Ч то грозит водителю, на нерегулируемом пешеходе мы столкнулись с велосипедистом?

Как мы катались на велосипеде по тротуарам

Ч то грозит водителю, на нерегулируемом пешеходе мы столкнулись с велосипедистом?

С приходом лета тротуары столицы заполоняют любители передвигаться с ветерком.

«Водителей» экзотических «транспортных средств» вроде гироскутеров или сигвеев можно ещё как-то простить — их относительно немного и закона для них ещё не написали, чего не скажешь о велосипедистах.

Что заставляет их мчаться по запрещённой для любого транспорта территории — пешеходной? Как к этому относятся сами пешеходы? Это и решили выяснить наши корреспонденты, сев за руль прокатного велосипеда.

Безопасность против правил

Ближайший пункт проката велосипедов находится всего в нескольких сотнях метров от нашей редакции. Вооружившись двухколёсным средством передвижения, мы с коллегой Константином Никитиным прокладываем маршрут от Лесной улицы на Триумфальную площадь вдоль Тверской.

На велосипед садимся попеременно, чтобы сравнить ощущения. Впечатления оказываются разными: в отличие от меня, последний раз катавшегося на велосипеде в юности, Костя оказывается хорошим и опытным наездником.

Вскочив на велосипед, он легко объезжает пешеходов, лавируя между ними даже на большой скорости.

«Хоть это и по правилам, но я считаю, что ехать, прижавшись к обочине проезжей части, довольно опасно. Автомобилисты зачастую не замечают даже мотоциклистов, а уж велосипедистов — подавно!», — поясняет коллега.

Моя скромная попытка выехать, как то предписывают правила, на проезжую часть, остаётся безуспешной. Вдоль тротуара сплошной вереницей припаркованы автомобили. В результате я вынужден ехать посреди дороги и слышать тревожные гудки в спину. После нескольких минут беспокойного оглядывания я с облегчением возвращаюсь на безопасный тротуар.

Мечта пешехода

Большинство прохожих реагируют на велосипедистов спокойно, отходя в сторону при звоне колокольчика. Правда, одна девушка при виде меня застыла как вкопанная, не решаясь продолжить путь. «Однажды меня сбил велосипедист, — объясняет своё замешательство 25-летняя филолог Марина.

— Я шла по тротуару, когда навстречу мне из-за угла, не сбавляя скорости, выскочил велосипед. Между нами было метров 10. Я вижу, что он несётся на меня, и делаю шаг влево — он тоже поворачивает влево, я делаю шаг вправо — он вправо. И вот так мы шарахались, пока в итоге не столкнулись».

По словам Марины, велосипед влетел в неё на большой скорости и опрокинулся вместе со своим седоком. Жертва получила ушибы и ссадины — и с тех пор категорически не доверяет наездникам. «Я считаю, их нужно учить правильной езде: не разгоняться, не выскакивать на скорости из-за угла, притормаживать на поворотах, не ездить в толпе», — перечисляет девушка список своих претензий.

По её мнению, спасти пешеходов от опасных ездоков могли бы специальные курсы, на которых велосипедистов заставляли бы учить правила поведения на улицах.

«Я считаю, что в обществе нужно создать такую обстановку, чтобы все знали элементарные правила дорожного движения, а при покупке велосипеда покупателю выдавали бы какой-нибудь буклет со всеми необходимыми правилами», — мечтает Марина.

Глядя сквозь пальцы

Вновь оказавшись в седле, Константин тут же нарушает ПДД — проезжает по наземному пешеходному переходу верхом на велосипеде (хотя обязан был спешиться и вести транспорт, придерживая за руль). Будто специально вслед за ним переход пересекает патрульная машина дорожно-постовой службы. К моему удивлению, гаишники не обращают на нарушителя никакого внимания.

«Они относятся к велосипедистам лояльно, — успокаивает Константин. — Примерно как к пешеходам, которые перебегают улицу в неположенном месте — на них же тоже обычно никто не отвлекается».

К возможному ужесточению ответственности за езду по тротуарам и другие нарушения ПДД мой коллега, как и большинство опрошенных нами велосипедистов, относится негативно: «Ужесточать можно в том случае, если власти позаботятся о том, чтобы предоставить что-то взамен — например, создадут большую и разветвлённую сеть велодорожек, выделят специальные полосы на тротуаре, чтобы по ним можно было ездить. Либо как-то повлияют на водителей, чтобы они были внимательнее и лучше относились к велосипедистам».

«Я не против езды по правилам — но только если это будет для меня безопасно. Я нарушаю правила ради своей безопасности, а не ради того, чтобы нарушать правила», — чеканно замечает 33-летний велосипедист Пётр, встретившийся нам на тротуаре за переходом.

Игра в кегельбан

На Тверской улице пешеходные дорожки широки и просторны. В выходные и праздничные дни они забиты пешеходами, но в рабочие будни прохожих мало — их легко объехать, не снижая скорости. Воспользоваться колокольчиком-сигналом приходится лишь раз — когда на пути оказывается компания подростков, растянувшихся в шеренгу во всю ширину тротуара.

«В принципе, вы мне не мешаете — успокаивает то ли меня, то ли себя самого 72-летний пенсионер Александр. — Но лучше бы вы всё же ездили только по велодорожкам.

Потому что я несколько раз видел, как велосипедисты наезжали на маленьких детей. Это, конечно, плохо.

На тротуаре дети и их родители расслабляются и чувствуют себя в безопасности, а велосипедист не всегда успевает затормозить вовремя. Вон — посмотрите как он несётся!»

В нашу сторону летит велосипедист, даже приподнявшийся с сиденья, чтобы удержать высокую скорость. Увидев мои жесты, он притормаживает и охотно рассказывает о своих ощущениях за рулём.

«На тротуаре ощущения, будто я играю в кегельбан, потому что всё время приходится кого-то объезжать, — смеётся 31-летний преподаватель гончарного мастерства Нестор. — Но в пешеходов я никогда не врезался.

Я хорошо маневрирую».

По словам Нестора, он был бы только рад кататься исключительно по велодорожкам — но они, к сожалению, имеют свойство неожиданно прекращаться. «Какой-то участок ты проезжаешь как положено, а потом дорожка исчезает — и куда тебе в этом случае деваться? Телепортироваться на следующую?», — резонно замечает молодой человек.

Что касается езды по проезжей части, то к ней он прибегает крайне редко — и только на тихих улочках. А на проспектах, где мчатся машины на большой скорости, он чувствует себя некомфортно. «Конечно, на велосипеде-шоссейнике можно «втапливать», удерживая соразмерную машинам скорость. Но поскольку у меня горный велосипед, всё равно отстаёшь.

И приходится выбирать — либо ты создаёшь угрозу прохожим, либо машины — тебе», — признаётся Нестор.

Неизвестные правила

На Триумфальной площади немноголюдно, однако почти каждая лавочка занята, а влюблённые парочки ухитряются и в рабочие часы покачаться на установленных мэрией качелях. Рядом с памятником Маяковскому на велосипедах типа BMX отрабатывают велотрюки двое школьников, оставшихся на каникулы в городе.

«Чаще всего мы катаемся по тротуарам. Но если там много людей, тогда жмёмся к обочине на проезжей части», — делятся восьмиклассники Артём и Никита. О том, что по тротуарам нельзя кататься, они даже не знают: ни дома, ни в школе им об этом никто не рассказывал. Может, оно и к лучшему: детям надёжнее оставаться на тротуаре, пусть и верхом на велосипеде.

«По проезжей части передвигаться на велосипеде небезопасно. А по тротуарам мы стараемся ехать медленно и аккуратно — чтобы никого не задеть», — рассказывают подростки.

Прохожие, по их словам, чаще всего никак на них не реагируют: всё-таки велосипед в большом городе — дело привычное.

Правда, если ребята увлекаются скоростью, то на них иногда обращают внимание и делают замечания, крича вслед что-то резкое.

А вот 35-летняя гид Светлана говорит с абсолютной убеждённостью, что в отсутствие велодорожек можно ездить по тротуарам: «Прохожих я стараюсь не беспокоить.

Отношусь с уважением, потому что когда я сама иду пешком, мне не нравятся несущиеся на большой скорости велосипеды».

По мнению Светланы, всех велосипедистов нужно обучать правилам дорожного движения и ужесточать ответственность на их нарушение.

Всё будет как в Амстердаме

Сделав перерыв в езде по тротуарам, репортёры «Парламентской газеты» опрашивают прохожих и встречных велосипедистов.

«По правилам дорожного движения велосипедист обязан двигаться по дороге с автомобилистами, — выказывает осведомлённость убеждённый пешеход, 22-летняя студентка экономического факультета Александра. — Я понимаю, что велосипедистам страшно ездить по дорогам.

Но по тротуарам им ездить тоже не стоит! Я считаю, что выбор очевиден: либо по выделенным велодорожкам, либо вместе с машинами».

С Александрой полностью согласен курьер по доставке еды, 24-летний Ислам, использующий велосипед как рабочий инструмент. «Я езжу по проезжей части, у меня в любое время суток горит белый фонарь спереди и красный сзади.

На тротуарах я нахожусь не более двух процентов от километража, и за 33 тысячи наезженных мной километров я ни разу не имел проблем ни с автомобилистами, ни с пешеходами.

Они со мной, надеюсь, тоже — по крайней мере, мне о таких проблемах ничего не известно», — смеётся уроженец Узбекистана.

На обратном пути в редакцию мы с Константином сдаём арендованный велосипед и сталкиваемся у паркинга с пожилым представительным мужчиной, который берёт велосипед в аренду.

Оказывается, Iceman (так причудливо представился 58-летний мужчина) 11 лет прожил в Амстердаме и многое может рассказать о культуре езды на двухколёсном транспорте.

Велосипед для него — не забава для покатушек, а самое настоящее средство передвижения. Потому и душа у него болит за всех собратьев по увлечению.

«Если сравнивать с Голландией, то у нас это дело, конечно, недоработано: много тупиковых велодорожек. Велодорожная сеть у нас в зачаточном состоянии, — сетует сотрудник центра паллиативной медицины. — Но зато я вижу, как всё развивается колоссальными темпами.

Невозможно такой старый город, как Москва, мгновенно переоборудовать — это нереально по затратам. Главное, что прогресс налицо, и всё больше горожан могут пользоваться велосипедами, благо для них на каждом шагу установлены пункты велопроката, и уже много есть велодорожек.

Так что всё идёт как надо, это естественный ход событий!».

ФАКТ

200 километров превысила протяжённость велодорожек в Москве. На столичной карте отмечены 56 велосипедных маршрутов, которые проходят по центральным улицам и паркам, вдоль трасс и рек

СПРАВКА

Согласно положениям раздела 24 Правил дорожного движения, тротуар — это элемент дороги, предназначенный для движения пешеходов. Велосипедисты обязаны двигаться по проезжей части в один ряд по правой стороне. Правило перестаёт действовать, если рядом есть велосипедная дорожка — тогда велосипедист обязан ехать по ней.

Так как велосипед является транспортным средством, а велосипедист квалифицируется как водитель велосипеда, то движение через перекрестки осуществляется по общим правилам проезда регулируемых и нерегулируемых перекрёстков. Что касается пешеходных переходов, то они предназначены исключительно для пешеходов. Ехать на велосипеде по переходам нельзя, можно только, спешившись, везти велосипед.

Велосипедисты, катающиеся по тротуарам при наличии велодорожки или возможности ехать по проезжей части и пренебрегающие приоритетом пешеходов, массово нарушают правила дорожного движения. Подобное нарушение подпадает под пункт 2 статьи 12.

29 КоАП РФ и квалифицируется как нарушение ПДД лицом, непосредственно участвующим в процессе дорожного движения. Нарушитель рискует получить предупреждение или административный штраф в размере 800 рублей.

А в случае, если нарушение совершено в состоянии опьянения, виновнику грозит штраф от 1000 до 1500 рублей.

Источник: https://www.pnp.ru/photo-report/2018/06/06/kak-my-katalis-na-velosipede-po-trotuaram.html

В златоусте с семьи подростка требуют возместить ремонт автомобиля

Ч то грозит водителю, на нерегулируемом пешеходе мы столкнулись с велосипедистом?

В Златоусте на нерегулируемом пешеходном переходе на перекрестке улиц Ленина и Калинина столкнулись автомобиль «Хонда» и велосипед «Форвард». За рулем двухколесного транспортного средства был 13-летний подросток.

Его отец считает, что управлявшая «Хондой» девушка сбила его сына на «зебре» и должна за это ответить.

А владелица авто полагает, что велосипед врезался в ее машину, выскочив на скорости из-за поворота, и требует возместить расходы на ремонт иномарки.

Подарок на вырост

Новенький спортивный велик Артуру Баймухаметову подарила на 13-летие его бабушка. Зная, что до 14 лет по дорогам ездить нельзя, Артур катался возле дома. Но как-то приятель позвал его съездить за компанию в магазин «Красное и Белое» за баллончиком жидкости для розжига костров. Позже Артур клял себя за то, что согласился.

Ведь крутить педали в городе небезопасно. Велосипедных дорожек нет, так что по правилам протискиваться надо между обочиной и проезжей частью по ходу движения. Машины летели бы за спиной в опасной близости.

Мальчики поехали по тротуару (по пешеходной дорожке тоже ездить не положено, зато безопасно).

Когда пришлось обогнуть ямы напротив магазина «Авто-Лада», путь пошел по обочине проезжей части (а двигались против правил по левому краю обочины дороги), приятель отстал. А Артур снова выехал на тротуар.

Как он рассказывает, притормозил, огляделся и выехал на переход. Примерно на середине одной полосы движения (а весь переход около 15 метров) паренек увидел движущуюся слева иномарку. Ехала она прямо на него.

Надо оговориться, у Артура были «смягчающие обстоятельства» по причине бардака на перекрестке. Машину он заблаговременно не заметил (и в это легко поверить), поскольку дорога возле перехода была загромождена припаркованными автомобилями – злостными нарушителями (ПДД 12.4).

Кстати, когда через некоторое время вместе с Артуром и его родителями мы устроили «разбор полетов» на этом перекрестке, здесь так же вплотную к пешеходной зоне стояли приткнувшиеся к тротуару машины.

Может быть, водители поступают так, поскольку разметки нет (или она стерлась), поэтому и положенные пять метров от места стоянки до «зебры» – понятие размытое.

– Я увидел, как на переход через улицу Калинина выезжает автомобиль, – вспоминает Артур, – и решил увернуться от него: затормозил и резко свернул влево.

Но столкновения избежать не удалось. Участникам ДТП еще повезло: никто из них серьезно не пострадал. Артур получил сотрясение мозга, ушибы и легкую царапину на ноге, а у машины рулем велосипеда сбито зеркало и немного помята дверь (возможно, педалью).

Заступился за сына

Когда родители велосипедиста прибыли на место ДТП, они тут же вызвали дорожного инспектора и «скорую помощь», которая увезла сына в травматологический пункт. Оттуда ребенка госпитализировали в детскую больницу.

Схема ДТП составлялась со слов водителя «Хонды» Анастасии Федотовой в присутствии отца Артура Фарита Баймухаметова. Затем в больнице инспектор Евгений Дютин опросил Артура и составил объяснение.

Как пояснил Баймухаметов-старший, написанное рукой инспектора гласило, что Артур совершал поворот по встречной полосе движения с улицы Ленина на улицу Калинина, в результате чего и произошло столкновение.

То есть не совершал маневр, пытаясь увернуться от машины, а делал поворот по «встречке». Фарит Баймухаметов отказался подписать эту бумагу.

– Расследование было проведено неполно, – считает он. – Водитель «Хонды» нарушила правила дорожного движения, не остановилась и сбила моего сына на пешеходном переходе. Место ДТП она покинула, не выставив знак аварийной остановки, «скорую» и ГИБДД не вызвала. Вместо этого позвонила своему мужу, который привел какого-то влиятельного человека. На моего сына они оказывали давление.

– Велосипедист – водитель транспортного средства. Чтобы преодолеть переход, он должен слезть с велосипеда и вести его, – заявил инспектор ГИБДД Евгений Дютин. – Прежде чем отпускать ребенка гулять, надо проинструктировать его, где можно и где нельзя ездить на велосипеде.

Необходимо экипировать его шлемом, не помешают наколенники и налокотники. Ездить на велосипеде положено по крайней правой стороне дороги в направлении движения транспорта.

Надо помнить, что, управляя велосипедом на проезжей части, не достигший 14 лет подросток автоматически становится нарушителем.

Кто в кого въехал?

По данным ГИБДД, Анастасия Федотова за рулем с февраля 2009 года. За три с половиной года на ее счету 31 нарушение ПДД. Только нынче она четыре раза попала в поле зрения дорожных инспекторов: превышала скорость, не уступила дорогу пешеходу.

– Моя машина была припаркована на улице Калинина возле магазина «Чудo-остров», – пояснила Анастасия Федотова.

– С парковки я задом выехала на проезжую часть и оказалась прямо перед переходом. Убедилась, что пешеходов нет, и начала движение. Уже непосредственно на переходе я увидела, как на меня сверху, с полосы встречного движения летит велосипедист. Я по тормозам, и в этот момент произошло столкновение…

Мальчик стал просить прощения и хотел уехать, но я сказала: «Давай осмотрим повреждения и решим, что дальше делать». Вышла из машины, поинтересовалась, как он сам, не нужна ли помощь? Он ответил, что с ним все в порядке. Это и так было видно, ведь ребенок не упал и не ударился.

Осмотрела машину, говорю ему: «Давай будем родителям звонить». Он начал просить, чтоб не звонила, так как боялся, что они у него велосипед отберут. Тогда я позвала супруга. Приехав, он решил сообщить родителям мальчика о происшествии.

Они пришли на место ДТП минут через 30, начали говорить, что это я его сбила. Решили вызвать сотрудников ГИБДД.

Дорожное ведомство указало водителю «Хонды» не ее нарушения: отъехала с места ДТП, не вызвала экстренную медицинскую помощь. Анастасия с ними согласна и не собирается оспаривать. Да и зачем: ведь это ошибки, совершенные уже после инцидента, а значит, не причина столкновения.

Суд да дело

Получив на руки определение об отказе в возбуждении административного дела, Фарит Баймухаметов подал жалобу в суд. Но производство по ней было прекращено, поскольку отказ отменили решением суда по прокурорскому протесту.

И это обстоятельство только усугубило положение Баймухаметовых. Ведь отказ был вынесен на основании того, что Артур не достиг совершеннолетия.

Но суд указал, что инспектор не определил в действиях велосипедиста состав административного правонарушения и не указал ответственность, предусмотренную КоАП.

Позже все участники происшествия были вновь опрошены. Со слов Артура было составлено новое объяснение, с которым отец мальчика согласился и подписал его.

Хотя в этом объяснении место ДТП почему-то назвали серединой перехода, где автомобиль был бы уже за спиной мальчика и маневрировать было бессмысленно. Но на самом деле это четверть дороги, то есть середина одной полосы.

В любом случае, бумага никак не повлияла на расстановку акцентов, которые заведомо сместились не в пользу велосипедиста.

Через месяц после случая на переходе вышло другое определение о прекращении производства по административному делу – с подробностями, как и требовал суд. В документе было указано, что ДТП произошло по вине велосипедиста, который, «выезжая с прилегающей территории на проезжую часть улицы Калинина, не предоставил преимущества в движении автомашине».

Однако Фарит Баймухаметов не намерен оставлять попытки доказать вину водителя «Хонды», не собирается оплачивать ремонт машины, который оценен в 15000 рублей. Он решительно свернул на путь судебных тяжб.

Для начала будет оспаривать, что его сын выехал с тротуара, а не с прилегающей территории. А по большому счету отец мальчика полагает, что дорожные правила нигде конкретно не указывают, что велосипед через переход нужно вести.

Он считает, что по «зебре» можно и ехать.

Но правило такое все же есть. Чтобы его изменить, надо выходить с предложением в высший законодательный орган государства. А можно дойти до международного суда, доказывая, что «наши» правила противоречат общепризнанным нормам, а это, как водится, долгие годы в очереди за своей «правдой».

Источник: https://mediazavod.ru/articles/daily/proisshestviya/126857/

Ваши права
Добавить комментарий