Если юр лицо заключает договор от имени другого юр лица, то кто выступает в договоре стороной?

Договор поручения: правовые аспекты

Если юр лицо заключает договор от имени другого юр лица, то кто выступает в договоре стороной?

Договор поручения – один из довольно распространенных посреднических договоров. Как его правильно оформить и какие условия стоит в него включить, вы узнаете из этой консультации.

Суть договора

По договору поручения одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия (ст. 1000 Гражданского кодекса Украины от 16.01.03 г. № 435-IV (далее – ГК)). При заключении этого договора необходимо руководствоваться нормами:

  • гл. 68 ГК, посвященной договорам поручения;
  • гл. 17 ГК, регулирующей представительство.

Как следует из определения, сторонами договора являются поверенный и доверитель.

Каких-либо особых законодательных требований к ним не установлено, то есть в роли поверенного и доверителя могут выступать как юридические, так и физические лица, причем последние могут не иметь статуса субъектов предпринимательской деятельности.

В этом отличие договора поручения от агентских договоров, в которых обе стороны должны быть субъектами хозяйствования – юридическими лицами или частными предпринимателями (ст. 295 ХК).

Функции поверенного может выполнять коммерческий представитель – лицо, которое постоянно и самостоятельно выступает представителем предпринимателей при заключении ими договоров в сфере предпринимательской деятельности (ч. 1 ст. 243 ГК). Коммерческий представитель может одновременно «служить» нескольким сторонам сделки.

Кроме того, такому поверенному доверитель может сразу предоставить право отступать от его указаний в интересах доверителя без предварительного запроса (ч. 2 ст. 1004 ГК).

Правда, в таком случае коммерческий представитель обязан в разумный срок проинформировать доверителя о допущенных отступлениях (если иное не предусмотрено в договоре).

Суть договорных отношений по договору поручения – совершение определенных юридических действий поверенным от имени и за счет доверителя. Это могут быть действия, связанные с заключением или исполнением договоров, а также процессуальные действия, составление актов.

Действия, которые поручено совершить поверенному, должны быть (ч. 1 ст. 1003 ГК):

  • правомерными (т. е. поверенный обязан действовать строго в рамках закона и договора);
  • конкретными (в договоре следует четко указать, какие именно действия должен выполнить поверенный, каким способом, в какой срок и т. п.);
  • осуществимыми (поручение можно выполнить известными и доступными поверенному средствами).

Обратите внимание: юридические действия, совершенные поверенным, влекут за собой возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей именно доверителя. То есть по сделкам, заключенным поверенным, права и обязанности приобретает доверитель. Именно он может предъявлять третьему лицу претензии по поводу неисполнения или ненадлежащего исполнения договора.

Форма договора

Договор поручения заключается в простой письменной форме (ст. 208 ГК). По желанию сторон он может быть удостоверен у нотариуса. В этом случае в договоре следует предусмотреть, как будут распределены расходы на его нотариальное удостоверение.

Договор поручения считается заключенным с момента его подписания сторонами, а если стороны решат удостоверить договор у нотариуса, тогда с момента такого удостоверения.

В обязательном порядке доверитель выдает поверенному доверенность (ст. 1007 ГК). В доверенности надо указать, какие конкретно действия должен совершить поверенный (т. е.

оговорить объем его полномочий), а также дату составления (без нее доверенность считается ничтожной, то есть недействительной) и срок действия.

Доверенность подписывается доверителем (его уполномоченным лицом, например руководителем предприятия) и скрепляется печатью (для юрлиц – обязательно, если доверитель – частный предприниматель, то при наличии у него печати).

Форма доверенности на заключение сделок должна соответствовать форме самой сделки (ч. 1 ст. 245 ГК). Это означает, что если договор, который должен заключить поверенный, требует нотариального удостоверения, то и выданная поверенному доверенность должна быть удостоверена нотариусом.

Существенные условия договора

Договор считается заключенным с момента достижения сторонами согласия по всем существенным условиям договора. Для хозяйственных договоров такими условиями являются: предмет, цена и срок действия. Именно эти условия рекомендуем как можно подробнее изложить в договоре (см. образец в конце консультации).

Рассмотрим условия, которые следует включить в договор поручения.

Предмет договора

Предметом договора поручения является тот круг юридических действий, которые нужно выполнить поверенному.

Поверенный должен действовать в соответствии с полученным поручением, поэтому суть поручения надо раскрыть в договоре предельно четко и понятно. Например, если поручение состоит в продаже товара доверителя, то следует указать всю необходимую информацию о таком товаре (вид, марка, модель и т. д.), а также его количество, цену, условия оплаты и другие вопросы, касающиеся выполнения поручения.

Обратите внимание: в договоре поручения может быть предусмотрено исключительное право поверенного на совершение от имени доверителя всех или части юридических действий (ч. 2 ст. 1000 ГК).

При этом также может быть ограничена территория, в пределах которой будет действовать исключительное право поверенного.

Например, поверенному поручают продавать эксклюзивный товар, который производит доверитель, и в договоре указывают, что только этот поверенный вправе продавать его на территории Сумской области.

Поверенный может отступить от данного ему поручения, если этого требуют интересы доверителя. Однако такое отступление возможно, если поверенный не мог предварительно направить запрос доверителю или не получил от него ответа в разумный срок (ст.

1004 ГК). Что подразумевается под разумным сроком, законодательством не определено. Поэтому данный момент можно прописать в договоре, указав, в течение какого срока поверенный должен получить ответ доверителя по поводу отступления от его указаний.

Выплата вознаграждения поверенному

Согласно ст. 1002 ГК поверенный имеет право на плату за исполнение своих обязанностей по договору поручения, если иное не установлено договором или законом. Поэтому в договоре следует четко прописать:

  • размер вознаграждения;
  • сроки его выплаты;
  • форму оплаты (наличная, безналичная).

Также не следует забывать, что доверитель обязан обеспечить поверенного средствами, необходимыми для выполнения поручения, и возместить ему фактические расходы, понесенные при выполнении поручения (исходя из определения договора поручения, приведенного в ст. 1000 ГК, где сказано, что поручение выполняется за счет доверителя).

Выполнение поручения

Поверенный должен выполнить поручение лично (ст. 1005 ГК). Это связано с тем, что при подписании договора поручения доверитель соглашается на то, что его интересы будет представлять конкретное лицо, то есть имеет место фактор доверия. При желании сторон в договоре можно предусмотреть условие о том, имеет ли право поверенный передать выполнение поручения другому лицу.

В договоре поручения может быть указан заместитель, который при необходимости сможет выполнить поручение за поверенного. В этом случае поверенному выдается доверенность с правом передоверия, а он уже, в свою очередь, выдаст заместителю нотариально удостоверенную доверенность согласно требованиям ч. 2 ст. 245 ГК.

Если же в договоре поручения не указан конкретный заместитель, а лишь предусмотрена возможность перепоручения, то при передаче выполнения поручения заместителю поверенный должен уведомить об этом доверителя (последний может отклонить предложенную кандидатуру). При этом поверенный несет ответственность за выбор заместителя, а не за результат выполнения поручения.

Права и обязанности сторон

Поверенный обязан (ст. 1006 ГК):

  • сообщать доверителю (по его требованию) о ходе исполнения поручения;
  • после выполнения поручения или в случае прекращения договора до выполнения поручения поверенный обязан вернуть доверителю доверенность, срок действия которой еще не истек, и представить отчет о выполнении поручения (с указанием совершенных им действий и достигнутых результатов) и оправдательные документы (счета, квитанции), если этого требуют условия договора и характер поручения. Рекомендуем закрепить в договоре условие об обязанности поверенного представить отчет в письменной форме;
  • после получения от третьих лиц денег, имущества, документов сразу передать их доверителю.

Поверенный имеет право:

  • получить вознаграждение;
  • отступить от указаний доверителя;
  • получить возмещение фактических расходов, понесенных им в связи с выполнением поручения;
  • отказаться от выполнения поручения в одностороннем порядке (ст. 1008 ГК).

Доверитель обязан:

  • выдать поверенному доверенность на совершение им юридических действий, указанных в договоре (ст. 1007 ГК);
  • выплатить поверенному вознаграждение (если, конечно, договором не предусмотрено бесплатное выполнение поручения);
  • принять от поверенного все полученное им от третьих лиц в процессе выполнения поручения. Исключение составляет случай, когда поверенный отступил от указаний доверителя, а договором предусмотрен запрет на такое отступление;
  • обеспечить поверенного необходимыми средствами для выполнения поручения и возместить ему фактические затраты, понесенные при выполнении поручения. В данном случае речь идет только о тех затратах, без которых действительно не обойтись, например на проживание, питание, транспортировку и хранение товара и т. п. Прочие расходы могут быть возмещены поверенному, если были осуществлены с ведома и согласия доверителя.

Доверитель имеет право:

  • получать информацию о ходе выполнения поручения;
  • получать отчеты поверенного о выполнении поручения;
  • отменять свое поручение в одностороннем порядке (ст. 1008 ГК).

Как видим, права доверителя взаимосвязаны с обязанностями поверенного.

Срок договора

Из норм ст. 1001 ГК следует, что стороны могут и не указывать в договоре срок его действия. Однако рекомендуем все же зафиксировать в договоре такой срок для конкретизации отношений. Кроме того, для хозяйственного договора срок его действия – это существенное условие, которое обязательно должно присутствовать в договоре.

Как должна быть оформлена шапка договора, который будет заключать поверенный с третьими лицами, ведь в данном случае поверенный выступает не от своего имени (в отличие от договора комиссии), а от имени доверителя?

В договоре с третьими лицами надо указать и доверителя (как сторону договора), и поверенного (как уполномоченного договором поручения и доверенностью на заключение договора).

Например, ООО «Радуга плюс» заключило с физлицом-предпринимателем Табаркиным С. Н. договор поручения, согласно которому он должен заключить договоры поставки продукции. Шапка этих договоров в данном случае будет выглядеть так:

Источник: https://uteka.ua/publication/commerce-12-dokumentooborot-2-dogovor-porucheniya-pravovye-aspekty

Договор подписан одним и тем же лицом от имени обеих сторон: есть ли нарушение законодательства?

Если юр лицо заключает договор от имени другого юр лица, то кто выступает в договоре стороной?

Лицо, являющееся коммерческим представителем, может подписать договор от имени обеих сторон

В праве Республики Беларусь присутствует единственная ситуация, в рамках которой напрямую указывается возможность подписания договора от имени его сторон одним и тем же лицом. Речь идет о коммерческом представительстве (п. 2 ст. 185 Гражданского кодекса РБ; далее – ГК).

Согласно ГК коммерческий представитель может является таковым применительно ко всем сторонам договора в 2 случаях, а именно:

1) стороны договора, доверяя коммерческому представителю, признают возможность этого лица представительствовать от каждой из сторон и, таким образом, подписать договор от имени каждой из сторон;

2) в законодательстве указана возможность коммерческого представительства от разных сторон договора. Но это является резервной нормой, т.е. нормой, рассчитанной на последующее возможное применение (в законодательстве не предусмотрена конкретная ситуация, в рамках которой коммерческое представительство может осуществляться от имени разных сторон договора).

Из анализа нормы п. 2 ст. 185 ГК напрямую не следует, что одно и то же лицо (речь идет о физическом лице) может подписать сделку (договор) от имени разных ее сторон.

Однако такая возможность существует и вполне законна. Давайте разберемся почему.

Коммерческий представитель – это лицо, постоянно и самостоятельно представительствующее от имени предпринимателей при заключении ими договоров в сфере предпринимательской деятельности (п. 1 ст. 185 ГК).

Коммерческое представительство осуществляется на основании договора, заключенного в письменной форме и содержащего указание на полномочие представителя, а при отсутствии таких указаний – также и доверенности (п. 3 ст.

 185 ГК).

Коммерческое представительство представляет собой одну из разновидностей договора поручения.

Исходя из сказанного можно сделать однозначный вывод о том, что именно коммерческий представитель, если ему это поручено сторонами договора, подписывает от имени 2 или более сторон соответствующий договор.

С одной стороны, лицо будет действовать в интересах каждой из сторон договора, а с другой стороны, несмотря на единоличное подписание коммерческим представителем соответствующего договора, у этого договора будут наблюдаться абсолютно разные (самостоятельные) стороны. Значит, требования к договору как к правовому явлению в указанной ситуации будут соблюдаться.

Таким образом, законодательством разрешено соответствующему юридическому лицу (прежде всего, коммерческой организации) заключить с 2 и более лицами (юридическими лицами) самостоятельные договоры поручения: например, с одним лицом, у которого есть товар на продажу, и с другим лицом, которое желает приобрести именно указанный товар.

В рамках этих договоров коммерческому представителю поручается заключить от имени доверителя в его интересах и пользу договор (договоры) (в одном случае – на продажу товара, в другом – на его приобретение).

При этом можно предусмотреть в каждом из договоров поручения право поверенного на одновременное представительство в рамках совершаемого договора купли-продажи (не только продавца, но и покупателя; соответственно в другом договоре – не только покупателя, но и продавца).

Таким образом, договор купли-продажи, 2 сторонами которого являются абсолютно самостоятельные и не зависящие друг от друга участники имущественного оборота, подписывается от имени каждой из сторон договора одним и тем же лицом, обладающим статусом коммерческого представителя.

Однако изложенное обстоятельство напрямую не ограничивает возможность в иных случаях подписания договора от имени его сторон одним и тем же лицом, не наделенным при этом статусом коммерческого представителя.

Физическое лицо, являющееся одновременно индивидуальным предпринимателем (далее – ИП) и директором учрежденного им унитарного предприятия (далее – УП), может подписать договор от имени данных субъектов

Часто возникают ситуации, в рамках которых одно и то же физическое лицо либо выступает в имущественном обороте от собственного имени (например, в связи с наличием у него статуса ИП), либо от имени соответствующего органа юридического лица (например, выполняет функцию директора). В имущественном обороте в последнем случае действует не указанное физическое лицо, а юридическое.

При этом во всех таких ситуациях договор заключается не определенным субъектом права самим с собой, а разными субъектами.

Напомним, что договором признается соглашение 2 или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей (п. 1 ст. 390 ГК). Таким образом, договор – это соглашение 2 сторон, которые и должны быть самостоятельными лицами, а не соглашение тех, кто действует от имени указанных лиц.

В такой ситуации (а также в иных аналогичных ситуациях) действительно наблюдается соглашение между 2 и более самостоятельными лицами. Просто от имени определенного юридического лица вовне действовало то же физическое лицо, что и другая сторона договора, или соответствующее физическое лицо одновременно представляло интересы всех сторон соответствующего договора.

Так, например, если договор между собой заключают определенное физическое лицо, обладающее статусом ИП, и УП, учрежденное указанным физическим лицом, от имени которого действует то же физическое лицо, обладающее уже статусом единоличного исполнительного органа (директора) УП, то сторонами сделки являются независимые друг от друга ИП и УП. И то обстоятельство, что указанный ИП одновременно является учредителем и собственником имущества УП, а кроме того, еще и его директором, с точки зрения права не делает соответствующее УП несамостоятельным субъектом права.

Для того чтобы описанное выше не подвергалось никакому сомнению, необходимо уточнить статус органа юридического лица (каковым и является в нашей ситуации директор УП) при совершении им действий от имени юридического лица.

Обращаем внимание, что орган юридического лица не рассматривается в качестве гражданско-правового представителя соответствующего юридического лица. В белорусском праве это его неотъемлемая часть. Поэтому при совершении органом юридического лица вовне действий от имени юридического лица действует само юридическое лицо.

В данном случае никакого прямого нарушения ни одной из норм белорусского права не наблюдается, так как законодательство запрещает лишь заключение гражданско-правового договора самим с собой, но не запрещает подписание договора одним и тем же лицом от имени разных (самостоятельных) лиц.

По мнению автора, для запрета рассматриваемого явления, т.е. запрета подписания договора одним лицом от имени разных (самостоятельных) лиц, необходимо прямое указание на это в законодательстве.

Обращаем внимание, что в данном случае не нарушаются положения и о том, что представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично. Он не может также совершать сделки в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев коммерческого представительства (п. 3 ст. 183 ГК).

Директор УП не является (как отмечено выше) представителем УП. Следовательно, на директора УП не распространяется запрет, связанный с тем, что представитель не может совершать сделки от имени представляемого себя лично.

Как избежать ситуации подписания договора одним и тем же лицом

Несмотря на законность подписания договора от имени разных его сторон одним и тем же физическим лицом (в определенных случаях), с точки зрения “внешнего проявления договора” следует отметить, что определенная некорректность в таких ситуациях все-таки присутствует.

При подписании договора одним и тем же физическим лицом от имени разных его сторон “внешне” наблюдается заключение договора именно с самим собой.

Нельзя полностью отвергать то обстоятельство, что такой процесс, как волеизъявление, свойственен именно человеку и не может быть присущ юридическому лицу.

В связи с изложенным “волеизъявление юридического лица”, в частности, по поводу совершения договора, – это не более чем очередная “юридическая фикция”.

Таким образом, при заключении договора от имени разных юридических лиц одним и тем же физическим лицом, по сути, наблюдается волеизъявление исключительно одного лица.

Поэтому базовый признак договора – “соглашение 2 или более лиц” – при излагаемом подходе в отдельных случаях может быть поставлен под сомнение (согласиться с самим собой для возникновения именно гражданско-правового договора все-таки нельзя).

Такой договор в случае возникновения спорной ситуации, например, с контролирующими органами может быть признан не соответствующим законодательству на основе ст. 9 ГК, т.е. в рамках конструкции “злоупотребление правом”.

Иными словами, если будет установлено, что физическое лицо, подписывая соответствующий договор, совершит действия, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу или иным образом злоупотребит правом, то суд (хозяйственный, третейский) может отказать в защите указанного права, признать договор несуществующим с точки зрения права и взыскать причиненный действиями подписанта ущерб.

Подобный способ защиты против недобросовестного подписанта договора возможен.

Представляется, что в ряде случаев (для избежания возможных недоразумений и экономии времени на доказывание своей правоты) вместо подписания договора от имени разных сторон одним и тем же физическим лицом, даже когда это возможно, можно заменить в определенной стороне договора указанное физическое лицо на соответствующего представителя путем оформления доверенности на подписание того или иного договора.

В этой ситуации стороны договора будут представлять собой абсолютно разные субъекты права, и его подписанты будут никак не связанными между собой физическими лицами.
 

Источник: https://www.gb.by/izdaniya/glavnyi-bukhgalter/dogovor-podpisan-odnim-i-tem-zhe-litsom

Процессуальная революция от ВС РФ: представителем в суде может быть не только физическое, но и юридическое лицо

Если юр лицо заключает договор от имени другого юр лица, то кто выступает в договоре стороной?

Гражданская коллегия ВС РФ поразила меня обычно не свойственной ей креативом и смелостью. Ни много ни мало, ВС РФ признал за юридическим лицом право быть представителем в суде.

судебного акта свидетельствует о том, что дело было передано именно для решения этого вопроса. То есть, данная правовая позиция не носила второстепенный характер и не была сказана «до кучи».

Выражаясь красивым юридическим языком, она является ratio decidendi (сущностью решения), а не obiter dictum (попутно сказанным).

Речь идет об Определении от 27.09.2016 г. № 36-КГ16-10: http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1477734

Фабула дела, сводилась к следующему.

Гражданин Медведем А.С. выдал ООО «Юрколлегия» доверенность на представление интересов в суде. Для реализации своих полномочий ООО «Юрколлегия» оформило доверенность на имя Комарова А.С., уполномочив его совершать от имени ООО «Юрколлегия» процессуальные действия. Таким образом, сложилась следующая структура правовых связей:

1) лицо, участвующее в деле – Медведев А.С.;

2) представитель Медведем А.С. (по доверенности) – ООО «Юрколлегия»;

3) представитель ООО «Юрколлегия» (по доверенности) – Комаров А.С.

Комарова А.С., действуя как представитель ООО «Юрколлегия», подписал апелляционную жалобу Медведев А.С.

Суд апелляционной инстанции оставил жалобу без рассмотрения по существу. Суд указал, что по смыслу ст. 49 ГПК РФ представителями в суде могут быть только физические лица, в связи с чем, жалоба, подписанная представителем от имени юридического лица, которому выдана доверенность на представление интересов Медведева А.С., не соответствует требованиям ч. 3 ст. 322 ГПК РФ.

Однако ВС РФ не согласился с мнением суда апелляционной инстанции, мотивирую свою позицию следующим (текст выделен мной):

«Как предусмотрено ст. 49 ГПК РФ, представителями в суде могут быть дееспособные лица, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела.

Таким образом, положения ст. 49 ГПК РФ не содержат указания на то, что представителем в суде может являться только физическое лицо. Данная норма права предусматривает, что лицо, представляющее интересы в суде, должно быть дееспособным и его полномочия должны быть оформлены надлежащим образом.

Дееспособность юридического лица (способность своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их) возникает одновременно с его правоспособностью.

В соответствии с п. 3 ст. 49 ГК РФ правоспособность юридического лица возникает с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о его создании и прекращается в момент внесения в указанный реестр сведений о его прекращении.

Ч. 1 ст. 37 ГПК РФ также наделяет организации гражданской процессуальной дееспособностью – способностью своими действиями осуществлять процессуальные права, выполнять процессуальные обязанности и поручать ведение дела в суде представителю.

Из общих принципов осуществления гражданского судопроизводства и содержания приведенных норм права следует, что если лицо способно своими действиями осуществлять процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности от своего имени, то оно способно делать это и от чужого имени (если ему прямо не запрещено быть представителем в силу его должностного положения).

Лица, которые не могут быть представителями в суде, указаны в ст. 51 ГПК РФ, ими являются судьи, следователи, прокуроры, за исключением случаев участия их в процессе в качестве представителей соответствующих органов или законных представителей. Данный перечень является исчерпывающим, юридические лица (организации) в нем не указаны.

Юридическое лицо, способное своими собственными действиями осуществлять процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности, не может быть ограничено в выборе: от своего или от чужого имени ему действовать, если оно наделено соответствующими полномочиями, оформленными в предусмотренном законом порядке.

При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о том, что ООО “Юрколлегия” не может быть представителем в суде, является неверным».

Заслуживает ли одобрения позиция, на которую встал ВС РФ?

В принципе, серьезных теоретических препятствий для признания за юридическим лицом возможности быть представителем в суде (процессуальная трансдееспособность) я не вижу. При желании конструкция юридического лица может найти свое применение и в институте судебного представительства. Но существует ли в этом необходимость?

Появление такого субъекта права как юридическое лицо во многом было обусловлено потребностями имущественного оборота. На определенном уровне экономического развития стало удобно или точнее просто необходимо появление субъекта, отличного от физического лица.

В то же время нельзя забывать, что конструкция юридического лица служит сугубо утилитарным целям, а допустимость ее использования в тех или иных отраслях права зависит о того, насколько специфика тех или иных общественных отношений подразумевает целесообразность ее использования.

Например, сегодня в гражданском праве такой субъект как юридическое лицо является необходимым, но в уголовном праве мы легко без него обходимся и еще долго будем обходиться.

Применительно к процессуальному праву я придерживаюсь мнения, что появление представителя-юридического лица является нецелесообразным, за исключением редких случаев прямо предусмотренных законом.

Конечно, можно привести примеры, свидетельствующие о возможных преимуществах и удобствах как для самого представляемого, выдавшего доверенность процессуальному представителю-юридическому лицу, так для такого юридического лица.

Однако вряд ли эти примеры являются настолько важными и широко распространёнными, чтобы ради этого признавать за юридическим лицом процессуальную трансдееспособность. Представление интересов в суде неразрывно связано с деятельностью определенного физического лица.

Какое бы юридическое лицо ни было указано в доверенности, в суд придет человек и прилагая свои усилия, будет отстаивать интересы участвующего в деле лица. На качество его деятельности никак не повлияет тот факт, выдал ли доверитель доверенность непосредственно на него или связанное с ним юридическое лицо.

В равной степени, появление процессуальных представителей-юридических лиц не способно сыграть какую-либо положительную роль для повышения качества правосудия. В такой ситуации искусственно  умножать юридические сущности и усложнять институт судебного представительства, на мой взгляд, нет никакого смысла. Также не следует забывать, что, допустив в процесс представителя-юридическое лицо, мы создаем дополнительные трудности, связанные с проверкой полномочий физических лиц, действующих от имени такого юридического лица.

Однако выбирая между ограничительным и буквальным толкованием ст.

49 ГПК РФ судьи ВС РФ предпочли буквальное толкование, хотя, на мой взгляд, более правильным было бы исходить из ограничительного толкования, признавая, что законодатель имел в виду не просто «дееспособное лицо», а именно «дееспособное физическое лицо». Более того, я уверен, что ни разработчики ГПК РФ, ни сами законодатели даже представить себе не могли, что в ст. 49 ГПК РФ они открыли дорогу представителю-юридическому лицу.

Вместе с тем, нельзя не признать, что ВС РФ правильно разрешил спор по существу. Ведь суд апелляционной инстанции фактически лишил заявителя права на судебную защиту.

Можно предположить, что именно желание исправить фундаментальную ошибку и восстановить справедливость сподвигло ВС РФ на столь смелую правовую позицию.

Но если бы я оказался на месте судей ВС РФ, я всё же привел иные мотивы для отмены судебного акта.

Очевидно, что апеллянт стал заложником неопределённости положений ст. 49 ГПК РФ и безответственности судей апелляционной инстанции. Обжалуя решение, апеллянт предпринял все необходимые от него действия, чтобы соблюсти требования ГПК РФ и порядку подачи  апелляционной жалобы.

Между тем, апелляционный суд, вместо того, чтобы устранить сомнения относительно полномочий лица, подписавшего апелляционную жалобу, возвратил ее без рассмотрения по существу. В такой ситуации суд апелляционной инстанции, вопреки задачам гражданского судопроизводства, своими действиями лишил апеллянта права на пересмотр решения суда первой инстанции в апелляционном порядке.

Хотя по смыслу ст.

49 ГПК РФ юридическое лицо не может являться представителем, при наличии имеющейся в материалах дела доверенности, суду апелляционной инстанции следовало разъяснить апеллянту положения указанной нормы, выяснить его мнение относительно подачи апелляционной жалобы и при необходимости предоставить ему разумной срок для оформления полномочий представителя в установленном законом порядке. Поскольку этого сделано не было, определение об оставлении апелляционной жалобы без рассмотрения подлежало отмене.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/processualnaya_revolyuciya_ot_vs_rf_predstavitelem_v_sude_mozhet_byt_ne_tolko_fizicheskoe_no_i_yurid/45833

Договор: общая характеристика

Если юр лицо заключает договор от имени другого юр лица, то кто выступает в договоре стороной?

Потребность в толковании договора возникает в связи с неполнотой или недостаточной ясностью отдельных его условий, оспариванием самого факта заключения договора либо наличия в нем того или иного условия. Стороны могут по-разному понимать объем своих прав и обязанностей или смысл употребляемых в договоре понятий.

Задача толкования — установить действительные намерения сторон, которыми они руководствовались, заключая договор, выяснить именно то значение терминов и понятий, фигурирующих в договоре, которое стороны вкладывали в них. При толковании могут учитываться различные факторы и использоваться способы, которые помогают раскрыть смысл условий договора.

Правила толкования изложены в ст. 213 ГКУ.

Основное правило при толковании договора заключается в том, что поочередно используются все способы толкования от самого узкого до наиболее расширенного, т. е.

начиная с буквального толкования — языкового или грамматического, и заканчивая логическим, системным, функциональным и историческим способами.

При этом каждый последующий способ толкования применяется, если предыдущий не дал возможности уяснить содержание договора.

Это выглядит следующим образом:

1. Вначале при толковании содержания договора принимаются во внимание одинаковое для всего содержания значение слов и понятий, а также общепринятые в соответствующей сфере отношений значения терминов (буквальное, т. е. языковое или грамматическое толкование).

Слова и выражения необходимо толковать в контексте договора.

Если в договоре имеется терминология из специальной сферы деятельности и знаний (техника, IT, научно-прикладные разработки), то она должна пониматься в том значении, в котором используется в соответствующей сфере деятельности.

Стороны могут определиться со значением терминов в тексте как самого договора (обычно это бывает раздел, следующий за преамбулой, либо заключительные положения), так и в приложениях, дополнениях к нему.

Если определение спорных терминов в соглашении отсутствует, тогда они имеют то значение, которое содержится в официальных документах (установлено законодательными актами). При этом учитывается содержание сделки в контексте законодательства, регулирующего соответствующие правоотношения.

Здесь необходимо учитывать, что одна и та же дефиниция в разных отраслях законодательства и права, например, таких как налоговое и гражданское, может иметь разное значение.

Термины, понятия, слова и словосочетания в договоре нужно толковать в контексте самого договора. В спорных случаях преимущество отдается тому пониманию, которое ближе всего соответствует содержанию всей сделки в целом.

Одни и те же слова во всех пунктах должны иметь одинаковое для понимания значение.

При этом отдельные термины, понятия, слова и словосочетания не могут быть излишними для толкования сделки (хотя на практике договоры порой содержат не имеющие значения слова, словосочетания и предложения, а порой целые пункты и даже раз-делы).

2.

Если буквальное значение слов и понятий, а также принятое в соответствующей сфере отношений значение терминов не дало возможности выяснить содержание отдельных частей сделки, их содержание устанавливается путем сравнения соответствующей части сделки с содержанием других его частей, всем его содержанием, намерениями сторон (системное толкование, т. е. путем сопоставления всех частей и условий договора).

Любой из пунктов подлежит толкованию во взаимосвязи с другими положениями договора, а толкование одних пунктов не может противоречить смыслу остальных пунктов договора.

3. Если перечисленные способы толкования не дали возможности установить настоящую волю лиц, совершивших сделку, используются другие обстоятельства, помогающие прояснить то, что предшествовало договору, и настоящую волю участников сделки.

при этом учитываются: цель сделки, содержание предварительных переговоров, устоявшаяся практика отношений между сторонами, обычаи делового оборота, дальнейшее поведение сторон, текст типового договора и другие обстоятельства, которые имеют существенное значение (функциональный способ — установление воли лица с учетом целей договора; исторический способ толкования — прежняя практика и последующие отношения сторон).

Указанный перечень обстоятельств — предшествующие заключению договора переговоры и переписка, практика, установившаяся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон — примерный. Стороны договора либо суд при толковании условий договора могут обращаться и к другим обстоятельствам, которые могут помочь в установлении истинной воли сторон.

В результате толкования условий договора может, например, выясниться, что его название совсем не отражает ту цель, с которой заключался договор. Например, если договор назван ссудой, а предусматривает платное использование вещи.

Толковать договор могут как стороны, так и суд по требованию сторон. Толкование договора его сторонами, в отличие от толкования судом, не является обязательным для третьих лиц.

В ситуации, когда стороны не придут к согласию относительно толкования и суд также не сможет установить истинное содержание условий договора, являющихся существенными для договоров того или иного вида, необходимо выяснить, возникли ли вообще договорные отношения между сторонами ввиду отсутствии согласия по всем существенным условиям договора.

Например, когда в договоре и в приложении к нему содержатся отличные друг от друга цены и сроки, и все операции по толкованию текста не привели к успеху, суд может прийти к выводу, что существенные условия сторонами не определены, т. е. по ним не достигнуто согласие, а при таких обстоятельствах договор не считается заключенным (ст. 638 ГКУ, ч. 8 ст.

181 ХКУ).

Толкованию уделено большое место в Принципах УНИДРУА. Указанные Принципы являются обязательными для сторон только тогда, когда в договоре содержится к ним прямая отсылка.

Кроме того, они рассчитаны на внешнеэкономические договоры.

Однако ряд содержащихся в них положений, в том числе относящихся к толкованию договоров, может быть с успехом использован независимо от характера договора, а также наличия в нем отсылки к Принципам УНИДРУА.

Следует иметь в виду, что приведенные правила толкования условий договора применяются только к действительному по закону договору, т. е. при отсутствии предусмотренных в законе оснований признания его ничтожным или оспоримым.

1.6. Форма договора и его государственная регистрация

Правовое регулирование формы договоров выражается в установлении требований к ней и последствий их нарушения.

Цель соответствующих требований состоит в том, что все они позволяют сделать отношения сторон более определенными, предупредить возникновение в будущем споров по поводу самого факта совершения сделки и ее содержания, при необходимости — предоставить сторонам помощь в уяснении правовых последствий совершаемых ими юридических действий, создать определенные гарантии ненарушения прав и интересов третьих лиц.

Источник: https://buhgalter.com.ua/articles/details/5175/

Ваши права
Добавить комментарий