Что будет с участком в береговой полосе, поставленным на учет после 2007 года?

Водный спор: строительство многоквартирного дома и соседство с водным объектом

Что будет с участком в береговой полосе, поставленным на учет после 2007 года?

В судах уже не первый год рассматривается спор (и еще не скоро, вероятно, рассмотрение завершится) относительно законности предоставления в аренду для целей строительства многоквартирного дома земельного участка, соседствующего с водным объектом (с «Карасунами»). Строительство данного дома осуществляется в г. Краснодаре, дело N А32-39360/2012. Коротко и ёмко о «Карасунах» – вики.

Спор горячий и освещается в том числе на просторах СМИ и не только (например, здесь и здесь). Но это малоинтересно. Интересен правовой аспект.

1) Предыстория

В феврале 2012 г. администрация МО г. Краснодар (арендодатель, далее – администрация) и ООО «Пересвет-Регион-Краснодар» (арендатор, далее – застройщик) заключили договор аренды земельного участка от 15 февраля 2012 г.

№ 4300018195 (далее – договор аренды), по условиям которого застройщику предоставляется за плату во временное владение и пользование земельный участок из земель населенных пунктов с кадастровым номером 23:43:0000000:334, площадью 23 084 м², расположенный по адресу: г. Краснодар, ул.

Курортная, 3. На публичной кадастровой карте можно исследовать местоположение земельного участка (советую в «Управлении картой» убрать флажок с «кадастрового деления» и выбрать «космические снимки (сканэкс)»). Пунктом 1.

3 договора аренды установлено, что земельный участок предоставлен для размещения многоэтажных жилых домов и набережной с берегоукреплением.

Но «недолго музыка играла, недолго пел аккордеон» и уже в декабре 2012 г. был предъявлен иск о признании договора аренды недействительным и применении последствий его недействительности.

2) Прокурор на страже закона

Иск предъявил заместитель прокурора Краснодарского края (далее – прокурор). Позиция прокурора – администрация незаконно распорядилась федеральной собственностью.

С «процессуальными истцами» всё понятно, однако стиль предъявления заинтересовал: в публичных интересах и интересах РФ в лице Территориального управления Росимущества. С первым ясно: право прокурора на иск о признании сделок, совершенных органами местного самоуправления, прямо предусмотрено ч. 1 ст.

52 АПК РФ. Но вот это «усиление» интересами РФ через прокурора, выступающего, по сути, в защиту прав беспомощного (а как иначе понять такой пируэт?) Росимущества – непонятно. Надо было тогда сразу заявляться еще и в интересах муниципального образования в лице администрации, вот бы администрация удивилась.

Но, забегая чуть вперед, отмечу, что широта души (если можно так выразиться) – это качество, свойственное прокурору.

Например, в рамках дела по соседству в суде общей юрисдикции рассматривалось: «заявление прокуратуры об оспаривании действий администрации по утверждению и реализации проекта «Реконструкция системы Карасунских озер»; бездействия муниципального органа, выразившегося в непринятии мер к внесению в государственный водный реестр сведений о водных объектах – «Карасунские озера» и открытый водный канал, соединяющий водный объект «Озеро Карасун» и старое русло реки Кубань; о возложении на администрацию обязанности провести государственную экологическую экспертизу с учетом имеющихся отступлений от проекта реконструкции, в течение 30 суток с момента вступления в законную силу судебного решения сформировать и поставить на государственный кадастровый учет земельные участки в границах водных объектов, направить сведения о водных объектах в водное управление для внесения в государственный водный реестр; об оспаривании действий администрации по формированию земельного участка в водоохранной зоне и береговой полосе; а также действий муниципального органа по выдаче разрешений на строительство застройщикам». Но об этом чуть позже.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 2 февраля 2015 г., оставленным без изменения постановлением 15 арбитражного апелляционного суда от 14 мая 2015 г., в удовлетворении заявленных требований прокурора отказано.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановлением от 27 августа 2015 г. указанные решение и постановление отменил, направил дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Краснодарского края.

Следующее судебное заседание в Арбитражном суде Краснодарского края назначено на 2 марта 2016 г.

3) Правовой аспект

Наибольший интерес, конечно же, вызывает постановление АС СКО (да не поймут меня неправильно судьи АС КК и 15 ААС).

Основание иска по делу N А32-39360/2012: земельный участок, выступающий объектом договора аренды, является федеральной собственностью. Следовательно, администрация не имела права распоряжаться данным земельным участком.

Так ли это? Здесь много нюансов.

3.1) Водные объекты общего пользования

В соответствии с ч. 1 ст. 6 ВК РФ поверхностные водные объекты, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, являются водными объектами общего пользования, то есть общедоступными водными объектами, если иное не предусмотрено ВК РФ.

Каждый гражданин вправе иметь доступ к водным объектам общего пользования и бесплатно использовать их для личных и бытовых нужд, если иное не предусмотрено ВК РФ, другими федеральными законами (ч. 2 ст. 6 ВК РФ).

Т.е. у граждан есть право на доступ к водным объектам общего пользования: хоть государственная собственность на водный объект, хоть муниципальная. Да и строить можно не нарушая право на такой доступ. Так что относительно данного вопроса следует сразу отметить его иррелевантность к рассматриваемому спору.

3.2) Не стóит путать береговую полосу и береговую линию

АС СКО довольно опрометчиво отмечает: «Согласно частям 4 и 5 статьи 7 Федерального закона от 03.06.

2006 № 73-ФЗ «О введении в действие Водного кодекса Российской Федерации» земельные участки, которые не находятся в собственности Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных районов, граждан, юридических лиц и в границах которых расположены пруд, обводненный карьер, являются собственностью поселений, городских округов. При этом под земельными участками, в границах которых расположены пруд, обводненный карьер, понимаются земельные участки, в состав которых входят земли, покрытые поверхностными водами, в пределах береговой линии * На основании пункта 2 статьи 8 Водного кодекса пруд, обводненный карьер, расположенные в границах земельного участка, принадлежащего на праве собственности субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию, физическому лицу, юридическому лицу, находятся соответственно в собственности субъекта Российской Федерации, муниципального образования, физического лица, юридического лица, если иное не установлено федеральными законами». Это всё, конечно, хорошо, только какое отношение это имеет к спору? Земельные участки, в границах которых (между береговыми линиями которых) расположен водный объект – это совсем другая история, это земля под водой, скажем так.

В рассматриваемом споре речь же идет о распоряжении земельным участком, который граничит с водным объектом, т.е. при чем здесь вопрос о том, кому принадлежит объект между береговыми линиями (соседний объект)? В настоящем споре следует разбираться в вопросе о распоряжении земельным участком рядом с водным объектом, следовательно, если что и имеет значение – так это береговая полоса:

а) ее ширина (ч. 6 ст. 6 ВК РФ).

б) объем и критичность ее пересечения с земельным участком, предоставленном застройщику (например, в связи с ч. 8 ст. 6 ВК РФ).

Далее, благо, АС СКО хоть и чуть косвенно, но обращает внимание на данные обстоятельства: «Вопросы включения в состав спорного земельного участка территории общего пользования, ширина его береговой полосы, обстоятельства формирования участка с включением в него береговой полосы водного объекта, возможность предоставления участка, сформированного за счет береговой полосы водного объекта общего пользования, для строительства предметом исследования не являлись * Таким образом, при оценке оспариваемого договора аренды на предмет его соответствия закону судам следовало установить обстоятельства формирования спорного земельного участка, возможность его отнесения к территориям общего пользования и предоставления для строительства многоквартирных жилых домов».

А если что и следует установить, связанное с береговой линией, так это факт отсутствия/наличия пересечения земельного участка, предоставленного застройщику, с береговой линией. Потому что вот это «граничит с водным объектом» – по-разному можно граничить; береговая линия так-то не данными в ГКН определяется, а согласно ч. 4 ст. 6 ВК РФ.

Источник: https://zakon.ru/blog/2016/2/10/vodnyj_spor_stroitelstvo_mnogokvartirnogo_doma_i_sosedstvo_s_vodnym_obektom

Судебные споры, возникающие в связи с использованием водных объектов (Толстых М.)

Что будет с участком в береговой полосе, поставленным на учет после 2007 года?

Дата размещения статьи: 16.01.2018

Водный фонд требует от государства особенного внимания и детального регулирования на законодательном уровне.Нельзя допускать загрязнения водоемов, особенно если они используются для питьевого водоснабжения, бесконтрольного уничтожения в них водных биологических ресурсов, возникновения иных неблагоприятных последствий от их использования.

С другой стороны, водные объекты неизбежно вовлекаются в хозяйственную деятельность: для целей судоходства, сброса сточных вод, производства электрической энергии. Эти и другие виды деятельности оказывают влияние на состояние водного фонда.

Первоочередная задача законодательного регулирования использования водных объектов сводится прежде всего к снижению негативной составляющей воздействия на их экологию.Реализация в системе нормативно-правовых актов защитных механизмов в сфере водопользования привела к формированию сложной структуры построения указанных правоотношений.

Отразилось это и на правовом режиме земельных участков, в границах которых расположены водные объекты.В результате у водопользователей, обладателей земельных участков, расположенных в береговой зоне, органов государственной власти и местного самоуправления возникают разногласия относительно толкования правовых норм, подлежащих применению в той или иной ситуации.

Споры возникают на стадии предоставления прибрежных земельных участков, участков, на которых расположены водоемы, в аренду, в собственность.

Далее уже заключенный договор аренды или купли-продажи может быть подвергнут оспариванию со стороны контролирующих органов в связи с превышением полномочий органами местного самоуправления по распоряжению земельными участками, на которых расположены водные объекты, находящиеся в федеральной собственности.

Из-за этого у несостоявшихся арендаторов и водопользователей возникают убытки, которые они хотят компенсировать за счет виновной стороны, что порождает следующий этап судебных баталий.

У добросовестного водопользователя или арендатора земельного участка, на котором расположен водный объект, возникают определенные обязанности по соблюдению правил использования водоема: например, обеспечение неограниченного доступа граждан к объектам общего пользования, недопущение экологического загрязнения воды и много иных, которыми арендаторы пренебрегают либо неверно толкуют, что также приводит их в зал судебных заседаний.Прежде чем перейти к анализу судебной практики, разберемся в специфике правового регулирования использования водных объектов.

ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ВОДНЫХ ОБЪЕКТОВ. ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ ВОДНОГО ОБЪЕКТА В ПОЛЬЗОВАНИЕ ЧАСТНЫМ ЛИЦАМ

Водным объектом является природный или искусственный водоем, водоток либо иной объект, постоянное или временное сосредоточение вод в котором имеет характерные формы и признаки водного режима (п. 4 ст. 1 Водного кодекса РФ).

Водные объекты в зависимости от особенностей их режима, физико-географических, морфометрических и других особенностей подразделяются на поверхностные и подземные водные объекты.Формы собственности на подземные водные объекты определяются законодательством о недрах (ч. 6 ст. 8 ВК РФ).

Что касается поверхностных водных объектов, то они находятся исключительно в собственности Российской Федерации (федеральная собственность) и могут быть предоставлены в пользование физическим и юридическим лицам, в зависимости от целей, либо на основании договоров водопользования, либо на основании решений исполнительных органов государственной власти или органов местного самоуправления о предоставлении водных объектов в пользование (ч. 1 ст. 8, ч. 1 ст. 9, ч. 2 и 3 ст. 11, ч. 2 ст. 21 ВК РФ).По договору водопользования одна сторона – исполнительный орган государственной власти или орган местного самоуправления – обязуется предоставить другой стороне – водопользователю – водный объект или его часть в пользование за плату. К договору водопользования применяются положения об аренде, предусмотренные Гражданским кодексом РФ, если иное не установлено настоящим Кодексом и не противоречит существу договора водопользования (ч. 1 и 2 ст. 12 ВК РФ).Договор водопользования заключается для целей (ч. 2 ст. 11 ВК РФ):- забора (изъятия) водных ресурсов из водных объектов;- использования акватории водных объектов;- производства электрической энергии без забора (изъятия) водных ресурсов из водных объектов.Решение органа государственной власти или органа местного самоуправления о предоставлении водного объекта в пользование требуется в более специфических случаях, таких как: сброс сточных вод, сплав древесины, подъем затонувших судов. Всего в ч. 3 ст. 11 ВК РФ таких случаев предусмотрено одиннадцать.Водопользование возможно и без предоставления водных объектов в случаях (ч. 4 ст. 11 ВК РФ):- использования водных объектов для целей морского, внутреннего водного и воздушного транспорта;- использования водных объектов для целей рыболовства и аквакультуры (рыбоводства);- в иных случаях, предусмотренных Водным кодексом РФ, иными федеральными законами.Поверхностные водные объекты, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, являются водными объектами общего пользования, то есть общедоступными водными объектами. Исключения могут быть предусмотрены только Водным кодексом РФ (ч. 1 ст. 6 ВК РФ).Если земельный участок, на котором расположены пруд или обводненный карьер, принадлежит на праве собственности субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию, физическому или юридическому лицу, указанные водные объекты находятся, соответственно, в собственности субъекта Российской Федерации, муниципального образования, физического лица, юридического лица (ч. 2 ст. 8 ВК РФ).Российская Федерация передает органам государственной власти субъектов Российской Федерации, в частности, полномочия по предоставлению водных объектов или их частей, находящихся в федеральной собственности и расположенных на территориях субъектов Российской Федерации, в пользование на основании договоров водопользования, решений о предоставлении водных объектов в пользование, за исключением случаев, указанных в ч. 1 ст. 21 настоящего Кодекса (п. 1 ч. 1 ст. 26 ВК РФ).Земельные участки, в пределах которых расположены водные объекты, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, ограничиваются в обороте и не могут быть предоставлены в частную собственность, что не исключает их предоставление по договору аренды (п. 2, подп. 3 п. 5 ст. 27 ЗК РФ).Договор аренды земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности и расположенного в границах береговой полосы водного объекта общего пользования, заключается при условии обеспечения свободного доступа граждан к водному объекту общего пользования и его береговой полосе (п. 4 ст. 39.8 ЗК РФ).Таким образом, правовой режим водных объектов сводится к следующему.Форма собственности подземного водного объекта определяется законодательством о недрах. Поверхностный водный объект, за исключением пруда и обводненного карьера, находится в исключительной собственности Российской Федерации и может быть предоставлен в пользование физическим и юридическим лицам, в зависимости от целей использования, либо по договору водопользования, либо на основании решения о предоставлении водного объекта в пользование.К договору водопользования применяются положения об аренде.Органы государственной власти субъектов РФ наделены полномочиями по предоставлению водных объектов или их частей, находящихся в федеральной собственности и расположенных на территориях субъектов РФ, в пользование на основании договоров водопользования, решений о предоставлении водных объектов в пользование.В случае использования водного объекта для целей морского, внутреннего водного и воздушного транспорта, а также для целей рыболовства и аквакультуры (рыбоводства) заключение договора водопользования, как и решения о предоставлении водного объекта в пользование, не требуется.Форма собственности пруда и обводненного карьера зависит от формы собственности земельного участка, в границах которого они расположены. Оба водных объекта могут находиться как в публичной, так в частной собственности.Земельный участок, в границах которого расположен водный объект, находящийся в федеральной собственности, ограничен в обороте и не может быть предоставлен в частную собственность, что не препятствует предоставлению его в аренду.Земельный участок, находящийся в публичной собственности, расположенный в границах береговой полосы водного объекта общего пользования, может быть предоставлен в аренду только при условии обеспечения свободного доступа граждан к водному объекту общего пользования и его береговой полосе.

НЕДВИЖИМОСТЬ В БЕРЕГОВОЙ ЗОНЕ: НУЖЕН ЛИ СОБСТВЕННИКАМ ДОГОВОР ВОДОПОЛЬЗОВАНИЯ?

Источник: http://xn----7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai/article/27107

Постановление Президиума Пермского краевого суда от 19 октября 2012 г. по делу N 44-Г-45/4Г-1609 (ключевые темы: садовое некоммерческое товарищество

Что будет с участком в береговой полосе, поставленным на учет после 2007 года?

Постановление Президиума Пермского краевого суда
от 19 октября 2012 г. по делу N 44-Г-45/4Г-1609

Президиум Пермского краевого суда в составе:

Председательствующего Вельянинова В.Н.

и членов президиума Куницына А.В., Елисеевой Е.Н., Семенова А.П., Суркова П.Н.

при секретаре Гиниятуллиной Э.Р.

рассмотрел гражданское дело по иску Гинатулиной Н.

к Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии по Пермскому краю, ФГБУ “Кадастровая палата по Пермскому краю”, администрации Добрянского муниципального района Пермского края, СНТ “Название”, Ведерникову С.Г.

о защите нарушенных прав и законных интересов при государственной регистрации права на земельные участки, переданное на рассмотрение суда кассационной инстанции по кассационным жалобам СНТ “Название”, Ведерникова С.Г.

, ФГБУ “Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии” на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 11 июля 2012 года определением судьи Пермского краевого суда Лобановой С.Ф. от 28 сентября 2012 года.

Заслушав доклад судьи Пермского краевого суда Лобановой С.Ф., объяснения Ведерникова С.Г., его представителя П., представителей СНТ “Название” Ж., Н1., представителей Гинатулиной Н. – Г., Б., представителя ФГБУ “Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии” З., президиум установил:

Гинатулина Н. обратилась в суд к ответчикам со следующими исковыми требованиями:

– признании незаконным и отмене постановления главы администрации Добрянского муниципального района от 24.11.2009 года N …, которым СНТ “Название” предоставлен земельный участок площадью 13050 кв.м (кадастровый номер …) для ведения садоводства на землях сельскохозяйственного назначения;

– признании незаконным и отмене решения Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Пермскому краю о государственном кадастровом учете изменений объекта недвижимости – земельного участка с кадастровым номером …;

– признании незаконной государственной регистрации права собственности на земельный участок с кадастровым номером … и возложении обязанности на Федеральную службу государственной регистрации, кадастра и картографии по Пермскому краю исключить запись о регистрации права собственности СНТ “Название” на земельный участок с кадастровым номером …;

– признании незаконным и отмене решения Федерального государственного учреждения “Земельная кадастровая палата по Пермскому краю” от 31.03.2011 года N … о постановке на государственный кадастровый учет объекта недвижимости – земельного участка с кадастровым номером …, образованного путем раздела земельного участка с кадастровым номером …;

– возложении обязанности на ФГБУ “Кадастровая палата по Пермскому краю” исключить сведения о земельном участке с кадастровым номером … из государственного кадастра недвижимости;

– признании незаконным договора купли-продажи земельного участка с кадастровым номером … от 5.05.2011 года, заключенного между СНТ “Название” в лице Ж. и Ведерниковым С.Г., признании незаконной регистрации права собственности и возложении обязанности исключить запись о регистрации права собственности Ведерникова С.Г. на земельный участок с кадастровым номером ….

В обоснование заявленных требований истцом указано, что ей на праве собственности принадлежит земельный участок N … (кадастровый номер …), расположенный по адресу: Пермский край, Добрянский район, …, Садоводческое товарищество “Название”. Земельный участок, площадью 926 кв.м. с кадастровым номером … принадлежит Ведерникову С.

Г., данный участок расположен на береговой полосе и частично в акватории реки …. Полагает, что поскольку установлен особый режим правового регулирования в отношении береговой полосы, прибрежной защитной полосы, водоохраной зоны, предоставление СНТ “Название” земельного участка площадью 13050 кв.м (кадастровый номер …

) и последующий его раздел с образованием нового земельного участка с кадастровым номером … площадью 926 кв.м. является незаконным.

Также истцом приведены доводы о том, что нарушены ее права на доступ к землям общего пользования с принадлежащего ей земельного участка, что является основанием для обращения в суд за защитой прав и законных интересов.

Решением Добрянского районного суда Пермского края от 3.04.2012 года в удовлетворении исковых требований Гинатулиной Н. отказано в полном объеме.

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/16126028/

Садовод из Татарстана отстояла право занимать береговую полосу

Что будет с участком в береговой полосе, поставленным на учет после 2007 года?

Дважды пришлось дойти до Верховного суда Татарстана садоводу СНТ “Волгарь” Инге Альменовой, чтобы доказать управлению Росприроднадзора, что закон обратной силы не имеет.

Её обвинили в ограничении доступа к двадцатиметровой береговой полосе Волги, наложили штраф и обязали перенести забор.

Причем всё —​ на основании положения, которое появилось в Водном кодексе уже после того, как она приобрела участок.

Управление Росприроднадзора по РТ, начиная с 2016 года, заваливает мировых судей протоколами об административных правонарушениях по статье 8.12.1 КоАП (несоблюдение условия обеспечения свободного доступа граждан к водному объекту общего пользования и его береговой полосе).

Госорган ссылается на 6 статью Водного кодекса РФ, согласно которой полоса земли вдоль береговой линии водного объекта общего пользования (береговая полоса) предназначается для общего пользования.

Для Куйбышевского водохранилища, исходя из той же статьи, её ширина составляет двадцать метров.

Под удар попали собственники участков, чьи заборы находятся в пределах береговой полосы Куйбышевского водохранилища. Причем даже тех, которые были приобретены до 1 января 2007 года — даты вступления в действие Водного кодекса.

Поначалу дела шли на ура: мировые судьи назначали штрафы, а вышестоящие судебные инстанции оставляли их в силе. Это продолжалось вплоть до июня 2018 года, когда кассационную жалобу садовода СНТ “Волгарь” Инги Альменовой на решения мирового судьи и Зеленодольского городского суда рассмотрел Верховный суд РТ.

Расстояние от забора до береговой линии составляет от 14,48 до 15,7 метров

Её история похожа на десятки других — садоводов и жителей Зеленодольского района Татарстана, кому природоохранный орган предъявил претензии.

В ходе рейдового обследования акватории Куйбышевского водохранилища в сентябре 2017 года инспектор Росприроднадзора обнаружил, что часть садового участка, огражденная забором, находится в пределах береговой полосы.

Расстояние от забора до береговой линии составляет от 14,48 до 15,7 метров.

На Альменову составили протокол и направили его мировому судье.

Управление Росприроднадзора не остановило ни то, что участок садовод приобрела в сентябре 2006 года, то есть до вступления в действие Водного кодекса, ни то, что он расположен в пределах границ СНТ.

Мирового судью Эльвиру Новикову это тоже не остановило. Она сочла, что Альменова ограничила права граждан на пользование береговой полосой и водным объектом общего пользования, и наложила на неё штраф в размере трёх тысяч рублей.

Альменова подала жалобу в Зеленодольский городской суд. Тот оставил решение мирового судьи в силе. Тогда садовод обратилась в Верховный суд РТ.

Тем временем к атаке на Альменову присоединился исполком Зеленодольского района. Ссылаясь на принятые судебные акты, он в городском суде потребовал от неё перенести забор — чтобы все желающие получили доступ к береговой полосе.

Пока шёл этот процесс, Верховный суд Татарстана отменил решения двух инстанций по штрафу Альменовой и прекратил производство по делу об административном правонарушении.

Заместитель председателя Верховного суда РТ по административным делам Роман Гафаров в постановлении по жалобе Альменовой напомнил, что по статье 35 Конституции РФ государство приняло на себя обязательство охранять право частной собственности.

Земельные участки, находящиеся в пределах береговой полосы и имеющие статус мест общего пользования, могут принадлежать лишь публичным образованиям (то есть — Российской Федерации, её субъектам или муниципальным образованиям), заключил он, исходя из установленного Земельным кодексом запрета на их приватизацию с 1 января 2007 года. А в отношении земель, правомерно обращенных в частную собственность (таких, как у Альменовой, которая приобрела участок раньше) режим свободного доступа для неограниченного круга лиц установлен-де быть не может.

Обеспечить режим свободного доступа к береговой полосе можно, указал Гафаров, но лишь задействовав механизм изъятия части земельного участка для государственных или муниципальных нужд. А до тех пор оснований считать, что Альменова “действует в ущерб общественным интересам и намеренно ущемляет права граждан на доступ к объекту общего пользования”, не имеется.

Это определение Верховный суд РТ вынес 21 июня.

Начиная с июля, судья прекращает дела в отношении таких собственников

Казалось бы, в отношении владельцев участков на берегу, которые их приобрели до 2007 года, наступила ясность.

Мировой судья Новикова, которая пачками выносила решения об административных нарушениях за заборы на береговой полосе, после постановления Верховного суда РТ по Альменовой свою позицию пересмотрела. Начиная с июля, она прекращает административные дела в отношении таких собственников.

Однако на решении Зеленодольского городского суда по иску райисполкома позиция Верховного суда не сказалась.

23 августа судья Анита Панфилова постановила: хотя границы участка Альменовой установлены в соответствии с законом, она всё равно обязана перенести забор, чтобы обеспечить доступ к Волге всем желающим.

Альменова вновь обжаловала решение суда, и снова Верховный суд РТ её поддержал, отменив судебный акт.

Коллегия судей отметила, что Водный кодекс РФ, содержащий норму о двадцатиметровой береговой полосе, применяется к отношениям, возникшим после введения его в действие, тогда как спорный участок был передан в частную собственность и поставлен на кадастровый учет раньше — до 1 января 2007 года.

В то время, указывают судьи, действовал другой Водный кодекс. Он тоже устанавливал режим общего доступа для полосы суши вдоль берегов водоёмов. Называлась эта полоса — бечевник.

Каждый был вправе (без использования транспорта) пользоваться бечевником для передвижения и пребывания у водного объекта общего пользования. Вот только его ширина не устанавливалась жестко.

Требовалось лишь, чтобы она не превышала 20 метров.

“Таким образом, — заключает коллегия судей, — нормы действовавшего на указанный момент законодательства не устанавливали императивного запрета на формирование земельного участка в пределах двадцатиметровой полосы вдоль берега водного объекта. Формирование участка могло быть признано незаконным в том случае, если он препятствовал передвижению и пребыванию у водного объекта общего пользования.

Вместе с тем доказательств того, что спорное ограждение ограничивает доступ граждан к водному объекту, суду представлено не было”.

Это же выдавалось всё государством!

— Это безобразие, — возмущается происходящим Инга Альменова в разговоре с корреспондентом “Idel.Реалии”. – И, главное, сидишь, не знаешь, откуда на тебя прилетит этот астероид непонятного происхождения.

Ты доказываешь, что ты не верблюд, грубо говоря, потому что все документы на руках. Шестьдесят лет уже участку. Больше! Шестьдесят два что ли. Меня еще не было на свете — папа приобретал.

Не больно же где-то это было куплено за наличку, это же выдавалось всё государством.

После более года борьбы, ставшей для нее делом принципа, и двух решений Верховного суда РТ Альменова надеется, что от нее и ее соседей наконец отстанут.

— Я как кролик у них оказалась экспериментальный. Может быть, они на мне хотели отработать эту систему, но у них не получилось, и остальных они особенно-то и трогать не будут? Будем надеяться так.

Интересно, что одним из юристов, которые помогли Альменовой защитить ее права, был Андрей Дрожжин — бывший начальник отдела правового обеспечения управления Росприроднадзора по РТ. По словам садовода, он оказывал ей поддержку исключительно на общественных началах.

Как рассказывали “Idel.Реалии”, ранее Дрожжин защищал интересы жительницы Зеленодольского района Гульнары Гилязовой по аналогичному делу. Той также удалось отменить в Верховном суде РТ штраф за ограничение доступа к береговой полосе.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Источник: https://www.idelreal.org/a/29626813.html

Апелляционное определение Пермского краевого суда от 6 марта 2013 г. по делу N 33-2055 (ключевые темы: береговая полоса

Что будет с участком в береговой полосе, поставленным на учет после 2007 года?

Апелляционное определение Пермского краевого суда
от 6 марта 2013 г. по делу N 33-2055

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе:

Председательствующего судьи Высочанской О.Ю.,

судей Мезениной М.В., Першиной Л.В.,

при секретаре Шейко Е.В.,

рассмотрела 6 марта 2013 года в г. Перми в открытом судебном заседании дело по апелляционным жалобам Русс Н.А. и территориального Управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Пермском крае (Росимущество) на решение Пермского районного суда Пермского края от 4 декабря 2012 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требованиях Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Пермском крае (в защиту интересов Российской Федерации) к Старцеву Д.В. о принудительном прекращении права собственности на земельный участок с кадастровым номером … площадью 4139 кв.м.

, расположенный по адресу: в 0,013 км по направлению на северо-восток от ориентира: …, расположенного за пределами участка, адрес ориентира: …, возместив кадастровую стоимость земельного участка 1834,4 рубля и передаче Российской Федерации земельного участка с кадастровым номером … площадью 4139 кв.м., расположенного по адресу: в 0,013 км по направлению на северо-восток от ориентира: …

, расположенного за пределами участка, адрес ориентира … – отказать.

Ознакомившись с материалами дела, заслушав доклад судьи Першиной Л.В.

, объяснения представителя истца – Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Пермском крае (Росимущество) Баева А.Н.

, настаивавшего на доводах апелляционной жалобы, представителя ответчика – Плисецкого П.Г., не согласившегося с доводами апелляционных жалоб, изучив материалы дела, судебная коллегия установила:

Территориальное Управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Пермском крае обратилось в суд с иском к Старцеву Д.В. о принудительном прекращении права собственности на земельный участок и передаче его Российской Федерации. В обоснование иска истец указал, что земельный участок с кадастровым номером … (предыдущий условный номер …

) площадью 4139 кв.м., расположенный по адресу: в 0,013 км по направлению на северо-восток от ориентира …, расположенного за пределами участка, адрес ориентира: …, принадлежащий на праве собственности Старцеву Д.В., согласно имеющихся документов находится в пределах береговой полосы Камского водохранилища. В соответствии с п. 1 и 2 ст.

 8 Водного кодекса РФ водные объекты (за исключением прудов и обводненных карьеров, расположенных в границах участка, принадлежащего на праве собственности субъектов РФ, муниципальному образованию, физическому или юридическому лицу) находятся в собственности Российской Федерации (федеральной собственности). В соответствии с п.п. 3 п. 2 ст.

 5 ВК РФ к поверхностным водным объектам относятся водохранилища. Пунктом 3 ст. 5 ВК РФ установлено, что поверхностные водные объекты состоят из поверхностных вод и покрытых ими земель в пределах береговой линии. На основании п. 6 ст. 6 ВК РФ полоса земли вдоль береговой линии водного объекта общего пользования (береговая полоса) предназначена для общего пользования.

Ширина береговой полосы водных объектов общего пользования составляет двадцать метров, за исключением береговой полосы каналов, а также рек и ручьев, протяженность которых от истока до устья не более чем десять километров.

Таким образом, Камское водохранилище является федеральной собственностью, следовательно, поверхность воды Камского водохранилища и земли в пределах береговой линии, составляющей для данного водного объекта 20 метров, также являются федеральной собственностью. Из п. 1 ст.

 6 ВК РФ следует, что поверхностные водные объекты, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, являются водными объектами общего пользования, то есть общедоступными водными объектами. Следовательно, спорный земельный участок предназначен для беспрепятственного использования неограниченным кругом лиц, и должен находиться в собственности РФ.

На основании п. 3 ст. 129 ГК РФ земля и другие природные ресурсы могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому иными способами в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных ресурсах. В силу п. 3 ст.

 212 ГК РФ особенности приобретения и прекращения права собственности на имущество, владения, пользования и распоряжения им в зависимости от того находится имущество в собственности гражданина или юридического лица, в собственности РФ, субъекта РФ или муниципального образования, могут устанавливаться лишь законом. На основании п.п. 3 п. 5 ст.

 27 ЗК РФ ограничиваются в обороте находящиеся в государственной или муниципальной собственности. В силу абз. 2 п. 2 ст. 27 ЗК РФ земельные участки, отнесенные к землям, ограниченным в обороте, не предоставляются в частную собственность, за исключением случаев, установленных федеральными законами. Согласно п. 8 ст.

 27 ЗК РФ запрещается приватизация земельных участков в пределах береговой полосы, установленной в соответствии с ВК РФ. Поскольку земельный участок с кадастровым номером … ограниченный в обороте, следовательно, не может находиться в частной собственности физического лица, и может принадлежать на праве собственности только РФ. В соответствии с п. 1 ст.

 238 ГК РФ если по основаниям, допускаемым законом, в собственности лица оказалось имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать, это имущество должно быть отчуждено собственником в течение года с момента возникновения права собственности на имущество, если законом не установлен иной срок. На основании п. 2 ст.

 238 ГК РФ в случае, когда имущество не отчуждено собственником в сроки, указанные в пункте 1 настоящей статьи, такое имущество, с учетом его характера и назначения, по решению суда, вынесенному по заявлению государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит принудительной продаже с передачей бывшему собственнику вырученной суммы либо передаче в государственную или муниципальную собственности с возмещением бывшему собственнику стоимости имущества, определенной судом. При этом выплачиваются затраты на отчуждение имущества. Истец готов выплатить ответчику … рублей.

Судом постановлено приведенное выше решение.

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/16029992/

Ваши права
Добавить комментарий