Что делать, если меня подставили по ч 2 ст 159 УК РФ?

Что делать, если обвиняют в мошенничестве?

Что делать, если меня подставили по ч 2 ст 159 УК РФ?

Мошенничество — достаточно распространенный тип преступления. Нередко оно вызывает много споров среди профессиональных юристов о том, стоит ли квалифицировать некоторые действия лица как мошенничество или же приравнять их к нарушению правоотношений гражданского характера, подлежащих рассмотрению в суде без возбуждения уголовного дела.

Если вас обвиняют в мошенничестве, и вы не знаете, что делать, то лучшим вариантом будет помощь специалиста в области права. Он не только поможет разобраться в том, что вы в действительности совершили, но и представит ваши интересы в судебном порядке.

Статья 159 — обвинение в мошенничестве

Мошенничество, как следует из 159 статьи УК РФ — преступление, которое совершается путём обмана собственника имущества либо злоупотребления его доверием. Владельцы передают свое имущество или право на него под воздействием обмана другому лицу, или же не препятствуют, когда их собственность изымается.

Если доказано, что при совершении и реализации сделки, из-за которой вас обвинили в мошеннических махинациях, умысла на обман либо злоупотребления доверием не было, то и не было и факта самого мошенничества, хотя состав другого преступления вполне может иметь место.

Примеры обмана могут быть: фальшивые конкурсы и лотереи, продажи фальсифицированной продукции, применение обманных приёмов при расчётах и многое другое.

Ответственность

Если вам предъявляют обвинение в мошенничестве, и вы уверены, что наказания вам не избежать, самое время ознакомиться с нормами закона.

Самое небольшое наказание, которое может ждать вас за мошенничество — это штраф. Причем по 1-ой части он может составить сумму до 120 тыс. руб., в то время как более тяжкая форма этого вида преступления (3 часть статьи 159 УК РФ) устанавливает размер штрафных санкций до 500 тыс. рублей.

Мошеннические схемы, совершенные организованной группой, и вовсе не предусматривают отдельного наказания в форме штрафа, так как в этом случае наступает уголовная ответственность с лишением свободы (до десяти лет), сопряженная со штрафом до 1 млн. рублей или без него.

Важно! Также предусмотрены такие типы наказаний, как исполнение обязательных, принудительных либо исправительных работ, арест, лишение свободы на разные сроки.

Здесь все зависит от тяжести совершенного лицом преступления, характеристики в отношении обвиняемого, непризнания или признания своей вины, а также возмещения ущерба и квалификации.

Подробнее с возможным наказанием вы можете ознакомиться в УК РФ в зависимости от того, по какой части (159.1 – 159.6 статьи УК РФ) были квалифицированы преступные деяния.

Обвинение в мошенничестве — что делать?

Голословные обвинения, не подкрепленные конкретными доказательствами и фактами, так и останутся на проверочной стадии. Если же в результате проверочных мероприятий будет подтверждена ваша причастность к мошенническим действиям, будет незамедлительно возбуждено уголовное дело.

Существуют определенные направления и нюансы деятельности, которые необходимо учесть, если вас обвиняют в мошенничестве:

Важно! Из практики следует, что большинство проверочных материалов, где присутствовал адвокат, до возбуждения дела не доходит.

  • Законодательство нашей страны разрешает участие адвоката на стадии доследственной проверки.
  • На стадии предварительной проверки нужно выполнить большой объем мероприятий лицу, производимому дознание, в связи с чем, вопрос возбуждения дела несколько откладывается. У подозреваемого лица, в отношении которого ведется проверка, имеется отличный повод (если он причастен) возместить ущерб. Потерпевший в данном случае теряет интерес к дальнейшему участию в следственных действиях и заседаниях суда, что сказывается на перспективе возбуждения дела отрицательно.
  • Нельзя построить обвинение лишь на словах и объяснениях лиц, поскольку они не предупреждены об уголовной ответственности за собственные высказывания, а также рассказывают все только по личной инициативе. При этом большая вероятность того, что в дальнейшем лица могут сообщать совсем другую информацию, когда речь идет уже о допросе и ответственности за сказанное.
  • Гражданин, в отношении которого рассматривается материал, обязан давать четкие, а также логичные и последовательные показания. Это залог того, что сказанное вами станет основой для отказа в возбуждении уголовного дела. В особенности, если вы не совершали того, в чем вас обвиняют.

Важно! Именно стадия проверки очень важна, ведь только по ее результатам выносят решение о последующем возбуждении дела и привлечении определенного лица к ответственности.

Крайне значимо, если вы невиновны, грамотно выстроить тактику защиты, а лучше грамотного правозащитника это не сделает никто.

Заключение

Зачастую, на практике бывают ситуации, когда доказать мошеннические схемы у правоохранительных структур просто не хватает ни сил, ни профессионализма, ни желания, ни целеустремленности.

В любом случае, виноваты вы либо нет, если вас обвиняют в мошеннических действиях, предусмотренных 159 статьей Уголовного кодекса или ее квалифицированными составами, не нужно впадать в панику и думать, что делать дальше.

Стоит разобраться в ситуации и приложить свои усилия к тому, чтобы облегчить собственную участь либо избежать наказания (в случае вашей невиновности). Также следует постараться возместить ущерб потерпевшему до передачи дела в судебный орган.

ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует – напишите в форме ниже.

Источник: https://opravdaem.ru/fraudulent/obvinyayut-v-moshennichestve/

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Что делать, если меня подставили по ч 2 ст 159 УК РФ?

ТАТЬЯНА ГЕРОНТЬЕВА,

генеральный директор ООО “Интер Финанс”

Статья: 159 ч. 4 (“мошенничество”) УК РФ.

В чем обвинили: в хищении 100 млн рублей, украденных у различных людей под предлогом инвестиций в “высокодоходные проекты компаний”. Защита указывает, что обманули как раз Татьяну: она сама обратилась в полицию с просьбой помочь в поиске недобросовестных контрагентов. Однако, по ее словам, контрагенты откупились, и Татьяна с партнерами из потерпевших превратились в подозреваемых.

Наказание: 18 октября 2011 года приговором Останкинского суда г. Москвы приговорена к 7 годам лишения свободы.

Информация на зону поступает избирательно и дозированно.

Об амнистии знаем лишь в общих чертах, но очень ждем ее. Это наша единственная надежда на справедливость. В правосудие не верим, все надзорные жалобы рассматриваются формально. За редким исключением, все они остаются без удовлетворения.

Амнистия — спасение для многих невиновных. Ст. 159 УК РФ стала настоящей кормушкой для предпринимателей. Практически на любого можно сфабриковать уголовное дело без всяких доказательств. Используя набор типовых фраз. Суды относятся формально и к рассмотрению самих дел, и в дальнейшем к рассмотрению жалоб (кассационных и надзорных).

Приговоры слово в слово повторяют обвинительные заключения, как будто дело в суде и не рассматривалось. Коррупция — на всех стадиях ведения уголовного дела. Добиться положительного решения (справедливого) можно только за деньги. Ждем и надеемся на амнистию. Невинно сидящих по статье “мошенничество” гораздо больше, чем действительно виновных.

И, как говорила Екатерина II: “Лучше освободить двух виноватых, чем держать в темнице одного невиновного”. Милосердие не бывает чрезмерным. В правосудие не верим. И таких, как мы, много. Я юрист. Читала много приговоров осужденным, находящимся со мной вместе. 80 % из дел — чистая фальсификация. Ужас.

Никакой гуманизации мы, осужденные, не ощущаем. Система наказания через содержание людей в зонах неэффективна.

Она только калечит людей физически и морально, растлевает молодых, ожесточает и уродует людей, особенно при больших сроках лишения свободы.

В Гражданском кодексе РФ есть все необходимые нормы для решения всех вопросов в сфере предпринимательства. А Уголовный кодекс лишь отнимает возможность возместить причиненный ущерб.

КОНСТАНТИН СОНИН,

председатель совета директоров ОАО “Ярославский завод «Красный Маяк”

Статьи: 159 (“мошенничество”), 174 ч. 1 (“легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества”) УК РФ.

В чем обвинили: в незаконном завладении акциями ОАО “Ярославский завод “Красный маяк”. Однако защита указывала, что все процедуры были проведены по закону.

Наказание: 9 сентября 2011 года приговором Замоскворецкого суда г. Москвы приговорен к 5 годам условно.

Я против амнистии. Я не разделяю точку зрения Бориса Титова, что амнистия улучшит активность и интенсивность предпринимателей. Давайте подумаем, кто может попасть под амнистию. Если это профессиональные жулики, то они либосбегут к своим капиталам, либо будут потише работать.

Кто пострадал незаконно, те вряд ли будут снова заниматься предпринимательством. Титов просто себе зарабатывает политические очки. Да, есть предприниматели, которые реально сидят, и для них амнистия — это возможность выйти на свободу. Но я выступаю против того, чтобы их амнистировать.

Я за то,

чтобы пересмотреть их дела. Нужно положение, чтобы по экономическим статьям или по делам, где было много нарушений, был пересмотр. Для этого надо создавать особые подразделения судов, которые и будут заниматься этими делами. Если человек ни за что в конкурентной борьбе получил 5 лет за преступление, которого не совершал, ему будет обидно получить амнистию, а не пересмотр приговора.

Амнистия с точки зрения морали может много кого обидеть. С точки зрения практики уже осужденные люди вряд ли вернутся в бизнес. А если их оправдают, они получат компенсации, то будет шанс, что они еще чем–то займутся.

Без снятия этого пятна людям будет тяжело жить. Я сам продолжил заниматься тем же самым. Получил условный срок, вернул активы. Работаю, плачу налоги, потихоньку даю на благотворительность средства.

Если бы скандала вокруг меня не было, я бы получил 5 лет реальной тюрьмы.

Второе — нужно продумать еще и то, что предпринимателей сажали не только по экономическим статьям. А, скажем, за наркотики. У меня была аналогичная ситуация: в 2003 году ко мне на дачу залезли люди и подкинули в кухонный гарнитур 3 г героина и аптечные весы.

В марте на дачу вломились через окно, а в апреле был звонок от анонимного лица в дежурную часть. Он обвинил меня в том, что я торгую наркотиками. Потом мои родственники приехали на дачу делать уборку.

Там и нашли, выдали милиции. Возбудили два уголовных дела — о проникновении в жилище и заведомо ложном доносе. А как могла бы эта история повернуться?

РУСЛАН ТЕЛКОВ,

индивидуальный предприниматель, Москва

Статья: 146 УК РФ (“нарушение авторских и смежных прав”).

В чем обвинили: наносил на мебельные ткани рисунки, авторские права на которые принадлежат другим компаниям. Защита указывает, что дизайн мебели ни у кого не крали.

Наказание: под следствием.

Ну, вот амнистируют меня по этой статье. И что дальше? Но у меня не будет права реабилитации, что я год содержался под стражей. И второе — как я верну свой товар? Амнистия в данном случае — это самый простой способ закрыть свои ошибки. Он невиновен, да? Но он же попал под амнистию. Все.

У меня намечалось открытие совместного бизнеса, производства, с иностранными инвесторами.

Но, как только они узнали мою судьбу, что я в тюрьме, они сказали: нет, все, забудьте про нас. Проблема в том, что у нас обычные суды рассматривают все дела и сразу. И убийства, и ограбления, и дела бизнесменов. Они не понимают, что такое экономика.

У них по 50 дел в день. Человека физически не хватает, чтобы быть в курсе и понимать все. Было здравое предложение — чтобы все экономические споры в уголовном порядке рассматривались только на основании решения арбитражного суда. Но его пока нет.

ДМИТРИЙ КИПИАНИ, юрист

Статья: 159 ч. 4 (“мошенничество в особо крупном размере”).

В чем обвинили: завладел квартирой в центре Москвы. Однако защита указывает, что квартиру Дмитрий получил законным путем, по завещанию.

Наказание: 28 июля 2009 года был приговорен к 6 годам лишения свободы.

Борис Титов сказал в Воронеже очень здравую вещь. А именно — указал, что в ряд статей внесли существенные изменения.

И многие люди по этим статьям сейчас либо вообще не сидели бы, либо сидели бы минимальные сроки.

Амнистии не нужно было бы, если бы суды нормально работали и столько людей не сидело бы в тюрьмах. Но она, конечно, необходима. Путин не отдает себе отчет в томчто он уничтожает основу любого государства — здравый смысл. Нет обоснованности решения судов на каком–то понятном правовом алгоритме.

Нет никаких гарантий, что этот механизм завтра не взбесится и не перемелет их самих.

Ну да, по амнистии могут выйти люди, совершившие реальные преступления. И что? Они же не тяжкие преступления против человека совершили. Мы говорим об амнистии для людей по экономическим преступлениям. Они во многих странах являются предметом не уголовного, а арбитражного разбирательства.

Если человек даже реально нарушил эти правила игры, он не маньяк, не отморозок, не убийца.

Конечно, амнистия не снимает главного — рассмотрения дела по существу. Но ситуация настолько запущена, что сейчас технически нельзя перерассмотреть все приговоры. Это займет годы, если не десятилетия. 90 % приговоров совершенно с запредельными нарушениями. Я бы предложил пересмотреть наиболее тяжелые приговоры.

Гуманизация нужна. Но для этого нужно полностью менять судейский корпус. Их можно набрать из адвокатов среднего и крупного бизнеса (ни в коем случае не госкорпораций) и студентов первого курса. Они становятся исполняющими обязанностями судей. Испытательный срок. И только после этого — получение статуса судьи. Настоящие профессионалы сейчас выдавлены из системы.

Вдобавок надо на год ввести мораторий на использование меры пресечения в виде заключения под стражу по экономическим преступлениям. И ввести годовой мораторий на исполнение наказаний для бизнесменов по экономическим преступлениям.

МАРСЕЛЬ ШАРИФУЛЛИН,

бывший директор типографии МГУ

Статьи: 159 ч. 4 (“мошенничество в особо крупном размере”) и 285 ч. 3 (“злоупотребление должностными полномочиями”) УК РФ.

В чем обвинили: создание коммерческой фирмы для незаконного обналичивания средств типографии. Защита указывала, что без этого они бы погрязли в сложной бюрократии университета, а все деньги выводили во благо самой типографии.

Наказание: 28 мая 2012 года приговором Никулинского районного суда г. Москвы приговорен к 5 годам лишения свободы с лишением права занимать должность в государственных структурах на 3 года. Также должен выплатить МГУ сумму иска в 75 млн рублей.

Об амнистии и различных поправках в УК для облегчения положения заключенных в тюрьмах и лагерях говорят постоянно. Об инициативе Бориса Титова узнали из ТВ и газет. Но по–серьезному никто в них не верит.

Может, только в глубине души каждый надеется на чудо. В тульской ИК2, где я сижу, не более 10 человек, осужденных за предпринимательство, около 1 % от общего числа заключенных.

Предпринимателей здесь действительно мало.

Лично я не верю в амнистию, но еще не потерял надежду на смягчение наказания по надзорным жалобам по существу дела. Справедливость должна восторжествовать. Иначе у России нет будущего, которое нельзя строить на лжи и преступлениях властей предержащих. Да, в феврале были поправки в УК РФ.

Но результат по ним нулевой. Никому из тех, кто писал здесь жалобы, не снизили срок.

Однако амнистия просто необходима, как и обстоятельное объективное расследование случаев, когда предпринимателям незаконно давали большие сроки лишения свободы.

АНДРЕЙ ЩЕРБАКОВ, юрист

Статья: 159 ч. 4 (“мошенничество в особо крупном размере”) УК РФ.

В чем обвинили: подписал договор на незаконное приобретение недвижимости и участвовал в рейдерских действиях. Защита указывает, что Андрей не знал ничего о незаконности данных сделок.

Наказание: 7 декабря 2011 года Свердловский областной суд приговорил к 6 годам лишения свободы и 700 тыс. рублей штрафа.

Да, я слышал об амнистии. Постоянно слежу за новостями, касающимися данной темы. Вообще, за время нахождения в СИЗО и колонии я частенько встречался и общался с предпринимателями. Большинство из них подставили, чтобы забрать бизнес.

В этих местах все живут надеждами на что–то хорошее, хотя и не верят в сказку. Без нее невозможно: надежды на амнистию, надежды на УДО, надежды на пересмотр дела, надежды на смягчение приговора и так далее. Конкретно в данной амнистии меня обнадеживает тот факт, что уже и в Госдуме кто–то из единороссов поддержал эту идею, президент не сказал категорического нет.

Да к тому же если амнистию все же примут, но в итоге выпустят по нетяжким статьям, женщин с детьми, то и у меня есть надежда, что я могу туда попасть. В моем деле нет иска от потерпевшего, штраф погашен. Хотя…

По поводу гуманизации законодательства. Конкретно среди моего окружения уже есть люди, которые получили смягчение по по следним поправкам в УК РФ. По ст.

159 есть несколько человек, которым суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, а суд второй инстанции пересмотрел дело и сократил срок.

Видимо, вся проблема в том, что судам не дали разъяснения по поводу применения данных поправок и судьи боятся выносить положительные решения.

Эти попытки, да и амнистия, касаются только психологического момента: как всегда, есть надежда, что можно подать на смягчение и суд удовлетворит. Но, как я уже сказал выше, есть страх, что откажут и не на что будет надеяться.

Поэтому пока жду, когда судьи начнут принимать решения в пользу осужденных. Первые шаги, чтобы сократить число предпринимателей в суде, уже делаются — альтернативные виды наказаний (штрафы, домашние аресты вместо СИЗО на время следствия).

Немного обнадеживает, что без потерпевших не заводят уголовные дела, хотя и к этому могут приспособиться, если надо человека посадить. Конечно, в данном контексте амнистия для предпринимателей — это очень хорошая идея.

Вот только кто и как будет опять решать, предприниматель ты или нет, — подобные вопросы снова наводят на невеселые мысли.

СЕРГЕЙ АКОПОВ, экономист

Статьи: 159 ч. 4 (“мошенничество в особо крупном размере”), 174 ч. 1 (“легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества”) УК РФ.

В чем обвинили: в приобретении компаний путем покупки контрольного пакета акций и рейдерстве. Защита отрицает злой умысел и незаконность сделок.

Наказание: Симоновский суд г. Москвы приговорил к 8,5 года лишения свободы.

Про амнистию я слышал по телевизору. Но вряд ли она меня коснется. Я сам за широкую амнинистию, за освобождение всех, кто осужден по ст. 159.

Но этого не произойдет, до тех пор пока районные суды не начнут выполнять постановления пленумов Верховного суда (речь идет о постановлении №15 от 10 июня 2010 года “О внесении дополнения в постановление пленума Верховного суда”. В нем прописано, что преступления по ст.

159, 160 и 165 УК РФ следует считать совершенными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены предпринимателями. — “ДП”). А также другие постановления Верховного суда, где есть четкое определение предпринимательской деятельности.

Пока не будет действовать закон так, как он должен работать; пока судьи не возьмут в руки УК, УПК, УИК, не выучат и не нач нут соблюдать закон, а не как сейчас – интерпретировать закон в своих интересах, до тех пор ничего не изменится.

Гуманизация УК, конечно, в какой–то мере дала свой результат. Таким образом мне снизили срок наказания до 8 лет.

Хотя изначально я был осужден на больший срок. И я получил возможность скорейшего условно–досрочного освобождения. Но с ним уже другая история. Я бы вообще не сажал за экономические статьи, а ввел бы штраф, без ареста и отбывания наказания. В большинстве своем эти осужденные не опасны для общества.

Социально не опасны. И нет никакой необходимости содержания их в изоляции.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Источник: https://www.dp.ru/a/2013/06/21/Socialno_neopasnie

«Мой подзащитный понимает, что косвенно виноват, он готов возместить ущерб…»

Что делать, если меня подставили по ч 2 ст 159 УК РФ?

Дело «лизинг-грантоедов»: главу ассоциации МСБ РТ оставили под арестом, а соратника, сдавшего его следствию, отпустили

Внезапная перемена в деле «лизинг-грантоедов» наметилась перед завершением расследования: бывший подчиненный Хайдара Халиуллина Тимур Аюпов, который вывел следователей на своего босса, отпущен под подписку.

На свободе окажется и предприниматель Адель Мухаметхазипов, который тоже давал подробные показания в отношении главы ассоциации малого и среднего бизнеса.

Сам Халиуллин обвинения, расширившиеся на 29 эпизодов, не признает, но готов компенсировать «свою часть» ущерба.

Суд принял сторону следствия. Хайдар Халиуллин (справа) остается под домашним арестом до 4 января Артем Кузнецов

ГОДОВЩИНА ДЕЛА «ЛИЗИНГ-ГРАНТОЕДОВ»: 51 ЭПИЗОД МОШЕННИЧЕСТВА, ОТМЫВАНИЕ ДЕНЕГ И ПОДДЕЛКА ДОКУМЕНТОВ

Годовщину возбуждения уголовного дела о «лизинг-грантоедах» «отметят» фигуранты расследования в среду, 4 октября.

А сегодня двое из них — глава ассоциации малого и среднего бизнеса РТ Хайдар Халиуллин и его супруга Марина — прибыли в Вахитовский районный суд, где следствие в очередной раз ходатайствовало о продлении им меры пресечения.

Напомним, первым оперативники УБЭПиК год назад задержали экс-руководителя комитета по информационным технологиям ассоциации МСБ РТ Тимура Аюпова, затем в январе — супругу Халиуллина Марину. Сам он попал под стражу 12 апреля.

Его задержание и последующий арест вызвали широкий резонанс: несколько сотен предпринимателей подписали открытое письмо в его поддержку. После этого суд смягчил Халиуллину меру пресечения, переведя подозреваемого из изолятора под домашний арест.

Всего в уголовном деле на начальной стадии фигурировали 6 подозреваемых, впоследствии их число увеличилось до 25, 21 из которых — подставные предприниматели. По версии следствия, мошенническая группа наладила целый конвейер фиктивных заявок на получение господдержки по программе «Лизинг-грант».

Предполагаемые аферисты передавали в минэкономики поддельные договоры лизинга с ООО «Восток-лизинг», а на деле полученные деньги якобы банально «распиливались».

Как считает следствие, Халиуллин курировал работу всего этого механизма и проталкивал «нужные» заявки в конкурсной комиссии, используя авторитет ассоциации.

Первым в здание суда прибыл именно руководитель ассоциации, который почему-то не стал подниматься на второй этаж, где расположен зал судебных заседаний, а тихо присел в коридорах первого этажа.

Примерно в это же время стало известно, что еще двое фигурантов дела, которые также находились под домашним арестом, — Аюпов и предприниматель Адель Мухаметхазипов — отпущены под подписку о невыезде.

По информации источников нашего издания, близких к следствию, Аюпов был отпущен еще в начале сентября после допроса у следователя.

Между тем расследование уголовного дела де-факто уже завершено. В сентябре Халиуллин услышал от следователя ГСУ МВД по РТ Максима Туртыгина обвинение в заключительной редакции.

Вероятно, в скором времени дело уже будет передано в суд.

Тем временем сама квалификация инкриминируемых преступлений серьезно изменилась: если ранее в отношении Халиуллина фигурировала лишь «мошенническая» 159-я, то на суде выяснилось, что теперь статей целый букет.

Ранее озвучивалось наличие в деле «лизинг-грантоедов» 23 эпизодов совершенных преступлений и попыток хищения денежных средств. Сегодня же в суде прозвучало, что общее число эпизодов увеличилось до 51, причем 15 из них касается ч. 4 ст.

159 («Мошенничество в особо крупном размере»), еще 8 эпизодов проходит по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ («Покушение на мошенничество»). Кроме того, следствие вменяет Халиуллину и иным участникам группы 15 эпизодов по п. «а» ч. 3 ст. 174.

1 («Легализация („отмывание“) денежных средств группой лиц в крупном размере»), еще 13 — по ч. 3 ст. 327 УК РФ («Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков»).

Кроме того, в оглашении постановления судьи прозвучала фраза о приобщении к делу пока неизвестного эпизода по признакам п. «б» ч. 2 ст. 173.1 УК РФ («Незаконное образование юридического лица группой лиц по предварительному сговору»), однако, по данным «БИЗНЕС Online», он в деле все же отсутствует.

Несмотря на разросшееся число эпизодов, сумма ущерба остается неизменной — 21 млн рублей. Размер потенциального ущерба тот же — 18 млн рублей при условии, что вменяемое Халиуллину покушение на мошенничество было бы удачным.

Пока неясно, кто признан потерпевшим по делу. В разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online» адвокат Халиуллина Павел Мазуренко отметил, что, вероятно, в данной роли выступит министерство экономики РТ, однако документов на этот счет он пока не видел.

«ИЗМЕНИТЬ МЕРУ ПРЕСЕЧЕНИЯ НЕВОЗМОЖНО. ЕСТЬ ПОКАЗАНИЯ О ДАВЛЕНИИ СО СТОРОНЫ ХАЛИУЛЛИНА»

Вместе с Мазуренко Халиуллин вошел в зал судебных заседаний. Надежда Муратова, второй защитник главы ассоциации МСБ, не появилась. Зато в зале традиционно собралась группа поддержки, включая сына Халиуллина.

«Оснований для изменения меры пресечения не имеется, медицинских противопоказаний для дальнейшего отбытия домашнего ареста Халиуллина следствию не представлено.

Необходимость [домашнего ареста] обусловлена тяжестью совершенного преступления, количеством обвиняемых», — перечислил в своем ходатайстве традиционные аргументы следствия Туртыгин и попросил продлить домашний арест Халиуллину до 4 января.

Отбивая атаку следствия, Мазуренко также обратился к тривиальным доводам — отсутствию активности следователя.

— Когда в последний раз с моим подзащитным проводились следственные действия? — поинтересовался у Туртыгина адвокат.

— Ему было предъявлено обвинение 31 августа, по-моему… — ответил следователь.

— 28 августа, — поправил его сам обвиняемый.

Суд поинтересовался у следователя, какие действия ему еще необходимо совершить. Туртыгин ответил, что на данный момент проводится одна из юридических экспертиз, результаты которой станут известны в первой декаде этого месяца.

Кроме того, необходимо выполнить ряд уголовно-процессуальных формальностей вроде уведомления всех участников процесса. Суд поинтересовался, не изменились ли обстоятельства, которые заставили ограничить Халиуллина в свободе.

— Не изменились, — повторился Туртыгин. — Халиуллин обвиняется в совершении тяжких преступлений, совершенных по предварительному сговору. Оставаясь на свободе, он может продолжить заниматься преступной деятельностью либо иным способом воспрепятствовать восстановлению истины

Сам Халиуллин, разумеется, возражал.

— Я устал говорить, что я ни в чем не виновен, — подчеркнул он. — И по медицинским показаниям у меня сердечная болезнь, мне нужно ходить около 5–6 километров в день. Я такой возможности не имею.

Президент ассоциации малого и среднего бизнеса РТ апеллировал и к интересам возглавляемой им организации.

— Без меня ничего не могут сделать, — заявил Халиуллин и попросил отпустить его под подписку о невыезде. Защитник его поддержал: «У него очень небольшой двор, те, кто находится под домашним арестом в больших, многоквартирных, домах, могут во дворе погулять, а у него даже такой возможности нет».

Павел Мазуренко объявил о том, что его клиент готов возместить ущерб при условии «непризнания своей вины» Артем Кузнецов

Вдобавок Мазуренко объявил о том, что его клиент готов возместить ущерб при условии «непризнания своей вины». «Мой подзащитный, конечно, понимает, что косвенно виноват, что доверился не тем людям…

К сожалению, это была большая ошибка, но он не виноват с точки зрения уголовного права. Тем не менее он готов возместить ущерб, готов свою часть, скажем так, взять на себя. Но такой возможности предоставлено не было.

Фактически мы не знаем, какую же сумму можем возместить», — заметил адвокат.

Попросив смягчить меру пресечения, Мазуренко в качестве альтернативы предложил выпустить Халиуллина под залог. Суд спросил мнение следователя, однако Туртыгин был категорически против.

«При избрании меры пресечения в органы предварительного следствия представлялись показания свидетелей, которые утверждают, что Халиуллин оказывал давление в том числе на лиц, привлекаемых к уголовной ответственности.

Материалы предоставлялись при избрании меры пресечения, это в том числе стенограммы телефонных переговоров», — привел аргумент Туртыгин.

В итоге суд принял сторону следствия: Халиуллин остается под домашним арестом до 4 января.

«НА НАШУ СЕМЬЮ ДВА АРЕСТОВАННЫХ — ЭТО МНОГО»

Следом за супругом скамью подсудимых заняла Марина. Она, одетая во все черное, появилась в сопровождении адвоката. Халиуллина выглядела изнеможденно, в ее глазах не было надежды. Заседание прошло по стандартной схеме — следователь попросил суд продлить ей срок домашнего ареста до 4 января.

«Я прошу смягчить меру на подписку о невыезде, так как нахожусь под арестом с января, — попросила суд Халиуллина. — На нашу семью два арестованных — это много. Я и муж проходим по одному делу. Дочь в декретном, у сына жена в декретном. Все легло на плечи сына. Я не скрываюсь. Загранпаспорта и миллионов нет. Прошу подписку о невыезде, чтобы хотя бы работать и себя обеспечивать.

Вина наша еще не доказана, сколько это продлится… Обязуюсь приходить по первому звонку».

Однако суд не пошел навстречу обвиняемой и продлил домашний арест.

Персоны: Халиуллин Хайдар Хайруллович

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/359474

Прокуратура района разъясняет статью 159 УК РФ – «Мошенничество»

Что делать, если меня подставили по ч 2 ст 159 УК РФ?

В связи с поступающими в территориальные органы полиции УМВД района многочисленными заявлениями граждан о совершении в отношении них мошенничества, прокуратура района разъясняет статью 159 УК РФ – «Мошенничество».

К уголовной ответственности по статье 159 УК РФ привлекают лиц, совершивших хищение имущества или приобретение права на имущество путем обмана или злоупотреблением доверием, достигших к моменту совершения преступления возраста четырнадцати лет.

Под хищением в статье 159 понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие чужого имущества, путем обмана собственника или иного владельца этого имущества. Виновный умышленно вводит потерпевшего в заблуждение, в результате чего он сам передает имущество виновному.

По части 2 статьи 159 УК РФ к уголовной ответственности привлекаются лица, совершившие мошенничество группой лиц (два и более человека) по предварительному сговору, с причинением значительного, свыше 2 500 рублей, ущерба собственнику или иному владельцу имущества.

Ответственность по части 3 статьи 159 УК РФ предусмотрена для граждан, совершивших мошенничество с использованием своего служебного положения, а также для лиц, причинивших своими действиями потерпевшему ущерб в крупном размере, свыше 250 000 но менее 1 000 000 рублей.

Часть 4 статьи 159 УК РФ предусматривает ответственность за мошенничество совершенное в составе организованной преступной группы, а также с причинением потерпевшему ущерба в особо крупном размере, превышающем сумму 1 000 000 рублей.

Дела о мошенничестве, возбужденные по статье 159 УК РФ, относятся к так называемым делам альтернативной подследственности. Производство предварительного расследования по делам данной категории относится к компетенции сотрудников разных правоохранительных органов.

По уголовным делам, возбуждаемым по части 1 статьи 159 УК РФ, предварительное расследование производится в форме дознания и относится к компетенции дознавателей территориальных органов внутренних дел Российской Федерации по месту совершения преступления.

Дела о мошенничестве, предусмотренном частями 2 и 4 статьи 159 УК РФ, расследуются следователями следственных управлений органов внутренних дел РФ, либо в случаях, предусмотренных п. 5 статьи 151 УПК РФ следователями правоохранительных органов, выявивших мошенничество.

В ходе предварительного расследования дознаватели и следователи обычно должны доказать, что обвиняемый в мошенничестве обманом или злоупотребляя доверием потерпевшего, ввел его в заблуждение, получив при этом денежные средства, имущество или имущественные права, то есть совершил преступление, предусмотренное статьей 159 УК РФ.

В качестве доказательств вины обвиняемого в совершении мошенничества, лица производящие предварительное расследование, используют такие доказательства как показания потерпевших и свидетелей, документы, подтверждающие факт передачи имущества или прав, либо свидетельствующие о введении потерпевшего в заблуждение, иные материалы и документы, подтверждающие факт совершения обвиняемым преступления, предусмотренного статьей 159 УК РФ.

По более сложным делам о мошенничестве, следователи кладут в основу обвинения заключения различных экспертов. Как правило, это заключения судебной бухгалтерской, финансово-хозяйственной, технической, почерковедческой и иных видов экспертиз, которые призваны доказать наличие в деянии обвиняемого состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ.

Уголовные дела, направляемые в суд с обвинительным актом по части 1 статьи 159 УК РФ подсудны по первой инстанции мировому суду. Дела о преступлениях, предусмотренных частями 2, 3 и 4 статьи 159 УК РФ подсудны районным судам городов и областей Российской Федерации.

Преступления, предусмотренные частями 1 и 2 статьи 159 УК РФ отнесены УК РФ к преступлениям небольшой и средней тяжести соответственно.

Это означает, что подсудимый, впервые совершивший преступление, примирившийся с потерпевшим и загладивший вред, причиненный преступлением, может быть освобожден судом от уголовной ответственности, с прекращением дела по основаниям, предусмотренным статей 25 УПК РФ.

Вынося приговор по статье 159 УК РФ суд первой инстанции должен установить необходимые факты и обстоятельства. Имела ли место безвозмездная передача денег, имущества или прав на него.

Обладает ли факт передачи имущества признаками хищения, совершенного под воздействием обмана или злоупотребления доверием.

Какова стоимость переданного имущества или прав на него или каков размер полученных денежных средств.

Представители прокуратуры в судебном заседании по статье 159 УК РФ поддерживают государственное обвинение и основывают его на доказательствах, собранных в ходе предварительного расследования и положенных в основу обвинительного заключения или акта.

Источник: https://www.gov.spb.ru/gov/terr/reg_viborg/news/69517/

Статья 159. Мошенничество

Что делать, если меня подставили по ч 2 ст 159 УК РФ?

Новая редакция Ст. 159 УК РФ

1. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, –

наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину, –

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

3. Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, –

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

4. Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение, –

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

5. Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба, –

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

6. Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в крупном размере, –

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

7. Деяние, предусмотренное частью пятой настоящей статьи, совершенное в особо крупном размере, –

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Примечания.

1. Значительным ущербом в части пятой настоящей статьи признается ущерб в сумме, составляющей не менее десяти тысяч рублей.

2. Крупным размером в части шестой настоящей статьи признается стоимость имущества, превышающая три миллиона рублей.

3. Особо крупным размером в части седьмой настоящей статьи признается стоимость имущества, превышающая двенадцать миллионов рублей.

4. Действие частей пятой – седьмой настоящей статьи распространяется на случаи преднамеренного неисполнения договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, когда сторонами договора являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.

Источник: http://ukodeksrf.ru/ch-2/rzd-8/gl-21/st-159-uk-rf

Чистосердечное возмещение освободит от ответственности

Что делать, если меня подставили по ч 2 ст 159 УК РФ?

Владимир Путин внес в Госдуму проект поправок к Уголовному кодексу (УК), призванных смягчить преследование бизнеса силовиками по так называемым предпринимательским статьям. Изменения позволят прекращать уголовные дела, в первую очередь, по нескольким составам мошенничества, в случае возмещения обвиняемым ущерба от его действий.

Поправки к Уголовно-процессуальному кодексу (УПК) потребуют от оперативников искать серьезные основания для того, чтобы изымать электронные носители информации.

Но в Госдуме сетуют, что в проекте нет значимых послаблений по «самой одиозной» в бизнес-среде формулировке обвинения — «мошенничество в особо крупном размере», а силовики уже видят пути обхода вводимых в УПК ограничений.

Проект поправок был внесен в Госдуму Владимиром Путиным 24 ноября. Первое важное изменение, которое предлагается депутатам,— изменение статьи 76.1 УК РФ. Поправка должна будет регламентировать прекращение уголовных дел за полным возмещением вреда обвиняемыми.

К уже значащимся в этой статье налоговым преступлениям глава государства предлагает добавить значительную часть «мошеннических» составов, появившихся в УК РФ в 2012 году. Речь идет о самых мягких составах статей 159.1–159.

6, устанавливающих ответственность за кредитное и страховое мошенничество, а также махинации с использованием электронных платежных систем и компьютерной информации. Изменения коснутся и ответственности за мошенничество в сфере предпринимательства, сейчас описанной в ч. 5–7 ст. 159 УК РФ.

Кроме того, под смягчение попадают самые мягкие случаи растраты (ч. 1 ст. 160 УК) и причинения имущественного ущерба путем обмана (ч. 1 ст. 165 УК). После вступления поправок в силу можно будет избежать преследования, возместив ущерб от нарушения авторских и патентных прав (ч. 1 ст. 146 и ч. 1 ст. 147 УК РФ).

Также поправки предполагают освобождение от уголовного преследования руководителей, которые впервые допустили невыплату зарплат, но погасили все долги в течение двух месяцев с момента возбуждения уголовного дела (ст. 145 УК).

В пояснительной записке указано, что проект направлен на «формирование благоприятного делового климата в стране», «создание гарантий защиты предпринимателей от необоснованного уголовного преследования» и «сокращение рисков» для бизнеса.

О необходимости смягчения «мошеннических» статей УК РФ неоднократно заявляло бизнес-сообщество.

К примеру, в феврале 2018 года участники «Уголовного форума», который проводил в Ростове-на-Дону бизнес-омбудсмен Борис Титов, жестко критиковали «возбуждение тысяч уголовных дел» по фактам мошенничества и связанных с ними доследственных проверок.

В принятой по итогам форума хартии авторы требовали «полной переработки» мошеннических статей УК РФ и введения принципа «за экономические преступления — экономическая ответственность».

Эти просьбы нашли далеко не полную реализацию, констатируют в Госдуме. «Во втором чтении мы обязательно попробуем внести в смягчаемый перечень самую одиозную формулировку обвинения — мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ.— “Ъ”).

По ней сейчас в тюрьмах тысячи невиновных людей, и амнистия для них уже давно назрела»,— сказал “Ъ” член комитета по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов. «За те преступления, о которых идет речь в поправках, и так мало кого сажают»,— сказал “Ъ” собеседник в правоохранительных органах.

В громких «экономических» делах чаще всего фигурируют не смягчаемые поправками статьи, а остающаяся почти без изменений ч. 4 ст. 159 УК.

Второе серьезное изменение вносится в ст. 164.1 УПК — ужесточение требований к изъятию силовиками во время оперативных мероприятий электронных носителей информации.

Изменения предполагают запрет на такие действия, если у пришедших в фирму правоохранителей отсутствует решение суда об изъятии этих материалов или постановление о назначении судебной экспертизы по ним.

Еще одно основание забрать технику — риск ее использования для продолжения криминальной деятельности, наличие информации, которую владелец не имеет права хранить, или «заявление эксперта», что носители необходимо изъять. В последнем пункте опрошенные “Ъ” представители правоохранительных органов видят «дыру, которая компенсирует все остальные сложности».

«В России нет четкого законодательства об экспертной деятельности, поэтому заявить о том, что серверы или ноутбуки надо забрать, может простой сотрудник из полицейского центра спецмероприятий. Это просто на пару строчек расширит протокол об изъятии»,— объяснил один из них.

В нижней палате готовятся оперативно одобрить президентские поправки. Зампред профильного комитета по госстроительству и законодательству Вячеслав Лысаков заявил ТАСС, что «все инициативы главы государства носят приоритетный характер»: «Мы рассмотрим проект в максимально быстрые сроки, которые возможны по регламенту».

Всеволод Инютин

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3811625

Ваши права
Добавить комментарий