Является ли церковь общественным местом, в правовом поле?

Не место для храма: Как жители северо-востока Москвы протестуют против строительства церкви в парке

Является ли церковь   общественным местом, в правовом поле?

Уже неделю в Лосиноостровском районе Москвы продолжается скандал. Местные жители противостоят строительству храма в парке «Торфянка», инициированному РПЦ и городским правительством.

Проект будущей церкви — часть противоречивой программы «200 храмов», по которой с 2010 года в городе было построено 14 новых церквей, а РПЦ получила в пользование 143 земельных участка.

 Не везде подобные стройки обошлись без протестов, а на северо-востоке Москвы кризис вылился в открытое противостояние местных жителей и православных активистов.

Защитники парка, разбившие для круглосуточной вахты палаточный лагерь, указывают, что возведение церкви незаконно: общественные слушания по строительству храма были проведены со значительными нарушениями. The Village узнал, чего хотят обе стороны конфликта в парке «Торфянка». 

Сергей Атаманенко

местный житель, противник стройки

Нам бы не хотелось, чтобы в парке был храм: это колокольный звон, отпевания и свадьбы. Расстояние до ближайшего дома — менее 100 метров. Каково здесь будет жить людям? На сколько упадёт стоимость их квартир? В парке должны быть деревья и трава, максимум — детские площадки.

Парк — это озеленённая территория общего пользования неограниченного круга лиц, но после строительства храма он станет местом для строго ограниченного числа лиц. Сперва они построят временный храм на несколько сотен человек, а потом начнётся захват территории — для школы, трапезной и парковки.

Не избежать вырубки деревьев и уничтожения газона.

Кроме того, мы не принимали участия в общественных слушаниях. Они прошли в январе 2012 года — там якобы присутствовали местные жители и все они проали за строительство храма. Нас об этом мероприятии даже не известили. Нарушения мы сейчас оспариваем в суде.

Но это не помешало строителям на прошлой неделе начать здесь работы: они срыли газон, завезли песок, разровняли его и привезли несколько мешков с цементом. Вечером 19 июня в парке собрался стихийный митинг, а его участники — около 300 человек — решили установить палатки и высадить деревья вдоль забора. Так мы блокируем въезд строительной техники.

Ежедневно в парке дежурят местные жители, к вечеру собирается толпа из 200 человек, некоторые остаются на ночь и сидят здесь на стульях до утра.

Охраняет стройку организация «Сорок сороков», в неё входят молодые спортивные люди, которые могут применить грубую физическую силу. С ними уже были стычки, одному из наших активистов поцарапали капот машины. На этой неделе в парк попытались завезти строительные материалы на легковой машине.

Она стала проезжать через пешеходный вход, но там её ждала живая цепь из людей. Водитель автомобиля попытался прорваться, задел одну из девушек, испугался и скрылся. Когда ГИБДД приехала составлять протокол, оказалось, что машина в угоне.

То есть высоконравственные люди из церкви пользуются услугами неизвестных людей.

Иван Медведев

юрист, противник стройки

По Генплану Москвы парк относится к природным и озеленённым территориям общего пользования, а также к зоне охраняемого природного ландшафта. Строить там нельзя вообще ничего. Чтобы получить на это разрешение, нужно утвердить проект планировки территории, а для этого — провести публичные слушания.

В нашем случае они прошли кулуарно, с участием 50 человек, без оповещения местных жителей. По их итогам правительство Москвы приняло постановление о проекте перепланировки территории. Этот документ изменил границы парка, и кусок его территории отвели на строительство храмового комплекса. В суде мы оспариваем проведение кулуарных публичных слушаний.

Бабушкинский суд нам отказал, но Мосгорсуд это решение отменил и вернул дело на пересмотр.

По проекту храма, который получил прокурор, здание должно быть большим, с пристройкой. Однако застройщик утверждает, что постройка будет временная, деревянная. Для возведения большого храма нужно разрешение на капитальное строительство. Возможно, сначала они возведут что-то небольшое, а уже потом будут его получать.

Не хотелось бы, чтобы ситуация в «Торфянке» подавалась как протест против храма, это неправильно. Это протест против того, что местный вопрос решён без учёта мнений жителей. Активисты тут разные, и в основном это люди, которые выступают против любого строительства в парке.

Павел

местный житель, защитник стройки 

Строительство началось в четверг на прошлой неделе, сейчас мы делаем фундамент. Стройка — законная, все необходимые разрешения есть. Из управления полиции сюда приезжал полковник, который сказал, что строительство законно.

Кроме того, возведение храма одобрили на слушаниях местные жители. Информация об этой стройке есть в группе «ВКонтакте» «Сорок сороков».

 Со всей Москвы сюда приходят люди, которым близки православные ценности и которые хотели бы нам помочь.

Люди, выступающие против решения о строительстве храма, мешают стройке и не пропускают технику. Они протестуют по разным причинам.

Есть идейные — они вообще против храма, есть собачники, которые хотят, чтобы на этой полянке гадили собаки, есть проплаченные люди от «Яблока» и КПРФ. Но есть и обманутые: они думают, что территория храма будет в дальнейшем расширяться до двух гектаров.

Эти люди показывают нам недостоверные документы о том, что здесь будет подземная парковка на 500 мест, а батюшка откроет свечной завод.

Первые два дня атмосфера была очень накалённая, некоторые протестующие начинали истерически кричать, а мы стояли молча. Защищает стройку организация «Сорок сороков».  Это православное объединение, молодые люди, которые хотят изменить страну в лучшую сторону своими милосердными делами. Больше нам никто не помогает.

Кирилл

Патриарх Московский и всея Руси, занимает нейтральную позицию

Узнав о нарастающей напряжённости вокруг проекта строительства храма в честь Казанской иконы Божией Матери в Осташковском проезде, прошу всех — и сторонников, и противников постройки храма в этом месте — к отказу от конфронтации и к мирному, цивилизованному урегулированию всех противоречий.

Знаю, что храм в Лосиноостровском районе Москвы очень нужен многим местным жителям, которых поддерживает православная общественность. Благодарен за эту поддержку — в случаях, когда она оказывается мирным и законным образом.

Знаю и то, что некоторые живущие в районе люди, также при поддержке общественных организаций, высказывают возражения против проекта, в том числе оспаривая результаты общественных слушаний по проекту строительства храма в данном месте. В настоящее время, после отказа в соответствующем иске на уровне Бабушкинского районного суда, вопрос рассматривается Московским городским судом.

В этих условиях полагал бы правильным дождаться судебного решения.

Призываю православных верующих в эти дни не приходить на предполагаемое место строительства храма, чтобы избежать провокаций, а тем более столкновений с противниками строительства храма.

Для мирного разрешения ситуации прошу противников возведения храма также покинуть упомянутое место. Надеюсь, что все существующие разногласия будут преодолены в правовом поле.

Помощь в подготовке материала: Илья Комков

Источник: https://www.the-village.ru/village/city/comments/217011-torfyanka

Основы социальной концепции русской православной церкви / официальные документы / патриархия.ru

Является ли церковь   общественным местом, в правовом поле?

9 июня 2008 г. 08:43

Настоящий документ, принимаемый Освященным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви, излагает базовые положения ее учения по вопросам церковно-государственных отношений и по ряду современных общественно значимых проблем.

Документ также отражает официальную позицию Московского Патриархата в сфере взаимоотношений с государством и светским обществом.

Помимо этого, он устанавливает ряд руководящих принципов, применяемых в данной области епископатом, клиром и мирянами.

Характер документа определяется его обращенностью к нуждам Полноты Русской Православной Церкви в течение длительного исторического периода на канонической территории Московского Патриархата и за пределами таковой.

Поэтому основным его предметом являются фундаментальные богословские и церковно-социальные вопросы, а также те стороны жизни государств и обществ, которые были и остаются одинаково актуальными для всей церковной Полноты в конце ХХ века и в ближайшем будущем.

I. Основные богословские положения

I.1. Церковь есть собрание верующих во Христа, в которое Им Самим призывается войти каждый. В ней «все небесное и земное» должно быть соединено во Христе, ибо Он — Глава «Церкви, которая есть Тело Его, полнота Наполняющего все во всем» (Еф. 1. 22-23). В Церкви действием Святого Духа совершается обожение творения, исполняется изначальный замысел Божий о мире и человеке.

Церковь являет результат искупительного подвига Сына, посланного Отцом, и освящающего действия Духа Святого, сошедшего в великий день Пятидесятницы.

По выражению святого Иринея Лионского, Христос возглавил Собою человечество, стал Главою обновленного человеческого естества — Его тела, в коем обретается доступ к источнику Святого Духа.

Церковь — единство «нового человека во Христе», «единство Божией благодати, живущей во множестве разумных творений, покоряющихся благодати» (А.С. Хомяков). «Мужчины, женщины, дети, глубоко разделенные в отношении расы, народа, языка, образа жизни, труда, науки, звания, богатства… — всех их Церковь воссоздает в Духе…

Все получают от нее единую природу, недоступную разрушению, природу, на которую не влияют многочисленные и глубокие различия, которыми люди отличаются друг от друга… В ней никто отнюдь не отделен от общего, все как бы растворяются друг в друге простой и нераздельной силой веры» (святой Максим Исповедник).

I.2. Церковь есть богочеловеческий организм. Будучи телом Христовым, она соединяет в себе два естества — божеское и человеческое — с присущими им действованиями и волениями. Церковь связана с миром по своей человеческой, тварной природе.

Однако она взаимодействует с ним не как сугубо земной организм, но во всей своей таинственной полноте.

Именно богочеловеческая природа Церкви делает возможным благодатное преображение и очищение мира, совершающееся в истории в творческом соработничестве, «синергии» членов и Главы церковного тела.

Церковь — не от мира сего, так же, как ее Господь, Христос — не от мира сего. Но Он пришел в этот мир, «смирив» Себя до его условий, — в мир, который надлежало Ему спасти и восстановить.

Церковь должна пройти через процесс исторического кенозиса, осуществляя свою искупительную миссию. Ее целью является не только спасение людей в этом мире, но также спасение и восстановление самого мира.

Церковь призвана действовать в мире по образу Христа, свидетельствовать о Нем и Его Царстве. Члены Церкви призваны приобщаться миссии Христовой, Его служению миру, которое возможно для Церкви лишь как служение соборное, «да уверует мир» (Ин. 17. 21).

Церковь призвана служить спасению мира, ибо и Сам Сын Человеческий «не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк. 10. 45).

Спаситель говорит о Себе: «Я посреди вас, как служащий» (Лк 22. 27). Служение во имя спасения мира и человека не может ограничиваться национальными или религиозными рамками, как ясно говорит об этом Сам Господь в притче о милосердном самарянине.

Более того, члены Церкви соприкасаются со Христом, понесшим все грехи и страдания мира, встречая каждого голодного, бездомного, больного, заключенного. Помощь страждущим есть в полном смысле помощь Самому Христу, и с исполнением этой заповеди связана вечная судьба всякого человека (Мф. 25. 31-46).

Христос призывает Своих учеников не гнушаться миром, но быть «солью земли» и «светом миру».

Церковь, являясь телом Богочеловека Христа, богочеловечна. Но если Христос есть совершенный Богочеловек, то Церковь еще не есть совершенное богочеловечество, ибо на земле она воинствует с грехом, и ее человечество, хотя внутренне и соединено с Божеством, далеко не во всем Его выражает и Ему соответствует.

I.3. Жизнь в Церкви, к которой призывается каждый человек, есть непрестанное служение Богу и людям. К этому служению призывается весь народ Божий. Члены тела Христова, участвуя в общем служении, выполняют и свои особые функции. Каждому дается особый дар для служения всем.

«Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией» (1 Пет. 4. 10). «Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков.

Все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно» (1 Кор. 12. 8-11). Дары многоразличной благодати Божией даются каждому отдельно, но для совместного служения народа Божия (в том числе и для служения миру). И это есть общее служение Церкви, совершаемое на основе не одного, а разных даров.

Различие же даров создает и различие служений, но «служения различны, а Господь один и тот же; и действия различны, а Бог один и тот же, производящий все во всех» (1 Кор. 12. 5-6).

Церковь призывает своих верных чад и к участию в общественной жизни, которое должно основываться на принципах христианской нравственности. В Первосвященнической молитве Господь Иисус просил Небесного Отца о Своих последователях: «Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла…

Как Ты послал Меня в мир, так и Я послал их в мир» (Ин. 17. 15,18). Недопустимо манихейское гнушение жизнью окружающего мира. Участие христианина в ней должно основываться на понимании того, что мир, социум, государство являются объектом любви Божией, ибо предназначены к преображению и очищению на началах богозаповеданной любви.

Христианин должен видеть мир и общество в свете его конечного предназначения, в эсхатологическом свете Царства Божия. Различение даров в Церкви особым образом проявляется в области ее общественного служения.

Нераздельный церковный организм участвует в жизни окружающего мира во всей полноте, однако духовенство, монашествующие и миряне могут по-разному и в разной степени осуществлять такое участие.

I.4. Исполняя миссию спасения рода человеческого, Церковь делает это не только через прямую проповедь, но и через благие дела, направленные на улучшение духовно-нравственного и материального состояния окружающего мира.

Для сего она вступает во взаимодействие с государством, даже если оно не носит христианского характера, а также с различными общественными ассоциациями и отдельными людьми, даже если они не идентифицируют себя с христианской верой.

Не ставя прямой задачи обращения всех в Православие в качестве условия сотрудничества, Церковь уповает, что совместное благотворение приведет ее соработников и окружающих людей к познанию Истины, поможет им сохранить или восстановить верность богоданным нравственным нормам, подвигнет их к миру, согласию и благоденствию, в условиях которых Церковь может наилучшим образом исполнять свое спасительное делание.

II. Церковь и нация

II.1. Ветхозаветный народ израильский был прообразом народа Божия — новозаветной Церкви Христовой. Искупительный подвиг Христа Спасителя положил начало бытию Церкви как нового человечества — духовного потомства праотца Авраама. Своей Кровью Христос «искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени» (Откр. 5. 9).

Церковь по самой своей природе имеет вселенский и, следовательно, наднациональный характер. В Церкви «нет различия между Иудеем и Еллином» (Рим. 10. 12). Как Бог не есть Бог иудеев только, но и тех, кто происходит из языческих народов (Рим. 3.

29), так и Церковь не делит людей ни по национальному, ни по классовому признаку: в ней «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Кол. 3. 11).

В современном мире понятие «нация» употребляется в двух значениях – как этническая общность и как совокупность граждан определенного государства. Взаимоотношения Церкви и нации должны рассматриваться в контексте как первого, так и второго смысла этого слова.

В Ветхом Завете для обозначения понятия «народ» используются слова 'am и goy.

В еврейской Библии оба термина получили вполне конкретное значение: первым обозначался народ израильский, богоизбранный; вторым, во множественном числе (goyim), — народы языческие.

В греческой Библии (Септуагинте) первый термин передавался словами laos (народ) или demos (народ как политическое образование); второй — словом ethnos (нация; мн. ethne — язычники).

Противопоставление богоизбранного народа израильского и прочих народов проходит через все книги Ветхого Завета, тем или иным образом затрагивающие историю Израиля.

Народ израильский являлся богоизбранным не потому, что он превосходил прочие народы численностью или чем-либо другим, но потому, что Бог избрал и возлюбил его (Втор. 7. 6-8). Понятие богоизбранного народа в Ветхом Завете было понятием религиозным.

Чувство национальной общности, характерное для сынов Израиля, было укоренено в сознании их принадлежности Богу через завет, заключенный Господом с их отцами.

Народ израильский стал народом Божиим, призвание которого — хранить веру в единого истинного Бога и свидетельствовать об этой вере перед лицом других народов, дабы через него явился миру Спаситель всех людей — Богочеловек Иисус Христос.

Единство народа Божия обеспечивалось, помимо принадлежности всех его представителей к одной религии, также племенной и языковой общностью, укорененностью в определенной земле — отечестве.

Племенная общность израильтян имела основанием их происхождение от одного праотца — Авраама. «Отец у нас Авраам» (Мф. 3. 9; Лк. 3.

8), — говорили древние иудеи, подчеркивая свою принадлежность к потомству того, кому Бог судил стать «отцом множества народов» (Быт. 17. 5).

Большое значение придавалось сохранению чистоты крови: браки с иноплеменниками не одобрялись, так как при таких браках «семя святое» смешивалось с «народами иноплеменными» (Ездр. 9. 2).

Народу израильскому была дана Богом в удел земля обетованная. Выйдя из Египта, этот народ пошел в Ханаан, землю своих предков, и, по повелению Божию, завоевал ее. С сего момента земля Ханаанская стала землей Израильской, а ее столица — Иерусалим — приобрела значение главного духовного и политического центра богоизбранного народа.

Народ израильский говорил на одном языке, бывшем не только языком повседневности, но и языком молитвы. Более того, древнееврейский был языком Откровения, ибо на нем говорил с народом израильским Сам Бог.

В эпоху перед пришествием Христа, когда жители Иудеи говорили на арамейском, а в ранг государственного языка был возведен греческий, к еврейскому продолжали относиться как к святому языку, на котором совершалось богослужение в храме.

Источник: http://www.patriarchia.ru/db/text/419128.html

Ваши права
Добавить комментарий