

387 ГК; (б) страхователь (выгодоприобретатель) может быть принужден к совершению необходимых действий, если они не совершены.

§ 5. До 1 марта 1996 г. в соответствии со ст. 22 Закона РФ “О страховании” (бывш. название Закона) правило о суброгации действовало только в отношении договоров страхования имущества.

Со вступлением в силу второй части нового ГК правило о суброгации стало действовать и в отношении других договоров имущественного страхования (п. 1 ст. 965 ГК).

Отсюда у некоторых авторов возникла мысль о том, что и при страховании ответственности страховщик, выплативший возмещение потерпевшему, должен получить в порядке суброгации право требования к лицу, ответственному за убытки, т.е. к лицу, чью ответственность он застраховал . ——————————–

См.: Рахмилович В.А. Указ. соч. С. 11. Это неверно.

Суброгация – это перемена кредитора в обязательстве, следовательно, для того чтобы суброгация могла произойти, должно существовать обязательство, в котором кредитором являлся бы страхователь (выгодоприобретатель), а должником – лицо, ответственное за вред, возмещенный страховщиком.

При суброгации страховщик становится кредитором вместо страхователя (выгодоприобретателя) в этом же обязательстве и, являясь в нем кредитором, вправе требовать от лица, ответственного за причинение вреда, возмещения.

Из этого, в частности, следует, что обязательство, первоначально возникшее у лица, ответственного за причинение вреда перед страхователем (выгодоприобретателем), должно существовать как до страховой выплаты, так и после нее. (а) Возможность перехода права требования в порядке суброгации от выгодоприобретателя. В соответствии со ст.

931, 932 ГК выгодоприобретателем по договору страхования ответственности является потерпевший. Потерпевший является кредитором в обязательстве, вытекающем из причинения вреда, а должником является лицо, причинившее вред. В соответствии со ст. 965 ГК суброгация происходит при выплате страхового возмещения.

Однако при выплате страхового возмещения обязательство, возникшее между потерпевшим и лицом, причинившим вред, прекращается исполнением (ст. 408 ГК), так как вред возмещен. Следовательно, и замена кредитора в обязательстве становится невозможной, поскольку нет самого обязательства. Таким образом, переход к страховщику прав кредитора от выгодоприобретателя невозможен.

(б) Возможность перехода права требования в порядке суброгации от страхователя. Страхователем в договоре страхования ответственности может выступать одно лицо, ответственность же может быть возложена как на страхователя, так и на другое лицо. Здесь возможны два варианта: – страхователь и лицо, на которое возложена ответственность за причиненный вред, являются одним и тем же лицом. В этом случае суброгация не может произойти, поскольку никаких обязательств между страхователем и лицом, ответственным за вред, не может возникнуть – при совпадении кредитора и должника в обязательстве оно прекращается в соответствии со ст. 413 ГК; – страхователь и лицо, ответственное за вред, – это разные лица. В этом случае суброгация не может произойти, поскольку у страхователя нет прав требования к лицу, ответственному за вред.

Таким образом, переход к страховщику прав кредитора от страхователя также невозможен.

Источник: https://jurisprudence.club/pravo-grajdanskoe/statya-965-perehod-strahovschiku-prav.html

Суброгация при страховании ответственности

Как действовать,если суброгация стала невозможной из за действий страхователя?

Суброгация при страховании ответственности является предметом многочисленных дискуссий и как показывает практика, в том числе судебная, все равно остается предметом малопонятным.  В связи с чем предлагаю Вашему вниманию небольшое исследование данного вопроса.

Как известно страхование ответственности в гражданском праве, подразделяется на:

  • Страхование ответственности из причинения вреда (внедоговорная ответственность или деликтная) (931 ГК РФ).
  • Страхование ответственности за нарушение договора (договорная ответственность) (932 ГК РФ).

Рассмотрим случаи возможности суброгации по каждому виду страхования ответственности.

1. Деликтная ответственность возникает у виновника, причинившего вред кому-либо своими собственными действиями, например, путем случайного затопления соседей снизу, повреждения чьей-либо машины в ДТП или повреждения перевозимого груза по своей собственной вине. Регулируется этот вид страхования ст. 931 ГК РФ:

В соответствие с ч. 1 ст. 931 ГК РФ «По договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена».

То есть страховым случаем по такому договору является возникновение ответственности либо самого страхователя, либо застрахованными им лицами, вследствие причинения вреда третьим лицам. Для возможности суброгации, в соответствие с ч. 1 ст.

965 ГК РФ, необходимо возникновение у страхователя права требования, которое должно будет перейти к страховщику. Какое же в этом случае у страхователя возникло право требования и к кому он имеет право предъявить претензию о возмещении ему ущерба? Очевидно, что только к самому себе.

В свою очередь, право требования к самому себе является совпадением должника и кредитора в одном лице, и влечет как известно прекращение обязательства. Еще у страхователя возникла обязанность возместить вред потерпевшему.

Соответственно кроме обязанности возместить ущерб третьим лицам к страховщику ничего больше перейти не может.

Однако мне могут возразить, что в ст. 965 ГК РФ речь идет о переходе к страховщику права не только от страхователя, но еще от выгодоприобретателя, которым по договорам страхования любой ответственности, всегда является потерпевший. Ну, допустим.

Тогда к страховщику переходит право требование от выгодоприобретателя к страхователю. Однако суброгация к страхователю невозможна, так как в этом случае обязательство по защите имущественных интересов страхователя страховщиком не исполнено.

Об этом я уже писал тут.

Соответственно вывод: право которое переходит к страховщику при страховании деликтной ответственности, в порядке суброгации, отсутствует и, следовательно, суброгация невозможна.           

2. Второй разновидностью страхования ответственности, является страхование ответственности по договору, которая как известно допускается в случаях, предусмотренных только Законом: ч. 1 ст. 932 ГК РФ «Страхование риска ответственности за нарушение договора допускается в случаях, предусмотренных законом».

 2. «По договору страхования риска ответственности за нарушение договора может быть застрахован только риск ответственности самого страхователя. Договор страхования, не соответствующий этому требованию, ничтожен».

Исходя из данной нормы, страхуется только персональная ответственность страхователя.

При причинении договорных убытков страхователь должен возместить их контрагенту за неисполнение обязательства, но если непосредственным виновником в причинении убытков является не страхователь, а какое-либо третье лицо, вправе ли страховщик после выплаты возмещения предъявить суброгационное требование к этому лицу? Рассмотрим для примера следующую ситуацию: у страхователя, застраховавшего свою договорную ответственность, вдруг по вине третьего лица, эта самая ответственность наступила. Право требования которое у него может появиться это право регрессного (обратного) требования к непосредственному причинителю вреда, которое возникнет у страхователя только после возмещения им ущерба.

В свою очередь к страховщику это право в порядке суброгации переходит, только после выплаты страховщиком страхового возмещения, о чем прямо указывается в ст. 965 ГК РФ. Но если выплату по убытку произвел страхователь, а не страховщик, откуда у страховщика возьмется право на суброгацию?

Если же выплату произвел страховщик потерпевшему лицу, то к страховщику никакого права перейти не может, так как права регресса у страхователя нет, он ведь никому ничего не платил, за него это сделал страховщик. А как мы помним, право регресса возникает только после возмещения убытков.

Однако, как я уже писал, право требования переходит не только от страхователя, но и от выгодоприобретателя, то есть от потерпевшего лица, а в этом случае потерпевшее лицо, как обычно будет иметь какие-либо требования только к страхователю. А суброгация к страхователю невозможна.

3. Если  договор страхования ответственности был заключен в нарушение ст. 932 ГК РФ и по такому договору к третьему лицу были предъявлены суброгационные требования, то в этом случае вступает в силу ч. 2 ст.

168 ГК РФ, в соответствие с которой  «Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки».

Из этого следует, что заключение Страхователем и Страховщиком такого договора и предъявление третьим лицам суброгационных или регрессных требований прямо посягает на имущественные интересы этих самых третьих лиц, и соответственно является ничтожной. А раз так, то в этом случае невозможны ни регресс, ни суброгация.

 Таким образом, в любом случае, суброгация по договору страхования ответственности невозможна ввиду отсутствия передаваемого права.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/subrogaciya_pri_strahovanii_otvetstvennosti/77951

Ваши права
Добавить комментарий